Вход для зарегистрированных
Регистрация | Забыли пароль?

Программы взаимодействия



Новые лица

Магомедова М.М.
г. Москва
Самарин К.
г. Москва
Котин В.В.
Ставропольский край
Фалалеева И.Н.
Волгоградская область
Носикова Т.
Ярославская область

ПОЗДРАВЛЯЕМ С РЕГИСТРАЦИЕЙ
на нашем проекте!!!
Надеемся на Ваше активное участие!!!








Гражданин и Армия
«ЖУРНАЛИСТ» Виртуальный
ЭКСПЕРТИЗА ФРИП
Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '1675', '5', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.224.121.93', '1498262819', '/materials/frip/wp-id_1675/', '2017','6','24', '766712298', '')
Выборы: интернет против телевизора

Автор / источник: Эксперт Мирошниченко А. . (г. Москва)
Опубликовано: 12 декабря '11


Телевидение перестает быть решающей силой в установлении и поддержании политического режима

В предвыборном вареве рафинировались две основные, реально противостоящие силы, заинтересованные в прямо противоположном исходе выборов. Это телевизор и интернет. Собственно, это теперь и есть две реальные политические силы. Остальные выполняют операцию прикрытия.

Окончательная поляризация оформилась ранним утром 4 декабря в ходе Ddos-атак на отдельные сайты, связанные с «Голосом» (видимо, таков был критерий отбора). Однако если уж бить по информационно-координационной функции интернета, то надо валить весь интернет. Частичная и очевидно кем заказанная атака интернету ничего не портит, она его только мобилизует. Выпавшие каналы информирования тут же были заменены новыми. Без чьей-либо указки – оно само все сорганизовалось.

Охранители старого катастрофически не успевают за изменением общественно-технологического уклада, они его не понимают. Бюрократический подход работает не для эффекта в поле, а для отчета наверх. Для отчета достаточно обрушить сайт «Эха Москвы» и «Карты нарушений». Это начальству понятно. А то, что интернету такие обрушения пустяк, – понять непросто. И ладно.

Эта система не может противостоять сетевой природе. Пожалуй, институты вообще не могут противостоять сети, потому что стоят на предыдущей ступени эволюции.

Но даже если предположить, что владельцы телевизора поняли бы всё про эффективность правильно и технически могли бы вырубить интернет целиком, они не стали бы это делать – уже по политическим мотивам. Главной референтной группой властей является не народ, а западные правительства. Для Запада выборы должны выглядеть, как выборы, – с тем приемлемым набором локальных особенностей, на которые Запад согласен закрывать глаза. Но не больше. Если же вырубать весь интернет (если это, вообще, возможно), то придется валить, прежде всего, твиттер и фэйсбук. А это бренды, непросто знакомые западному человеку, они для него – знаковые. Тут уже западные демократии сами начнут возмущаться, с кем это якшаются их лидеры. На это тамошние элиты не пойдут – им самим избираться.

Так что прозападная ориентация российских властей является гарантией нерушимости интернета в целом. Но нюансы, конечно, могут быть. И нюансы будут нарастать. Потому что скоро грядут Главные Выборы. Все то, что сейчас вызывало возмущение, – это только цветочки. Ягодки будут впереди.

Прошедшие выборы – это не столько определение численного состава Госдумы, сколько проверка, испытание:
1) работоспособности аппарата;
2) сопротивления материала;
3) дееспособности интернета.

Судя по опубликованным первым результатам ЦИКа, власть поступила довольно разумно, пошла на уступки и не стала обострять противоречий между телевизором и интернетом. Ведь если бы нарисовали 55 или 60 процентов, население интернета приняло бы выборы как предельно нелегитимные целиком, а не в каких-то своих частях. Но нет, цифры выглядят компромиссно; по крайней мере, не столь «зажигательно». Основания для возмущения есть, но партии с результатом согласятся и бузить не станут – они все получили больше, чем имели. А массив интернета еще не столь критичен, чтобы рождать самостоятельную движуху.

И, кроме того, эти цифры дают Владимиру Путину задел роста на мартовских выборах. Нетрудно набрать больше и еще раз показать всем, кто в стране ключевая сила – больше любой партии. Так что, несмотря на довольно бурный (в интернете) день, последствия будут, видимо, достаточно спокойными.

Тем не менее, айфон и шансон 4 декабря сгруппировались по-новому: Россия интернетная и Россия телевизорная. Самая большая опасность для гражданского мира заключается в том, что они находятся на одной территории и очень уж противоположны по широкому кругу идеологических, бытовых и эстетических воззрений.

Сейчас Россия телевизорная еще выдерживает натиск, хотя уже с трудом. Но очевидно, что телевизор – уходящая натура. Рано или поздно охват интернета сравняется с размерами электората. А на этих же людей претендуют хозяева телевизора. Но критические события наступят даже раньше – когда интернет-охват достигнет 50% или 60% электората.

Интернет ни в чем не виноват. Он лишь разрушает монополию телевизора на ложь. Интернет и сам может лгать. Но, не имея центра, он обязательно лжет по-разному. Отчего любая ложь в конце концов нивелируется и перерабатывается если не в правду, то в соответствие тем противоречиям, которые реально присутствуют в обществе. А значит, в адекватность. Эта адекватность, конечно, отнимает людей у телевизора, как только они знакомятся с интернетом. Вот поэтому интернет с телевизором – принципиальные враги.

Применительно к выборам действенность интернета можно описать следующим образом. Если телевизорный результат слишком разойдется с ощущениями интернета, а интернет при этом вместит уже значительную часть электората, то подобное несоответствие закладывает основы для сценариев по типу площади Тахрир и прочей оранжевой революции. Проще говоря, из-за интернета в телевизоре уже нельзя пририсовывать слишком много.

Не говоря уж о том, какую большую идеологическую обработку избирателя интернет провел перед выборами – и вопреки телевизорным наущениям. Благодаря интернету большое количество людей пошло голосовать впервые. А огромное количество проголосовало по тактике, предложенной интернетом («за-любую-кроме»), – и опять-таки: лишь бы против телевизионного наущения.

Вывод прост – телевидение, приведшее нынешний режим к власти в начале 90-х, перестает быть решающим фактором установления и поддержания политического режима.

Но еще не сейчас. Сейчас противостояние двух медиатехнологий – монопольной и распределенной – в самом разгаре.

www.openspace.ru/media/air/details/32409/




Вернуться к списку материалов



Поступившие сообщения
Андрей Мирошниченко, г. Москва (12 Декабря 2011 в 04:15:05)

http://tvrain.ru/teleshow/round_table/set_protesta_chast_2-110768/
Петр Михайлович Королев, Коми-Пермяцкий автономный округ (12 Декабря 2011 в 04:19:55)

Немного статистики. И рассуждение о цене революционной борьбы. Из 145 миллионов россиян 47 миллионов - зарегистрированные интернет ползователи. Это составляет 32,41%. Если же предположить, что все зарегистрированые еще и обладают избирательным правом, то этот процент станет выше вплоть до 46,08%.
Если большая часть блогосферы говорит о том, что выборы были нечестные, то это как минимум 20% россиян ("7 процентный барьер" преодолен). Это - политическая партия (пусть и не зарегистрированная формально). Этой "партии" полагается 20 процентов мандатов в ГД, то есть 90 мест.
Такова цена вопроса новой декабрьской политической революции, политической борьбы за справедливое распределение депутатских мандатов в органе законодательной власти страны.
Фонд Развития Информационной Политики , г. Москва (12 Декабря 2011 в 04:30:00)

Протесты оппозиции в России: интернет кипит, ТВ молчит.
Российские федеральные телеканалы полностью проигнорировали послевыборные протесты оппозиции.
www.bbc.co.uk/russian/russia/2011/12/111207_russia_protests_media_coverage.shtml

Российское сетевое сообщество выступает главным организатором массовых протестов в Москве и за ее пределами
www.voanews.com/russian/news/Russia-December-Protests-Runet-2011-12-07-135188183.html

Омерзительные "коллеги"
publicpost.ru/blog/id/2277/#comments_block

Леонид Парфёнов - МИТИНГ НА БОЛОТНОЙ
parfenov-l.livejournal.com/40146.html

Эфир
выбора
www.kommersant.ru/doc/1831949?stamp=634592608490957251

Андрей Мирошниченко, г. Москва (12 Декабря 2011 в 13:53:47)

В развитие темы:

Восстание «лайков» родилось недоношенным

Первая хипстерская дивизия

На 5–6 декабря была запланирована маленькая победоносная война с оранжистами. Иначе никак нельзя объяснить, почему власти согласовали 5 декабря митинг «Солидарности» на 300 персон. Знали же, что те будут бузить и выкрикивать неприятные лозунги, – и это на следующий день после выборов.

Думаю, тот митинг замышлялся лишь как первая часть мерлезонского балета. А во второй части – 6 декабря – должны были выйти ликующие легионы, заблаговременно складированные в ангарах ВДНХ, чтобы защитить «чистую победу» от «крикливого меньшинства», и показать всем, чья сила народнее.

Сценарий, видимо, был таков: сначала надо было подпустить на улицы немного «оранжевой угрозы» – совсем чуть-чуть, в размере обычной «Солидарности», каковой она бывает 31 числа и легко контролируется двумя-тремя автозаками. А потом раздавить эту «оранжевую угрозу» превосходящими силами заготовленных лоялистов. Надо же как-то отбивать инвестпроект, вот уже 6 лет обещающий защитить власть молодыми телами от призраков майдана.

Но маленькая победоносная война вышла из-под контроля уже в первом акте. По сути, сценаристы сами выпустили джинна из бутылки. Яшинский митинг вдруг раздуло на неделю и на десятки тысяч участников.

Главная незапланированная для кремлевских стратегов неприятность – Яшина поддержал Навальный. Возможно, если бы не Навальный, все пошло бы по плану, и несогласные изобразили бы, по своему обыкновению, то самое крикливое меньшинство, какое от них и ждали. Но Навальный за день поднял гвардию в несколько тысяч смартфонов. И 300 яшинских спартанцев превратились в полноценную хипстерскую дивизию. Гуляния «нашистов» на следующий день пришлось подкреплять гуляниями внутренних войск.


Мобилизационный проект: Навальный вместо Проханова

Наверное, не надо больше говорить, что у нас нет политиков новой генерации. Да, поле выжжено напалмом, у единственного окна самый высокий рейтинг. И все же. В начале года Навальный за месяц мобилизовал на «Роспил» 6 миллионов рублей. Сейчас за день поднял 7000 или 10 000 человек. Без оргструктуры, на голом месте. Как бы кто к нему ни относился; политическое содержание пока не обсуждается, речь идет о политической технике. Она – на уровне ведущих политиков раннеельцинской эпохи. И наоборот: ни один другой современный политик без поддержки аппарата, одним лишь своим словом, такие ресурсы не мобилизует.

Но сейчас не о Навальном. Помимо неловкого запуска оранжевой микроугрозы была еще одна причина, которая способствовала кумуляции протеста. Эта причина – действия властей. Никаких денег Госдепа не хватит, чтобы так организовать предвыборную работу, а потом и подсчет голосов. Да у Госдепа на это просто не достанет смекалки. Это исключительно российские ноу-хау – агитировать так, чтобы всех воротило. Работать так, чтобы юные карусельщики во всю ивановскую вопили о деградации общества, потому что их кинули с оплатой. Считать так, чтобы народ уже и сам начал проверять влияние колокола Гаусса на 146% явки.

Но даже и это – лишь внешние проявления. Примерно как убийство эрцгерцога Фердинанда, которое, конечно, стало поводом, но причины лежали гораздо глубже. Так и разводка с митингами, и даже общая политическая атмосфера – все это верхние пласты. Основные причины произошедшего лежат… в новых медиа.

Легко заметить, что мобилизация людей Навальным (а потом уже и арестом Навального) имела вирусную – сетевую природу. Очевидно для всех и то, что движущей силой протеста стала сетевая молодежь, про которую кто бы мог подумать, что она на такое способна.

Да, конечно, в последние годы всех интересовал вопрос, может ли интернет поднять улицу. Но как-то все больше в плане теоретических и этнографических изысканий – про Тунис или Молдавию. А чтобы у нас, из уютной жежешечки, да в слякоть….

Признаюсь, лично я считал, что подобные события неизбежны, но еще не сейчас. Сейчас ситуацию удастся законсервировать, и кризис наступит после следующих выборов. Слишком мал еще сетевой охват, слишком сильны еще путы телевизора.

Но то, что баланс неизбежно рано или поздно склонится в пользу интернета, – это очевидно. Потому что телевизор как медиатехнология предполагает пассивное восприятие, а интернет – активное вовлечение. При этом телевизор сжимается, а интернет растет; рано или поздно полюса влияния перевернутся.

Медиаактивизм. Волонтерство. Политика.

В телевизорной культуре от человека ничего не требуется, кроме как быть овощем. Максимум участия – выбрать между каналами. А вот в интернете, наоборот, самое минимальное участие сразу предполагает более высокий уровень вовлечения. Даже like или перепост уже означают заявку на публичную демонстрацию своей позиции.

Дальше – по нарастающей: комментарий с помощью междометия, развернутый комментарий, вовлечение в спор, составление коалиций спорщиков… И это все примерно с тем же уровнем затрат, что и для телевизора: сиди себе да нажимай кнопки. Но с куда большим уровнем вовлечения мозгов. С желанием быть услышанным, отраженным. Интернет дал свободу самовыражения в очень простых и незатратных формах. И человеко-часы не могли туда не хлынуть. Тем более из задавленной среды.

Самовыражение питается откликом, а значит, заставляет искать наиболее эффективные формы отклика. Эволюция вовлечения неизбежна. Сначала это зоологическое самовыражение («первый нах» – пометить территорию присутствием), потом бытовое самовыражение, потом няшные котики. Через няшных котиков – уже выход на медийную активность и поиск интересных тем, добывающих наилучший отклик.

Приходит понимание, что наибольший отклик приносят социально-значимые темы. Так зарождается медиаактивизм. Вовлечение переходит с бытового уровня на уровень стартовой гражданской активности – оценка общих тем, выражение общих ожиданий. Следом формируется активность волонтеров, приобретается опыт сетевых коалиций, рождаются первые попытки выхода в офлайновую действительность.

Но и это не предельная стадия развития частного медиаактивизма. Наилучший отклик дают творческая активность или участие в политических темах. Творчество доступно не всем. А вот политика как высшая форма вовлечения человека в общие дела как раз и гарантирует наилучший по качеству и количеству отклик на частное самовыражение, наилучшую среду для резонанса с многими.

Свободное авторство – самовыражение ради отклика – медиаактивизм – гражданское вовлечение – волонтерский активизм – политический активность. Не все проходят по этому пути до конца. Но эта последовательность является обязательным руслом эволюции вовлечения в новых медиа. Русло открыто всем. Продвижение по нему зависит от образования, темперамента, каких-то других личных качеств или внешних обстоятельств. Внешние обстоятельства эту эволюцию здорово подтолкнули.

Навальный и Чуров: разогреем интернет вместе!

Добравшиеся до политической или хотя бы гражданской стадии вовлечения юзеры прошли отбор активности, по пути разогрелись, получили опыт участия, дискуссий, противостояний, коалиций. Даже если изначально тренировались на кошечках. На политическом уровне самовыражения люди ободряются откликом и мобилизуются образом врага уже с таким накалом энергий, которого достаточно для выхода в офлайн.

Подобный анализ, кстати, выявляет ключевую роль США. Что там миллионы Госдепа – это мелочь. Не будем забывать, что интернет создан по заказу американского военного ведомства! Это реально идеологическая диверсия открытой системы против закрытых, где медиатехнологии прозябают на стадии трансляции из единого центра. А вот еще более роковой диагноз: это технологическая диверсия будущего против прошлого.

В общем, новые медиа через самовыражение и волонтерство обязательно приводят к политической активности. На входе в среду новых медиа может быть миллион кого угодно. На выходе обязательно будут сто тысяч медиаактивистов с высоким уровнем гражданского вовлечения, способных рекрутировать десять тысяч политически активных граждан, неподвластных воздействию телевизора.

Но для того, чтобы размера этой активности хватило для офлайновой политики, нужен определенный интернет-охват. Я по-прежнему считаю, что 40% -ный интернет-охват недостаточен для результативного выхода сетевого мнения в офлайн, где большинством все еще заправляет телевизор.

Однако этот недостаток сетевого потенциала был восполнен действиями самих властей. Рунет едва-едва достиг совершеннолетия и впервые пошел самовыражаться на выборах. А власти зажилили отклик. И наломали много других дров. Это они сами спровоцировали исторически преждевременный выплеск интернета на улицу.

Почему преждевременный? Потому что весовой баланс трансляционных и вовлекающих медиа еще в пользу первых. Трансляционная модель, которая забронзовела, оплошала и проморгала, сейчас перестроится на имитацию интерактива и ринется в контратаку.

Восстание «лайков» родилось, по сути, недоношенным. Но это не помешало ему ввести в Москву бронетехнику, заглушить барабаны «нашистов», изменить риторику руководителей государства, редакционную политику телеканалов да и всю политическую повестку.

Схватится ли младенец зубами за кремлевские зубцы – покажет «Время». Теперь уж что-нибудь, да покажет.

slon.ru/russia/vosstanie_laykov_rodilos_nedonoshennym-724100.xhtml
Сергей Николаевич Павлов, Ставропольский край (12 Декабря 2011 в 15:08:12)

Не хотелось бы присоединятся к Предателям, как стало модно с 1917 года (Б. Березовский -поддержал 10.12.20011 митингом в Лондоне), а пророссиское движение было и покойного Петрова, может быть у Л. Ивашова, но всё равно, необходи
"
История
и наука политология учат, что при любых общественных преобразованиях необходимо: первое. Четко
поставленная цель (модернизация страны или общественного устройства для того-то и того-то либо, наоборот, контрреволюция и восстановление прежних порядков). Декларировать цель в определенных обстоятельствах не обязательно.

Второе. Источники, средства и инструменты ее достижения (источники внутренние или внешние, средства – административно-государственные (в т. ч. принудительные) или общественно-психологические, инструменты – госаппарат, партии, армия, спецслужбы или иные).

Третье. Общественные силы, на которые можно опереться (сословия, классы, те или иные слои общества либо лица определенной идейно-психологической ориентации).

Четвертое. Идеология преобразований (форсированное создание постиндустриального общества, социальная справедливость, занятие лидирующих позиций в мире или на континенте, мобилизующие лозунги, в т. ч. и «непрямого действия» от двух бортов в середину)..

– Как я понимаю, цель вами определена, источники подразумеваются внутренние, средства.. О средствах пока не в курсе. Инструмент – гвардия?
Фонд Развития Информационной Политики , г. Москва (13 Декабря 2011 в 10:45:12)

Культ дружелюбия и открытости превратил Facebook в надежный инструмент кампании гражданского неповиновения

Читать полностью: www.gazeta.ru/comments/2011/12/12_a_3924674.shtml

Протест
граждан, основанный на ненасильственных действиях, может оказаться гораздо более эффективным политическим инструментом, чем считают сильные мира сего.

Социальная сеть Facebook оказалась в центре событий, связанных с российскими выборами. Именно в ней появлялись видео с многочисленными нарушениями, которые немедленно обрастали гроздями возмущенных комментариев.

Покуда государственные телеканалы показывали обычную парадную чушь, пользователи Facebook свидетельствовали о том, что происходило вначале на избирательных участках, а затем и на московских улицах.
Неудивительно, что именно в этой сети возникла кампания в поддержку митинга «За честные выборы», которая в считанные дни собрала десятки тысяч потенциальных участников. Фактически вокруг FB сплотилось общественное движение, где доминирует образованная городская молодежь, недовольная положением дел в стране. Но вот что любопытно. Содружество пользователей FB постоянно настаивает на исключительно мирных средствах выражения протеста. Царящий в нем дух ненасилия невольно приводит на память сатьяграху (упорство в истине) Махатмы Ганди и кампанию гражданского неповиновения Мартина Лютера Кинга. С той разницей, что классики призывали мирно попирать закон ради высшей справедливости, а в России его с той же целью мирно обороняют. Учения Ганди и Кинга имели в своей основе религиозный импульс. Что же двигает столичной молодежью, которая к религии относится в лучшем случае безразлично?

Хорошо известно, что подтолкнуло гарвардского студента Марка Цукерберга к созданию его виртуального детища, которое за несколько лет завоевало миллионы адептов. Это потребность в дружбе, дефицит которой особенно остро испытывает атомизированное современное общество. В закрытые гарвардские клубы закомплексованного компьютерного вундеркинда не брали, вот он и создал свой, открытый для всех.

Можно сколько угодно рассуждать о том, что виртуальная дружба – не чета настоящей, и даже о том, что она мешает социализации. Мол, тем, кто прирос к компьютерному экрану, некогда отрываться от него на нормальную жизнь. Но факт остается фактом. Отношения в FB завязываются легко и, как правило, не носят конфронтационный характер.
Скажем, его главный соперник «Живой журнал» переполнен агрессией, и споры в нем нередко отдают площадной бранью. У детища Цукерберга совсем иной характер. Этому способствует и волшебное слово like, которое в русской версии перевели «мне нравится». Временами оно создает этические сложности. К примеру, как писать «мне нравится» про сообщение о том, что на одном избирательном участке женщину-наблюдателя ретивые избиркомовцы пинали ногами. Но такую гнусную новость можно «прокомментировать» или ею «поделиться». Имеются и такие опции. Между тем дружелюбный like безусловно царит в Facebook и определяет взаимоотношения в нем.

Абсолютизация дружбы, по всей видимости, и наделяет пользователей FB тем энтузиазмом, который Ганди и Кинг черпали из индуизма и христианства. Протестное движение, возникшее на такой основе, не только объединяет сторонников, но вселяет в них надежду, что и противника не стоит рассматривать как непримиримого врага. Главное — не отвечать на его агрессию, ведь тогда со временем он может превратиться в друга (отсюда призывы не хамить на митинге полицейским, а то и дарить им цветы). Ну а вовсе непримиримые растеряют былое влияние, и им ничего не останется, как уйти на покой.

Почему FB с его культом дружелюбия и открытости стал самой удачной площадкой протестного движения в России? Наверное, потому, что протест этот направлен, прежде всего, против обмана и лицемерия.

Власть ведет себя как жулик, которого поймали за руку, но который на голубом глазу утверждает, что ничего чужого не брал, а обворованного в глаза не видел. Такое циничное вранье вызывает моральное негодование. В подобной ситуации даже люди неверующие начинают призывать в свидетели высшие силы.
Но российские религии, стремясь сохранить добрые отношения с властью, хранят гробовое молчание и не дают моральному негодованию никакого выхода. Неудивительно, что социальная сеть с отчетливыми этическими установками канализирует его как нельзя лучше.

Между тем природа этого негодования совершенно непонятна руководству страны. Оно и само не прочь порассуждать о морали, но лишь тогда, когда это не угрожает ее интересам. А если угрожает, то какая же тут мораль! Нет, это вражеская диверсия, направленная на свержение существующего строя. Привыкнув глядеть на свой народ как на объект манипуляций, власть никак не может поверить, что бессловесная тварь вдруг заговорила, силясь вернуть себе чувство собственного достоинства. Нет, ее устами вещает враг. Однако FB обнаруживает стойкий иммунитет к пропаганде подобных идей. Проклятия в адрес «злобных пиндосов» иногда чудом попадают на его страницы, но смотрятся там как чужеродные вкрапления. С ними никто не спорит, на них просто не обращают внимания.

Возникает впечатление, что российская власть живет в параллельном мире, который никак не соприкасается с миром содружества FB. Поэтому она придерживается выжидательной тактики, изо всех сил утешая себя локальными масштабами протеста. Огромная Россия за нас, а столичная публика перебесится и разбредется по модным клубам.
Все это уже было. Обкуренные хиппи совали цветочки в дула солдатских ружей. Где теперь эти непротивленцы? В мире ничего не изменилось, в нем по-прежнему правит голая сила. В. В. Путин как-то обронил с фирменным фельдфебельским юморком – умер Ганди, и поговорить не с кем. Вот и теперь он уверен, что столичные хипстеры пошумят-пошумят и утихнут. И заокеанским кукловодам во главе с госпожой Клинтон не удастся осуществить их коварный замысел.

Однако гражданское неповиновение, основанное на ненасильственных действиях, может оказаться гораздо более эффективным политическим инструментом, чем считают сильные мира сего. Его питает энергия морального негодования, а она имеет свойство распространяться поверх социальных и даже мировоззренческих барьеров. Митинг на Болотной площади показал, как она выплеснулась за пределы Facebook и разлилась по улицам Москвы. Виртуальная реальность соединилась с жизнью. Но это может оказаться совсем не та жизнь, какой она видится из-за стен Кремля.

Читать полностью: www.gazeta.ru/comments/2011/12/12_a_3924674.shtml
Фонд Развития Информационной Политики , г. Москва (14 Декабря 2011 в 00:01:51)

Голубой переворот Суркова

Нынешний кризис Путину создал не Навальный, а его собственные сторонники и идеологи. Этот кризис — уже состоявшийся крах проекта «Партия телевизора»
13.12.2011

Петр Саруханов — «Новая»
Суть протеста и требования не вполне совпадают. Да, надо признать фальсификации, а также снять, судить, пересчитать, переголосовать, зарегистрировать… Но люди вышли не только потому, что в них плюнули выборами. Все эти годы им плевали в глаза из телевизора: полураздетыми премьерами и молениями в прямом эфире, разделяющимися воланами и ракетками средней дальности, раздачей подарков от себя за наш счет и вырезанием всего, что не лезет в «информационную политику». Людей возмутила бездонная ложь в прозрачных глазенках власти. Это протест достоинства и чести, моральный и эстетический. Дело даже не в администрировании процесса, так волнующем политиков, при всем уважении. Задача до марта, после и навсегда — другая: снятие блокады телевидения. Парфенов говорил, но не вошло.

Положим, вбросы, «карусели» и волшебные подсчеты вскрыты — и что? За вычетом этой химии, с поправкой на «без махинаций» результат ЕР готовы признать все. Поэтому власть на голубом глазу твердит про опросы, зная, что главное не в махинациях, даже не в рейтинге, а в том, как он сделан. Тут фальсификации — одновременно и обман, и отвлекающая обманка. Причем гениальная: РПЦ должна переименовать ПЖиВ в Партию Божьей Росы. Но тогда как звать нас, которые на это ведутся как непросветленные?



Подлинный результат выборов выявляется мысленным экспериментом. Допустим: за год до выборов одна половина ТВ остается как есть, а другая — начинает транслировать содержание, тональность, сам дух Интернета и Молвы. То есть начинает доводить до всей страны голос альтернативы — интеллектуальной, политической и высокоморальной. Результат для ЕР предугадать легко, если он вообще будет. Только такой результат и будет справедливым, законным и легитимным. А если ЕР победит без своего телевизора, я первый сниму перед ней шляпу и съем.

А пока так: одна половина страны устно и в Сети разагитировала сама себя, тогда как другую половину (меньшую) за наши общие деньги и не во вред себе разагитировала… даже не власть, не партия, а некая сугубо частная корпорация. Одну половину страны грубо изолировали от другой — и не худшей. Это называется: бархатная оккупация трофейной территории блокадой эфира. Это не «равный доступ к СМИ», какие бы часы и минуты ни разыгрывала ЦИК за месяц перед и что бы ни разглядывали близорукие наблюдатели из наивной Европы. Это — информационная резервация для «своего» электората, который, как стадо на заклание, ведут в идиотизм ради якобы победы. Это преступление против человечности и Конституции: в такой стране власть нелегитимна при любых голосованиях. Уже нелегитимна — задолго до 4 декабря. Пугая себя и всех «оранжевой» революцией, эти люди совершили свой тихий переворот — голубой (без намеков). Если кто в ЕР искренне верит, что у них всё по совести и надежно, пусть спросят сами себя: зачем тогда вся эта глубоко эшелонированная оборона «Останкина» от любой неконтролируемой информации? Если лица ваших лидеров так нарядны, а слова духоподъемны, то зачем эта зачистка информационного поля от всех, в том числе от своих же?



Гром грянул, панику выдают за обновление — но что изменил этот апгрейд в версию 2.0? Всё смешалось в дурдоме ЕР — но осталась суть. Митинг показали, сквозь зубы, но без слов (исключение — НТВ). Еще один великий немой? А главное: это они нам показали, а не мы себе. И все счастливы! Перезагрузка началась, но наших же мозгов. Пресс-Песков голосит, что страна ждет от премьера обновления. Кто доложил ему, чего ждет страна? От кого и по каким тайным каналам он получает эту заветную информацию? С какого… он рассказывает нам, чего ждем мы? Кто дал ему право говорить от нашего имени, причем нам же?

Ответ: мы сами. Тем, что брезгливо морщимся, но не требуем раз и навсегда положить конец этому эфирному абсурду. Хуже всех фальсификаций то, что 4 декабря ни один канал не сообщил городу и миру, чего на самом деле ждут от премьера эти десятки тысяч, представляющие миллионы, страна on line. А ведь на митинге было всё сказано, и от души!

И даже после нокдауна пресс-лакей премьера продолжает строить из себя пресс-секретаря нации — с монополией на представительство страны перед ее же населением. Эта монополия на вещание сразу всем и от лица всех — стержень, на который эти люди насажены и без которого обвисают, как тряпка. Исаев, даже не утершись, заявляет: митинг на Болотной показал, что оппозицию поддерживает меньшинство (а кучка недоученных и немытых детей на полу павильона ВВЦ — большинство?). Но теперь Исаев милостив: протестующих услышат «СМИ, общество и государство». Он что, этим всем руководит? Из какого места он это говорит? И каким местом думает? Кто он, чтобы объявлять СМИ, кого теперь они должны услышать? Хуже того: по распоряжению обновленной ЕР теперь нас услышит само общество? А мы — кто?

Даже не ребрендинг, а инбридинг какой-то, как у кошек, сами с собой…



Беда в том, что эти люди и в самом деле видят себя лишь в зеркале своего же ТВ. Непрерывная яростная политмастурбация в режиме тотального всероссийского харрасмента ввергает людей в хронический оргазм, лишающий остатков адекватности. Они и страну видят такой, какой они сами себе и всем нам показывают глазами Эрнста под мурчание Андреевой. КПСС была мудрее, когда голосом живого Андропова говорила: «Мы не знаем общества, в котором живем». А эти знают всё — даже то, что рассерженным горожанам надо дать «свою» партию.

Свою партию «дать» нельзя! Нынешний кризис власти (Центр стратегических разработок оказался прав) — это прежде всего крах проекта «Партия телевизора», всей этой вот уже почти двенадцатилетней постановки. Спектакль затянулся, зритель устал раньше караула, уже и Железняк не помогает. Главные проблемы Путину создал Сурков, любитель постмодерна, но манипулятор до мозга костей. Политика оказалась настолько эффективной, что ее измученные жертвы вышли на площадь еще до того, как грохнулись цены на нефть и газ. И сейчас власти важнее изолировать не Навального с сотнями ребят, а своих же защитников, идеологов и пропагандистов. То, как на НТВ защищала режим Тина с Болотной, лучше не показывать никому и никогда, как и растерянно-испуганное лицо Шлегеля. Я смотрел как аналитик, но сидящие рядом буквально зверели. Таким «умеренным» нельзя давать свободу слова — если, конечно, мы не хотим революций.



Что надо сделать.

Понять, что снятие блокады телевидения дает шанс к чему-то прийти, а ее сохранение делает бессмысленным остальное. Это о требованиях.

Признать, что в условиях «суверенной демократии» оккупация ТВ равносильна оккупации страны, а политическая приватизация вещания равна узурпации власти.

Получить максимально авторитетное юридическое заключение о том, что по факту считается нарушением конституционных свобод, прав на слово и информацию. Перечислить все признаки состава преступления и меры наказания. Описать, как нынешняя ситуация выглядит с точки зрения законов и Конституции, на которой, кажется, клялись.

Создать систему независимого гражданского мониторинга с целью недопущения монополизации эфира кем бы то ни было, включая лидеров нации, модернизации и всего хорошего.

Обеспечить экономическую и организационную диверсификацию телевещания. Структуры теневого контроля над электронными СМИ расформировать без права переписки в Сети.

Просить гаранта в качестве первого шага объявить по всем каналам амнистию тем, кто признается в участии не только в фальсификациях на выборах, но и в противозаконном давлении на телевизор. Через месяц начать подведение итогов и расследования в отношении непризнавшихся. С завидной регулярностью и по всем каналам обращаться к президенту с просьбой дать публичные разъяснения, почему он не идет на такой уже всем очевидный шаг сближения с обществом. (Если не идет.)

Сейчас нам начнут усиленно демонстрировать поддельное полотно «Свобода на телевидении». Всё как бы будет, но строго дозированно. Власть будет балансировать между имитацией закона и гарантией своей победы, хотя бы и скромной. Но конституционная законность начинается с момента, когда победа людей при власти становится как минимум не гарантированной.

Еще одного обмана страна не стерпит. России не нужны потрясения. На Рублевке висит реклама: «Если больного нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь».
www.novayagazeta.ru/politics/50051.html
Евгений Греков, г. Москва (14 Декабря 2011 в 21:06:53)

Вот запрещённый репортаж ТВЦ. Очень в тему
www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=UXvcwfH55oo#!
Евгений Греков, г. Москва (15 Декабря 2011 в 14:01:18)

FACEBOOK РЕВОЛЮЦИЯ: интернет против телевидения

Читать полностью: finam.fm/archive-view/5245/
Евгений Греков, г. Москва (16 Декабря 2011 в 03:15:10)

Сегодня во время "Прямой линии" Путин и ТВ команда наглядно продемонстрировали, что есть у власти желание настроить поклонников новостей из телевизора против партии интернета и её митингов!!! egor-bychkov.livejournal.com/100162.html
Андрей Мирошниченко, г. Москва (16 Декабря 2011 в 21:29:45)

Любовь к Путину – лучшее оружие протестующего интернета

Главная задача охранителей на оставшийся до выборов срок – восстановить пассивное телевизорное большинство против активного интернетного меньшинства. Учитывая 70-летний опыт большевистской евгеники, задача не такая уж и трудная. Решается актуализацией привычного разлома «народ vs интеллигенция».
Интеллигенция надышалась веселящим газом в интернетах и из смиренного коллаборациониста вдруг превратилась во врага режима. А значит, и народа. Собственно, вот это «а значит» сейчас и будут оформлять для протокола. И программы «Время».

Активизировать верную часть населения против неверной можно если не прямым разжиганием социальной розни, то объяснениями, к такой розни ведущими. И это тоже задача несложная. Потому что последние десять лет телевизор работал на рейтинг, а значит, на массу. В результате он начисто проиграл интеллигенцию интернету, за что и поплатился на выборах. Но ничего, перегруппируется. На ближайшие лет 6–10 социально-демографический баланс еще в пользу телевизора.

Социальная рознь – нормальное, даже обязательное оружие правителя: разделяй и властвуй. Плохо то, что и сам интернет готов подхватить идеи розни и вражды. И даже творчески их развить. А ведь, казалось бы, интернет был разбужен возражениями не политического, а именно этического характера. Но теперь и сам воспроизводит ту же этику розни, которую предлагает власть.

В среде протестующих возникли разногласия, раздоры, вражда – не только наружу, но и между собой. Из-за методов, из-за лидеров, из-за места для митинга. Из-за наличия другого мнения. Парадокс. Хотя и обычное для нас дело.

Общество у нас совсем незрелое, да еще наследие мрачных времен. Вот протестующие и перенимают стилистику охранителей, даже усиливая ее. На манер, скорее, творческой подворотни, а не творческой интеллигенции. Тема контрацептива легко увела фантазии интернета в телесный низ. Понижающий посыл был подхвачен и отработан на дальнейшее понижение так, что и самого автора покоробило бы.

Оскорбление было встречено куда более задорными ответными оскорблениями – уподобились. Что и нужно для дальнейшего разжигания социальной розни. Если показать народу градус интернетной злобы и нападок (а выбрать можно), то народ еще больше укрепится во мнении, что интернет – прибежище гадости и логово провокаторов. Что, опять же, нужно для дальнейшего разжигания, ведущего к подходящему голосованию на выборах.

Одним словом, зерна раздора попадают на благодатную почву. Активисты интернета поляризуются, направлять свое остроумие в русло ненависти.

Но давайте вспомним, что более всего воодушевило людей в том митинге на Болотной? Цветы. Незлобивость. Соседство непримиримых прежде группировок. Единство столь разного, что и помыслить трудно, непривычно. Образ девушки, обнимающей полицейского. Прямо как на цивилизованном Западе (деньги которого все никак не дойдут по назначению; разворовали, что ли).

Рознь, разборки, дележ, враждебные окрики, нетерпимость к другому мнению – это сценарий, предлагаемый охранителями. Потому что вражда создает перекошенные лица, то есть хорошую картинку для телевизора, который призван, в свою очередь, возбудить у населения неприятие интернет-тусовки. Для пропагандистской картинки, кстати, любая вражда хороша – что междуусобная, что против власти. Грызня между лидерами оппозиции – тоже хороший сюжет.

Нужны символы и символические действия, предлагающие нечто кардинально противоположное. Не вражду, а например, любовь. Ко всем, к кому-нибудь. Да хоть бы к Владимиру Путину. К Путину – прежде всего! Он ведь сказал, что это счастье. Национальный лидер прямо указал на консолидирующую идею. Вот чего не услышали. Про контрацептивы услышали, а про любовь не услышали.

Но нужна, конечно, не такая любовь, которая административный восторг по 300 р., а другая. Христианская, махатмагандиевская, хиппанская. В соответствии с идеалами гуманизма и всечеловечества. Любовь лучше нелюбви, как сказал бы Дмитрий Медведев, будь он с нами, а не в Брюсселе.

Любовь – это единственный способ не поддаваться попыткам посеять рознь и ненависть. Причем способ даже не столько этический, сколько чисто технологический. Вражда со стороны интеллигенции нужна для того, чтобы породить вражду со стороны народа и натравить потом тех на этих. Натолкнувшись на любовь, вражда зайдет в тупик.

Полюбите Путина. Всеми видами демотиваторов и фотошопа, перфомансами и сложением интернет-частушек. Сделайте чучело Путина и фотографируйтесь с ним в обнимку. Скандируйте: «Путин! Счастье! Любовь!» (то-то Эрнсту придется поломать голову, ставить или не ставить в эфир такие кадры). Не надо выкалывать глазик омоновцу. Полюбите омоновца. Он ведь тоже любит; бьет – значит любит.

Полюбить их таким образом, конечно, трудно, потому что хочется возмущаться. Вот настоящий эстетический и этический вызов. Но если удастся – они просто не поймут, что происходит, как не понимают интернет. Рознь-то им понятна, для того они ее и сеют. А вот почему к ним с любовью пристают – это какой-то, извините, разрыв шаблона.

Если активное интернетное меньшинство понесет друг другу, а главное, оппонентам свою любовь, то что охранители будут показывать народу по телевизору? Где они возьмут образ врага? Если врага-то и нет. Если гражданская война всех против всех вдруг кончится.

У Махатмы Ганди, кстати, этот метод даже без телевизора сработал. А сейчас – сколько душевных сюжетов можно снять айфонами! И расшарить их. По-нашему, по-фэйсбуковски.

slon.ru/russia/lyubov_k_putinu_luchshee_oruzhie_protestuyushchego_interneta-725772.xhtml

зарегистрированно участников:
всего: 2852 | инициатив: 99 | экспертов: 340 | онлайн: Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '3345238729', '7', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.224.121.93', '1498262819', '/materials/frip/wp-id_1675/', '2017','6','24', '766712298', '')Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist SELECT * FROM adv_stats WHERE type_id='7' AND time>=1498262699 and user_id=0 group by u_crc0
Разработка сайта, поддержка
"Московская Интернет Компания"
Карта сайта Написать письмо На главную