Вход для зарегистрированных
Регистрация | Забыли пароль?

Программы взаимодействия



Новые лица

Магомедова М.М.
г. Москва
Самарин К.
г. Москва
Котин В.В.
Ставропольский край
Фалалеева И.Н.
Волгоградская область
Носикова Т.
Ярославская область

ПОЗДРАВЛЯЕМ С РЕГИСТРАЦИЕЙ
на нашем проекте!!!
Надеемся на Ваше активное участие!!!








Гражданин и Армия
«ЖУРНАЛИСТ» Виртуальный
ЭКСПЕРТИЗА ФРИП
Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '689', '5', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '107.22.63.172', '1498182104', '/materials/frip/wp-id_689/', '2017','6','23', '380337464', '')
Почаще залезайте в дебри

Автор / источник: "Журналистика и медиарынок" - журнал для не холодных людей (г. Москва)
Опубликовано: 14 сентября '09


Статья опубликована в сентябрьском номере журнала "Журналистика и медиарынок"

Хабаровские репортеры пришли к выводу, что тот, кто сейчас просто выживает, до конца кризиса может таки не дожить. И решили… создать Виртуальный Союз журналистов Дальнего Востока… без взносов, секретарш и должностей

Эти два хабаровских журналиста подружились совсем недавно, хотя жили и работали в одном городе. Генеральному директору информационно-телевизионной компании «Дальинформбюро» Андрею Мирмовичу - 47, а корреспонденту газеты «Хабаровский Экспресс» Константину Пронякину - 31. Несмотря на приличную разницу в возрасте эти люди чем-то очень похожи. Прежде всего, наверное, своим отношением к профессии и неугомонностью. Эти качества и «довели» двух коллег до идеи о создании Виртуального Союза журналистов Дальнего Востока. Давайте подслушаем, о чем говорят эти репортеры на самой окраине России. Похоже, разговор не очень веселый.

Кто твои учителя?

А.М.: - Костя, ты когда-нибудь был безработным? Или твои коллеги-знакомые? Какие чувства испытывает журналист, когда он не востребован?

К.П.: - Да, был, но, к счастью, эти периоды были короткими и исчислялись месяцами. Они в какой-то мере были для меня даже полезными. Первый раз я оказался без работы в 2002 году, когда пришлось увольняться из окружной газеты «Суворовский натиск». Здесь я служил срочную службу, сразу после педагогического университета. Мог остаться, но у меня была пара статьей о «дедовщине», после которых я год писал в «Суворике» под псевдонимом (двухгодичника нельзя было уволить до окончания службы), при том, что командующий войсками ДВО лично приказал отправить меня «в поля».

Когда снял погоны, то узнал цену журналистике. Придя к редактору краевой «Тихоокеанской звезды», где публиковался уже восемь лет, и постоянно поддерживал контакты, получил от ворот поворот. Он сослался на «мою скандальность». А я то думал, что меня сейчас с руками и ногами оторвут, куда я не приду. Чувства невостребованности у меня тогда не было, но пыл немного погас.

В краевой газете «Приамурские ведомости», куда меня приняли с большим испытательным сроком, я вдруг осознал, что не могу писать, у меня нет опыта - а системы, которая бы могла меня научить, школы - ее тоже нет. Поэтому брал за образец книги классиков, искал там диалоги, смотрел, как они строятся, и выводил у себя на бумаге. Так потихоньку и писал. Спроси меня: кого считаю своим учителем, у кого учился практике? Но у меня таких на пути не было. Если только вспомнить Евгения Бугаенко, заведующего Дальневосточным отделением Агентства печати «Новости», который рассказал мне что такое лид и как он правильно пишется… Второй раз меня сократили уже в нынешнем году с должности редактора, когда оптимизировали работу филиалов «Российской газеты» в регионах. Пережил.

А.М.: - Я как-то задавал этот вопрос нескольким своим коллегам-руководителям СМИ, в частности, директору ЗАО «Коммерсантъ в Хабаровске» уважаемому мной журналисту Сереже Мингазову. И тебя хочется спросить. Совсем недавно я буквально за уши притягивал к нам в профессию новых людей, даже выучил журналистов, некоторых редакторов газет из представителей других специальностей, курсы проводил, поскольку кадров в нашей отрасли не хватало. Как ты думаешь, почему сейчас вдруг на Дальнем Востоке опытные журналисты оказываются не у дел? Не говорю уже о молодых.

К.П.: - Сейчас на Дальнем Востоке, по большому счету никто не нужен. Жизнь общая гаснет, как это ни прискорбно, а с ней и информационная. Ведь даже центральным СМИ теперь проще взять фактуру по телефону, чем держать здесь собкора. Росстат опубликовал статистику убыли населения в России. Так вот, через 60 лет несколько субъектов ДФО полностью «вымрут», в Магаданской области не останется ни одного жителя уже через 57 лет, на Чукотке через 66 лет.

Новости с медиа-побережья

А.М.: - Ты знаешь лучше меня, Костя, что в Хабаровске нет ни одного независимого информационного агентства, которое бы свободно освещало всю жизнь региона в комплексе. Нет ни одного информационного сайта, где бы можно было почерпнуть глоток свежей, так сказать, независимой информации. Все новости о Хабаровском крае, к тому же похожие друга на друга как близнецы, мы почему-то узнаем через приморские информагентства. Это при том, что у нас - столица ДФО. Не обескураживает тебя такая ситуация?

К.П.: - Чем меньше разных СМИ, тем легче их контролировать, управлять и выдавать дозировано и только нужную властям информацию. Что собственно и было в крае. У нас слабо развит бизнес, а если и он существует, и работает, то почти полностью подконтролен власти. В Приморье сразу зародилось несколько политических и бизнес-группировок, которые, «вооружаясь» медиаструктурами, устраивали информационные войны. Когда войны отгремели, журналисты перешли на мирные рельсы, сумев оставить в целости и издания.

Возьмем Благовещенск. Только на официальном сайте администрации Амурской области (население - около 900 тыс. чел.) зафиксировано около 130 печатных, электронных, виртуальных СМИ. В последние два года этот отряд постоянно пополняется новыми журналами и сайтами. Несмотря на наличие вакансий в разных СМИ Благовещенска, на 20 августа 2009 года 6 дипломированных журналистов не могут найти работу. Главная причина, как объясняет председатель региональной общественной организации «Амурский центр региональной прессы» Валентина Кобзарь, в слишком высокой их квалификации - она мешает утверждаться в профессии несостоявшимся педагогам, пришедшим в свое время в прессу. Средняя заработная плата в благовещенских СМИ - около 15 тыс. руб.

В Хабаровске идут серьезные сокращения. Правда, директора-редактора, как и положено, молчат. Так в газете «Приамурские ведомости» расторгнуты договоры со всеми внештатными корреспондентами. Штатным уменьшен оклад на 30% и сокращен рабочий день на 2,5 часа. На краевом телевидении, в ИТА «Губерния» сократили штат операторов почти в два раза, журналистов пока не тронули. В газете «Тихоокеанская звезда» тоже расторгли договоры с нештатными корреспондентами. У остальных уменьшили оклады, людей пенсионного возраста уволили, переведя на договорную основу.

Представь, гонорар в этих изданиях - от одного рубля за строчку до четырех рублей. Фотоснимок в «Молодом дальневосточнике» стоит 60 рублей, в «ТОЗе» до 100 рублей, в «Приамурских ведомостях» до 150 рублей. Средняя заработная плата в этих изданиях около 12 тыс. рублей.

Зато частная независимая городская газета «Хабаровский Экспресс», в которую раньше журналисты шли с неохотой из-за того, что она «не дружила» с властями, увеличила штат, здесь даже подняли зарплату.

Непростой остается ситуация с информационной свободой на побережье Хабаровского края. Как передает редактор газеты «Мое побережье» Татьяна Седых, за пять лет газета и ее редактор подвергались нападениям бандитов всех мастей: был сожжен дом и машина редактора, была попытка сбить редактора автомобилем, был сожжен целый тираж газеты, газету запрещали продавать, а потому не принимали в торговые точки, выпускались фальшивые номера-двойники, нападению подвергалась квартира редактора. Ни одно из преступлений за пять лет не раскрыто! За весь этот период коллектив редакции не раз нуждался в информационной поддержке медиа-сообщества края, но на нее решались лишь отдельные редактора и журналисты (в том числе и ты, Андрей, насколько я знаю), а остальные предпочитали делать вид, что не замечают чудовищности происходящего. Все эти годы молчал и Союз журналистов Хабаровского края.

По Дальнему Востоку закрыты филиалы «Российской газеты» (в Якутске, Благовещенске, Южно-Сахалинске и Владивостоке). Остался филиал в Хабаровске, с одним корреспондентом.

А на днях Москва сократила представительство «Коммерсанта» в Хабаровске. Работало здесь 27 человек. Практически всех журналистов уволили, переведя на внештатную основу. Деваться людям некуда, новых серьезных общественно-политических СМИ не создается в крае на протяжении десяти последних лет.

Новая модель информационного ресурса

А.М.: - Когда я ночью прислал тебе совершенно фантастическую идею создать хотя бы виртуальный союз журналистов Дальнего Востока, ты вдруг сразу эту идею выплеснул на сайт. Неужели веришь, что журналистов Дальнего Востока можно объединить? У нас даже городские хабаровские журналисты стараются быть каждый сам по себе, а мы замахиваемся на весь огромный регион. А ведь, по сути, даже не знаем, что происходит в журналистике соседнего Приморья, Амурской области, Якутии. И тут вдруг - СОЮЗ... Бред мечтателей? Да?

К.П.: - Да, если другие журналисты не поддержат нашу идею о дальневосточном Союзе, то искусственно его тянуть нет никакого смысла. Хотя, я думаю, настало время, когда в организации Союза нам надо ориентироваться не только на СМИ, которые у нас худо-бедно есть, но на совершенно новую модель - СМК (средства массовой коммуникации), при которой в создании информационного ресурса будут активно задействованы и читатели, и зрители, когда уйдет резкая грань в авторстве между пишущими и читающими. Тем самым, появится возможность вовлечь активную часть населения в обсуждение любых общественно значимых тем, программ и проектов. Кстати, это и власти и бизнесу будет только на пользу.

Здесь есть опасность, что пропадет как таковая сама профессия журналиста. Но в том то и мастерство репортера, чтобы не потеряться среди читателей. Это как в школе, на уроке, когда учитель предлагает ситуацию, и месте с учениками ее решает, обучая их, передавая им частичку новых знаний, при том, он на голову выше учеников. Так и у нас должно получиться: мы информируем, и вместе с читателем анализируем, расширяем горизонт, при этом у каждого держится интерес и к процессу, и к информации. И еще, журналисты должны быть вне политики. Тогда им будут доверять читатели.

Именно установка на диалог может стать наиболее плодотворной для дальнейшей работы над проектом, которая перерастет в программу действий, для формирования профессионального сообщества журналистов, и для становления новой «коммуникативной» журналистики. А что ты имел в виду под созданием Виртуального Союза журналистов Дальнего Востока?

Мы стали другими

А.М.: - Как-то на единственном в Хабаровске более-менее свободном сайте один приезжий удивился, сравнивая наш регион с другими. Дескать, почему у нас журналисты так разобщены? Действительно, раньше проводили мы совместные акции, мероприятия, турниры, выезды, даже 5 мая в день печати был большой и белый пароход, на котором все смишники, невзирая на ранги и звания, вместе открывали навигацию на Амуре.

Что же произошло? Мы стали другими? У нас, к примеру, нынче не защищают журналисты своих коллег в случае судебных преследований или каких-то наездов, а тихо потирают руки, не интересуются жизнью друг друга, не говоря уже о помощи какой-то юридической и просто поддержке, у нас в большинстве журналисты не помогают друг другу, как раньше, писать материалы, устраиваться на работу и тому подобное.

К.П.: - Поскольку журналистика - интеллектуальный труд, то понятно, почему каждая редакция и каждый журналист теперь конкурируют с другими и, в общем-то, действительно, некоторые радуются неудачам и провалам других. Надо выживать.

А.М.: - Не так давно президент крупнейшего банка нашего региона Андрей Шляховой после того, как его структура чуть не рухнула в три дня, сказал неожиданную вещь, мол, тот, кто просто выживает в кризис, до конца может не дожить. Нужно не выживать, а строить будущее. Вот для этого и нужны новые формы журналистского «союзничества». Мы можем в силу наших расстояний и стоимости билетов на Дальнем Востоке даже не видеть друг друга, но делать общее дело.

К.П.: - Раньше членство в союзе журналистов давало дополнительные преимущества, но накладывало и дополнительные ограничения, и чем больше было первых, тем жестче были вторые. А что может реально предложить наш Союз, о каком деле ты говоришь?

А.М.: - Раньше и колбаса стоила 2.20, и партийные тиражи были миллионные, и Интернета не было. А Союз может предложить только союз. Остальное приложится.

Нужна ли она, свобода слова?

К.П.: - Андрей, тебя не раз избивали за скандальные материалы, но коллеги молчаливо отсиживались и не вставали на защиту. Тебе вручали премию Фонда защиты гласности, но думаю, мало нашлось людей, кто подошел и поздравил тебя. Почему журналисты позволяют ставить себя в положение прислужников?

- Били то всего два раза, когда я работал в «Коммерсанте» и потом - в «АиФе». Первый раз меня защитил мой друг детства внештатный корреспондент «Приамурских ведомостей» Игорь Сальников, написав заметку, а второй раз - начинающая коллега, а нынче одна из лучших журналисток-расследователей Хабаровска Оксана Омельчук, которая работала тогда в «Амурском меридиане», тоже написав заметку. Кстати, когда мне вручили премию, я сам пригласил около тридцати своих близких коллег в нашу кафешку «Минус два», где мы и обмыли это событие. Жена очень сердилась, что я столько денег истратил.

Только сегодня ситуация несколько иная. Директора многих СМИ, особенно придворных, под «сенью» кризиса решают свои личные финансовые проблемы, нередко обирая подчиненных, зная, что деваться людям некуда. Это неофициально подтверждают даже сами «хозяева» медиаструктур - краевые и городские чиновники. Но это еще больше давит на наших с тобой коллег, они еще сильнее сжимаются в комок и терпят из последних сил. Но при том прежний обязательный и ненавистный уровень лояльности к власти умножен на резко повысившийся, и теперь тоже ненавистный, уровень лояльности к директору. Это я знаю точно, сам был директором. Но это не прислужничество, а тяжкий крест репортеров Хабаровского края, являющегося по данным Фонда защиты гласности одним из самых проблемных регионов с точки зрения свободы слова.

Другой вопрос, нужна ли кому-то из нас в крае эта свобода? И виноваты в этом отчасти мы сами, поскольку многие в свое время добровольно отказались от права на собственное мнение и собственный независимый информационный бизнес в надежде на то, что власть одной рукой будет давать, но потом нам все же разрешит быть свободными. Этим заблуждением многие болеют.

Я бы вовсе запретил властям всех уровней иметь карманные СМИ, ведь они практически все убыточные в провинции. Есть экономические механизмы финансовой поддержки СМИ, те же конкурсы, тендеры (только открытые и максимально гласные) на размещение государственных и муниципальных заказов, в том числе и информационных. Это было бы дешевле для страны, и значительно бы диверсифицировало административный ресурс, поверь.

Мы поступки не совершаем

К.П.: - И все же чем может помочь сообщество журналистов своим коллегам?

- А чем помогает, к примеру, бизнесменам наше Хабаровское краевое объединение промышленников и предпринимателей, куда я по простоте душевной вступил в свое время, надеясь на корпоративные и общественные механизмы? Или Союз художников? Я тебе раскрою лишь главный секрет, мы даже взносов собирать не будем, нам не нужны секретарши и должности. Мы будем зарабатывать коллективным умом, а заработанные средства вкладывать в поддержку каждого журналиста, который хочет работать. Что касается программы Союза и прочих документов, то на них можно взглянуть на сайте «Дебри ДВ». Я всем коллегам и давно советовал почаще залезать в дебри.

К.П.: - Кстати, на кого можно ориентироваться в местной журналистике. Ты можешь назвать пару изданий и журналистов - золотых перьев?

- Конечно, парочку могу, но разовью твою мысль. Я два десятка лет после начала перестройки был руководителем СМИ, правда, негосударственных. И сегодня убежден, что наша краевая, а может и дальневосточная медиасреда, скажем так, в принципе не заточена под создание «звезд» и «звездочек» в журналистике. Потому что знаковой фигурой в журналистике можно стать только тогда, когда совершишь в профессии поступок, и не один. А мы поступки не совершаем. И другим коллегам этого не даем делать. Для того, чтобы изменить эту ситуацию, нужны годы.

А вот ты мне скажи, мы с тобой работали в разных регионах Дальнего Востока и разные по опыту и возрасту. Но на нашу идею о создании ВСЖДВ пришло много отзывов от коллег, в основном позитивных. Правда, почему-то из Хабаровска поддержали немногие. А вот в других регионах идею горячо одобрили, и, причем одобрили даже региональные отделения СЖ РФ.

К.П.: - Я прихожу на пресс-конференции и не вижу знакомых лиц среди коллег. Каждый раз все новые и новые люди. У нас нынче это не журналистика, а какой-то конвейер, где набирают, пропускают через себя однодневок-корреспондентов, а потом выплевывают. Профессия дезавуируется. К тому же у нас в крае меньше изданий, чем в других субъектах Дальнего Востока, и они ко всему зависимые, а значит зависимы и журналисты, как бы они того не хотели.

- И щепетильный вопрос, можешь не отвечать, а то еще попадешь в неблагонадежные журналисты. Но спрошу. Как считаешь, наше письмо о создании Союза журналистов Дальнего Востока, адресованное нашему бывшему губернатору и новому полпреду в ДВФО Виктору Ишаеву - это нужный шаг или бесполезный? А может, вообще считаешь, что такие обращения - «лизинг» перед властью?

К.П.: - Подождем ответа, если таковой будет…

- А я добавлю, тем самым пока мы выполняли только свою непосредственную задачу - информирование, в том числе и чиновников.

Записала Анастасия Любимова


.




Вернуться к списку материалов



Поступившие сообщения
Дмитрий Судаков, Хабаровский край (13 Октября 2009 в 06:19:52)

Друзья, прекрасен ваш Союз... Сама идея понятна и в теории, конечно, хороша.
"Мы будем зарабатывать коллективным умом, а заработанные средства вкладывать в поддержку каждого журналиста, который хочет работать." - это как, что-то с трудом представляю?
На мой взгляд, все-таки пусть и виртуальный, но союз должен хотя бы попытаться сделать то, что не делает здесь поистине виртуальный СЖ. Среди реальных, на мой взгляд, предложений - 1)интернет-биржа вакансий или резюме журиков ДВ; 2) интерактивная юрид. консультация (приемная с ответами на конкретные вопросы) для работников СМИ; 3)получение на месте - без выезда в Москву - удостоверения международного образца.
Если хотя бы что-то из этого получится сделать, попутно объединяя тех, кто хочет что-то сделать, тогда виртуальный Союз ДВ уже оправдает свое существование, да и люди в него потянутся)))

зарегистрированно участников:
всего: 2852 | инициатив: 99 | экспертов: 340 | онлайн: Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '1210108981', '7', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '107.22.63.172', '1498182104', '/materials/frip/wp-id_689/', '2017','6','23', '380337464', '')Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist SELECT * FROM adv_stats WHERE type_id='7' AND time>=1498181984 and user_id=0 group by u_crc0
Разработка сайта, поддержка
"Московская Интернет Компания"
Карта сайта Написать письмо На главную