Вход для зарегистрированных
Регистрация | Забыли пароль?

Программы взаимодействия



Новые лица

Асташкин А.И.
Самарская область
Дадашева В.А.
Красноярский край
Почекунин А.
Чувашская Республика
Антипина Е.А.
Алтайский край
"IQUAL - Улучшение качества менеджмента в сфере государственного управления через применение европейской модели Common Assessment Framework (CAF)" (проект UNDP/RCPAR)


ПОЗДРАВЛЯЕМ С РЕГИСТРАЦИЕЙ
на нашем проекте!!!
Надеемся на Ваше активное участие!!!








Гражданин и Армия
«ЖУРНАЛИСТ» Виртуальный
СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

Революция фарцовщиков (неюбилейный сет)

Автор / источник: Эксперт Соловьёв Э. В. (Ростовская область)
Опубликовано: 14 сентября '09


То, что мир нуждается в прорывном глобальном переустройстве, для социалиста является общим местом. Левые интеллектуалы упорно, но пока безрезультативно, озадачены поиском движущей силы грядущей революции. Среди кандидатов уже назывались и неуязвимые воины Корана, и вооружённые современными программами нетократы, и «понаехавшие тут» в Европу жители бывших колоний, и люмпены-маргиналы. Простых тружеников современного «элитаристского» общества (если вспомнить термин мыслителя предперестроечных времён С.Платонова), то бишь, пролетариев, в этом списке давно уже нет. Равно как молодёжи и студентов.

Тем грустнее отметить главный мотор состоявшейся 18 лет назад «новой русской революции», как определил те и последовавшие за беловежскими соглашениями события Юрий Гиренко. Ибо её произвели не те, кто находится на периферии власти и капитала, а сам капитал, бывший на периферии советского социализма, тихой сапой прикормивший со времён оттепели 60-х большой отряд предприимчивых преемников заветов Ильича. А часть интеллектуалов, которые с самых разных позиций являлись противниками советского варианта социализма, была использована на полную катушку, как говорится, втёмную. И из модуса той революции проявились далеко не лучшие человеческие качества, а уж, тем паче – социальные последствия. Последствия августа 1991 года разделили вполне гомогенную страну на два антагонистических лагеря, и только извечная национальная терпимость (она же гражданская лень) позволяет существовать нынешней России единым целым.

А как же свободолюбивые интенции, вызревшие к проявлению в конце 80-х, воскликнет истинный либерал, он же демократ, он же прогрессист? Они-то были. Но оказались весьма технично использованными «фарцой» всех мастей, которая и создала удобную для себя структуру общества, названного «новой Россией».

Если коснуться этимологии слова «фарцовка», то поверив легендам, происходит оно от аглицкого выражения– For sale… На продажу… всё.

Так вот, ребята, стартовавшие с небезызвестного фестиваля молодёжи и студентов 1958 года, последовательно научились со жвачек и значков через джинсу и пласты добывать и множить валюту, и тихо создавать производственные мощности.
А на излёте советской власти это уже были люди, которые накопили довольно большие богатства: подпольно - цеховики, оптовики импортного ширпотреба, валютные спекулянты, а на поверхности – снабженцы-товароведы и коррумпированная номенклатура, связанная с «теневиками» всех мастей. Они-то и «сняли сливки», затеянной, казалось бы, на Старой площади перестройки. У этих техничных деятелей к моменту, предшествовавшему августу 1991 года, уже были огромные деньги, которые нужно было как-то легализовать.

Вторым фактором глубокой мотивации «компрадоров», как вспомнил этот термин Михаил Емельянов применительно к пришедшим в российскую власть кооператорам – будущим олигархам, была зависть западным образу жизни и потребительской корзине. Именно здесь корень психологической мотивации революционной активности «фарцы».

Но советская власть не давала им даже пукнуть. За спекуляцию - сажали, за доллары – расстреливали. Поэтому, бывшие советские фарцовщики, они же будущие российские компрадоры были крайне заинтересованы в горбачёвской перестройке. Немудрено, что после развала СССР и краха компартии именно эти люди захватили власть. Они очень быстро сформировались организационно и политически. При этом активно использовали главные привлекательные черты демократического проекта a la Europa & America, как то - декларирование свобод и прав человека, создания институтов гражданского общества, поддержка частной собственности, предпринимательства и конкуренции. Всё то, за что выступали антисоветские мыслители самой разной закваски - от Сахарова до Солженицына. Эти составляющие идеологии «свободного мира» явились яркой витриной для активизации широкой общественной поддержки, свои же «шкурные» интересы ребята напоказ старались не выставлять. Это сейчас для них вечеринки на «Авроре» - обыденность: «знай, быдло, нашу силу!». А тогда идейный локомотив переворота-1991, межрегиональная группа депутатов для масс декларировала борьбу с привилегиями партноменклатуры. Борис Николаевич в трамвае ездил.

На излёте брежневских времён именно хитроумные фарцовщики выступили как связующее звено между амбициозными комсомольцами и загнанными во все углы мира диссидентами. К 1985 году для «нового мЫшления» почва была подготовлена. Затем молодая коммунистическая поросль, уже изрядно искушённая западными стандартами потребления (и за это спасибо фарце!), в перестроечное время стала активно осваивать возвращённые из 20-х годов экономические формы и «богатеть по Бухарину». Борцы с режимом получили трибуну для выражения: журналы и газеты пестрели сенсационными разоблачениями, начали издаваться запрещённые художественные книги и научные труды. А люди стали собираться на площадях под флагами разнообразных народных фронтов. Началась тотальная «АССА». А если спроецировать карнавальную мешанину соловьёвского фильма на начавшийся общественный бардак, то сцена зимнего заплыва главных героев – опытного теневика Крымова и юного диссидента Бананана – показательно заканчивается уверенной победой персонажа Говорухина!

В августе 1991 года гнойник прорвало. Социалистические постулаты, подвергнутые анафеме, были загнаны в коллективное бессознательное. А те, кто обеспечивал идеологическое оправдание демонтажа СССР, были спокойно отодвинуты от властных рычагов. Притом, что перевёртыши из КПСС, теперь уже открыто лояльные мировому рынку, почти в полном составе сохранили свои места на средних уровнях госуправления. А самые удачливые из новой русской движущей силы, «достигнув высшей власти», быстро устроили структуру государства под себя. Такой «капитализм со звериным лицом» история уж успела подзабыть.

Вспоминая слова Маркса о характере повторяющихся событий, можно слегка перефразировать отца научного коммунизма. Первая российская революция минувшего века была истинной трагедией в самом широком смысле. А вот вторая, реверсивная попытка российского переустройства явно получилась как злой фарс, точнее говоря – как «фарц».




Вернуться к списку материалов

  • Фотографии





- Сообщений пока нет -

зарегистрированно участников:
всего: 2289 | инициатив: 80 | экспертов: 235 | онлайн: 1 | онлайн зарегистрированных: 0
Разработка сайта, поддержка
"Московская Интернет Компания"
Карта сайта Написать письмо На главную