Вход для зарегистрированных
Регистрация | Забыли пароль?

Программы взаимодействия



Новые лица

Магомедова М.М.
г. Москва
Самарин К.
г. Москва
Котин В.В.
Ставропольский край
Фалалеева И.Н.
Волгоградская область
Носикова Т.
Ярославская область

ПОЗДРАВЛЯЕМ С РЕГИСТРАЦИЕЙ
на нашем проекте!!!
Надеемся на Ваше активное участие!!!








Гражданин и Армия
«ЖУРНАЛИСТ» Виртуальный
ЭКСПЕРТИЗА ФРИП
Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '355', '5', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '107.22.63.172', '1498182012', '/materials/frip/wp-id_355/', '2017','6','23', '380337464', '')
Информационное пространство России переживает эпоху феодальной раздробленности

Автор / источник: Эксперт Мусаев М. Ш. (Республика Дагестан)
Опубликовано: 24 июня '08



Участие в двух разных диалоговых площадках касающихся деятельности СМИ натолкнула меня на написание обзорной статьи о существующих проблемах в российской и дагестанской журналистике.
На ежегодной IV всероссийской конференции «Информационное партнёрство: Власть – Общество – СМИ», в Москве, обсуждали региональные аспекты информационной политики, эффективные модели информационного партнерства и создания единого информационного пространства. Конференция была организована Фондом Развития Информационной Политики. В ней приняли участие региональные эксперты и журналисты из 65 субъектов России, представители Центральной избирательной комиссии, и территориальных избирательных комиссий. В заключительной части конференции состоялась встреча с Председателем Совета Федерации Федерального Собрания РФ Сергеем Мироновым.

А в Махачкале проходил семинар на тему «Укрепление союза журналистов и защита свободы слова». Семинар был организован по инициативе Союза журналистов России, Дагестана и при участии Международной Федерации журналистов, СЖ Норвегии. В работе семинара приняли участие: секретари СЖ РФ Г.Гутионтов, Н.Ажгихина, норвежский координатор проекта СЖ Норвегии Эва Стабелл, секретарь Профсоюза журналистов Хорватии Маринка Болжковач-Беркович, редактора республиканских печатных и электронных СМИ, представители журналистских организаций Дагестана, Чечни, Калмыкии, Северной Осетии-Алании.
В последнее время политики и госчиновники, Дагестана не раз заявляли о том, что положение со свободой слова в Дагестане гораздо лучше, чем в других регионах России. Обосновывают они свои заявления наличием критических статей в газетах. Якобы критикуют чиновников всех звеньев и даже президента республики.
Поводом для таких заявлений так же послужили и данные мониторинга Фонда защиты гласности. По результатам мониторинга фонда в период сентябрь 2006 - февраль 2007, более свободными стали СМИ в шести регионах, среди которых и Дагестан. Ситуация также улучшилась и в Карелии, Кабардино-Балкарии, Республике Алтай, Ставропольском крае и Тюменской области. Дагестан вошел в список 19 регионов России, где самая высокая в стране степень свободы слова.
Проблему гласности не обошли стороной и участники семинара по теме «Укрепление союза журналистов и защита свободы слова». В частности министр по национальной политике, информации и внешним связям РД Эдуард Уразаев отметил, что Дагестан относится к регионам с относительно высоким уровнем свободы слова. Это не значит, что у нас в профессиональной сфере нет проблем, сказал министр, ибо на фоне негосударственных СМИ встречаются откровенно «желтые» издания, использующие грязные политтехнологии. – Но это болезнь переходного периода, - резюмировал Эдуард Уразаев, - которую мы успешно преодолеваем, используя многовековые традиции народов, населяющих нашу республику. - Он также подчеркнул, что многие национальные издания не дотягивают до профессиональной планки, что вызывает проблемы с тиражами.
Председатель Союза Журналистов Дагестана Али Камалов так же отметил о благополучии Дагестана по соблюдению свободы слова. Он объяснил, что президент Дагестана Муху Алиев спокойно относится к критике в газетах. Не преследует своих обидчиков журналистов, не оказывает на них давление, и не пытается закрыть или создать проблемы учредителям газет. – «Иногда он высказывает свое мнение, по поводу той или иной публикации, и может не согласиться с журналистом», - отметил Али Камалов
Действительно в Дагестане критика власти имеет место. Критиковали и критикуют как прежнего главу республики, так и нынешнего. Во многих других регионах первые лица неприкосновенны. Они могут попасть под огонь критики, только какого ни будь федерального СМИ.
Но вопрос терпимости президентом республики критики спорный. Муху Алиев не один раз призывал правоохранительные органы разобраться с негосударственными газетами. В условиях Дагестана мнение президента могут воспринять как «фас», не говоря уже о его призывах. А проблемы возникают у всех журналистов без разбору.
Наличие критики в дагестанских газетах можно объяснить клановой и национальной много полярностью. Другими словами критика обусловлена существующими противоречиями между правящими кланами, которые развязывают друг против друга информационные войны и сливают компроматы. А противоречия между кланами возникают при дележе постов и бюджетных средств. Следовательно, и критика ни беспристрастна, а статьи ни всегда объективны.
Отсюда вывод журналисты и медиа сообщества и тем более граждане Дагестана не обладают свободой слова. Им обладают и злоупотребляют клановые группировки. Свобода слова этим группировкам гарантирована не Конституцией, а определенными финансовыми ресурсами, и силовой поддержкой.
Статья на актуальную тему с подачи журналиста может быть опубликована, только если это отвечает личным интересам учредителя. Поэтому журналистам во многих случаях приходится молчать или писать на заказные темы. А газетная политика учредителей носит, выражено избирательный характер. В Дагестане практически нет журналистского сообщества объединенного по интересам и по профессиональному принципу.

***
Многие республиканские и практически все муниципальные газеты в Дагестане датируются из бюджета. Учредители этих газет главы местных администраций назначают на журналистские должности кого угодно, а те в свою очередь печатают все что угодно. Большинство материалов в муниципальных газетах это републикации. Прецедентов критики местной власти в «муниципалках», не было.
Хотя в большинстве муниципальных районах и городских округах есть местная оппозиция, которая выступает против коррупции и насилия со стороны правоохранительных органов. Но местные газеты их, мягко говоря, игнорируют.
Поэтому региональные и муниципальные СМИ, пропагандируя не всегда законные действия государственных и муниципальных служащих, превратились в средства массовой дезинформации, а так же в средство отмывания бюджетных средств.
При таком раскладе в СМИ Дагестана оказываются люди, которые занимаются не своим делом. Они не являются журналистами ни по призванию, ни по образованию. Но в редакциях телеканалов и газет они оказались не случайно. Если СМИ рассматривать по местным понятиям как элемент клановой системы, - это считается нормальным. То есть журналистов назначают по принципу родственных и дружественных связей. Таким образом, они просто занимают место либо занимаются не своим делом. Содержание большого количества таких кадров, становится возможным благодаря дотациям из бюджета.
В основном на этом наживаются главные редактора. Возможно, по известной коррупционной схеме процент отката уходит и наверх, а что-то перепадает и корреспондентам. Семейными подрядами в редакциях дагестанского радио телевиденья и газет никого не удивишь. Поэтому чтоб защищать права журналистов сначала нужно разобраться, кто есть журналист. Иначе все инициативы правозащитных организации по защите прав журналистов могут послужить интересам определенных родственно клановых группировок. Получится так, что эти группы укрепят свои позиции в деле отъема бюджетных средств и получении различных преференции для расширения своего семейного бизнеса.
Однако на махачкалинском семинаре получилось, так что говорили о создании профсоюза журналистов, без участия части журналистов, которые на самом деле заинтересованы в его создании. На семинаре не было журналистов, по крайней мере, из двух частных республиканских газет, неподконтрольных официальными властями Дагестана. О развитии, какого то профсоюзного движения, можно говорить только тогда когда журналисты осознают роль такого союза.


В таких условиях информационное пространство оказывается монополизированной узким кругом людей.
Если каждый глава административно-территориального образования на вверенной ему территории создает собственное информационное пространство, создания общегосударственного информационного пространства становится проблематичной.
Напомню, проблему создания единого информационного пространства, обсуждали на конференции российского Фонда Развития Информационной Политики в Москве. Другим препятствием решения этой проблемы является вездесущая цензура.
На мой взгляд, информационное пространство следует рассматривать как единый рынок, где должен действовать основной экономический закон свободной конкуренции. На современном этапе информационное пространство становится одним из важных сегментов рыночной экономики.
Закон конкуренции заработает тогда, когда власть будет регулировать, а общество контролировать информационный рынок. Но в России все наоборот. Более того, вследствие применения различных форм неофициальных запретов, негосударственный сектор СМИ стал ничтожно мал, а цензура становится тотальной.
Самой распространенной формой цензуры является административное давление, и препятствование журналистской деятельности. На «Северном Кавказе» такая форма ограничения работы журналистов как самацензура более действенна, поскольку здесь давление не редко доходит до угроз, и нет никаких гарантий безопасности.
Редактора газет вынуждены работать под постоянной указкой, потому что они поставлены в финансовую зависимость от чиновников. В таком положении находятся не только государственные СМИ, составляющие большую часть телевизионных каналов и печатных изданий, но и частные газеты. В Дагестане некоторые республиканские частные издания тоже негласно финансируются из бюджета. Такая практика существует и в некоторых других регионах.
Не менее распространенной формой препятствования работе журналистов является ограничение допуска представителей независимых газет в органы государственной власти. Несовершенство законодательства дает представителям власти широкие возможности чинить журналистам препятствия. Казалось бы, Конституция РФ отменяет цензуру. Но на практике нет никаких конкретных юридических гарантий того, что цензуры не будет.
Лазейки в законе «О средствах массовой информации» как раз токи допускают цензуру во всех его проявлениях. С момента принятия в 1991 года закон «О средствах массовой информации» практически не менялся.
Хотя о недостатках Закона говорит печальная судебная практика, когда журналисты оказываются на скамье подсудимых, а правосудие, на стороне обвинения. О несовершенстве Закона так же говорят сами журналисты, и эксперты. Но власть, по всей видимости, не заинтересована в доработке Закона. Наоборот делаются попытки переписать и дополнить Закон жесткими санкциями в отношении говорящей и пишущей братии.
В условиях отсутствия свободы слова и конкуренции профессиональный рост становится невозможным. В результате без официального запрета темы: «политика», «экономика» становятся запретными. Нельзя трогать федеральную и региональную власть, местных чиновников, монополистов которые беззастенчиво грабят народ. Даже звезд эстрады нельзя трогать, потому что они связаны с мафией. Все чиновники, бизнесмены, звезды «хорошие». Плохими они становятся, когда за купюры заказывают друг друга. Но это уже совсем другая древнейшая профессия, не имеющая отношение к журналистике.
Информационная политика или пропаганда.
В России с ее обширной территорией, разными комфессиями и народами информационный сегмент рынка играет ключевую роль, в развитии общенациональной экономики, выравнивании регионов, формирования информационного и культурного пространства, в осуществлении внутренней и внешней политики. Создать информационное пространство, можно поставляя на рынок качественный продукт.
У нас же СМИ монополизированы чиновниками и служат не обществу и не государству, а этим самым чиновника. Государство и общество страдают дефицитом информации. С помощью бюджетной сети официальных и региональных газет чиновники разных уровней практически повсеместно перекрывают альтернативные источники информации. По этой причине не происходит информационный обмен между федеральным центром и регионами.
Не имея обратной связи из регионов, власть, даже если захочет, не сможет отвечать на запросы общества, и осуществлять эффективную внутреннюю политику. Власть сама себя лишает органов чувств. Без открытых дискуссионных клубов, диалога федеральные центры принятия решений долго не смогут обходиться. А социально-экономическая политика, к примеру, национальные проекты будут для общества непонятными. Что общедоступно разъяснить это не хватает журналистских кадров. Все действия властей сопровождаются журналистскими «ура». Но толком не объясняются их полезность, ну а бесполезность тем более.
Нынешняя модель информационной политики сводится к организации трибун для пропаганды правящей партии. Партия власти и фракция, в Государственной думе сформированная явно не по профессиональному принципу без конца говорят, что они самые лучшие. Однако партия не предлагает программы, соответствующей той роли, на которую она претендует. Вообще странно, что партия не первый срок правит, а его представители мало и невнятно говорят об идеологии. И это еще раз подтверждает, большой дефицит идей.
Если власть и общество по большому счету дезинформированы, то какая же это информационная политика. В таких условиях целые регионы выпадают из информационного пространства. К примеру, газеты журналы книги не доходят до жителей сельских районов Дагестана из-за неразвитости транспортной инфраструктуры. В республике все большее распространение получает религиозная литература зарубежных авторов. Поэтому трудно верится в перспективу «авторитарной стабилизации» в России. Эта модель сейчас внедряется некоторыми политтехнологами, как в советские времена вера в светлое будущее.
Исходя из вышеуказанных проблем на конференции FRIP, во время встречи региональных экспертов и журналистов со спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым я предложил разработать законопроект – Об информационной политике в РФ, с тем, чтобы субъектами этой политики стали общественные организации региональные журналистские сообщества, политические партии не только предоставленные в Государственной Думе РФ. Закон должен снять административные барьеры между центром и регионами. И вообще главы администрации не должны обладать полномочиями по своему усмотрению, открывать СМИ за счет средств налогоплательщиков. Такое количество СМИ для Дагестана не нужны. И вообще СМИ, финансируемые из бюджетов неэффективны. Государственная поддержка СМИ должна осуществляется не из рук местных чиновников, а в обход них по грантовой системе.




Вернуться к списку материалов




- Сообщений пока нет -

зарегистрированно участников:
всего: 2852 | инициатив: 99 | экспертов: 340 | онлайн: Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '3683901528', '7', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '107.22.63.172', '1498182012', '/materials/frip/wp-id_355/', '2017','6','23', '380337464', '')Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist SELECT * FROM adv_stats WHERE type_id='7' AND time>=1498181892 and user_id=0 group by u_crc0
Разработка сайта, поддержка
"Московская Интернет Компания"
Карта сайта Написать письмо На главную