Вход для зарегистрированных
Регистрация | Забыли пароль?

Программы взаимодействия



Новые лица

Магомедова М.М.
г. Москва
Самарин К.
г. Москва
Котин В.В.
Ставропольский край
Фалалеева И.Н.
Волгоградская область
Носикова Т.
Ярославская область

ПОЗДРАВЛЯЕМ С РЕГИСТРАЦИЕЙ
на нашем проекте!!!
Надеемся на Ваше активное участие!!!








Гражданин и Армия
«ЖУРНАЛИСТ» Виртуальный
ЭКСПЕРТИЗА ФРИП
Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '1566', '5', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.196.53.39', '1493429809', '/materials/frip/wp-id_1566/', '2017','4','29', '3905843108', '')
ОТЧУЖДЕННОЕ МОЛЧАНИЕ

Автор / источник: Эксперт Козырьков В. П. (Нижегородская область)
Опубликовано: 07 июля '11


Он подумал: «Не во сне ли всё это?"—
и хотел проснуться, но просыпаться некуда было
Л. Толстой

Не бывает ничейного слова. Оно всегда чье-то, какого-то человека. Поэтому свобода слова — это всегда свобода слова того, кто его произносит.
Но сейчас свобода слова человека вытеснена свободой слова социальных субъектов, подкрепленных властью, силой, собственностью и деньгами. Если нет этих "костылей", то человеком сказанное слово не парит свободно в воздухе, а падает глухо на землю, не будучи никем услышанным. Но и с "костылями" слово не является уже свободным. Оно не является свободным уже потому, что теряет человеческий характер, превращаясь в слово вообще. Может быть, оно и свободно, но оно уже не принадлежит человеку.
Так слово теряет своего настоящего хозяина и утрачивает подлинный смысл. Оно уже не прорастает добрыми злаками. Таким словом кормятся бульварная литература, желтая пресса и реклама. Живое слово здесь не нужно. Оно просто тонет в вязкой паутине, которую плетут СМИ, как наиболее продвинутые в изобретении средств оглушения людей и в превращении их в молчаливых существ.
За всех и про все обязуются сказать вездесущие СМИ: о частной жизни, о сенсациях, о катастрофах, о светской хронике, о событиях в США и в Израиле и т. д. Одного только не говорят: о драматической жизни российских граждан во всей "полноте" ее бедности.
Но вот парадокс: чем более словообильными становятся СМИ, тем меньше они производят впечатление говорящих. В рыбьей чешуе слов, произнесенных людьми, для которых слово ничего не значит, кроме его цены на рынке рейтингов программ и "проектов", не разглядеть уже действительного смысла этих слов. У них нет и запаха, как у денег. Слова становятся пустыми. В результате создается мрачное, тяжелое и гнетущее ощущение, что общество вообще молчит. Молчит на одной высокой ноте.…
М. М. Бахтин писал, что не существует молчания вообще, молчание есть всегда чье-то молчание. Даже в годы сталинизма оно было таким. Как писал О. Мандельштам, "Мы живем под собою не чуя страны. / Наши звуки в полметре уже не слышны". Но при Сталине это все же были живые звуки, и кто-то их слышал «в полметре»! По крайней мере они дошли до нас, нынешнего поколения. Теперь и таких звуков нет. Видимо, русский философ оказался неправ: мы живем в обществе, когда возникло молчание вообще, ничье молчание.
Да и кому молчать, если «тиран» стал анонимным. Конечно, устами конкретного чиновника может быть произнесена жестокая фраза "денег нет", которая может убить человека. Но у него их действительно нет, поскольку их нет у государства: все народные ресурсы государство отдало в частные руки. Взяло — и отдало. Отобрало у всех — и поделило между членами небольшой группы лиц, которой сейчас само государство начинает прислуживать, хотя всячески старается демонстрировать свое великодержавие. Невольно вспоминается образ Шарикова! Поделило богатство среди "своих людей" и среди тех, кто оказался рядом в минуту дележа, как свидетель.
Кому, спрашивается, нужны те слова, которые произносятся другими, кто, как уверены поделившие собственность, не оказался рядом, кто «проспал»? Они еще сами не насладились своей речью. Речью людей, которые стали очень богатыми и способными произносить банальности с бархатной и властной тональностью в голосе. И огромная масса людей, затаив дыхание, слушает их откровения о том, как стать "богатым, здоровым и счастливым". Но от этих людей никогда не дождаться внимания к тем, кто бы им сообщил о том, как они стали бедными, больными и несчастными. Но не потому, то они "проспали" при дележе собственности, добросовестно не работали, не служили Родине, не одобряли политики государства. И не потому, что и сейчас они не способны понять политики новой власти. А потому что существует некий социальный порог откровенности, переступив который, состоявшийся в новом строе и довольный собой человек, раскрывает источники своего благополучного существования. Не может же он признаться в том, что живет за счет тех, кого он и слушать не хочет?
Можно было бы даже согласиться с тем, что слова стали свободными: говори, что хочешь. Но тогда они становятся свободными от человека, живущего своей бессловесной жизнью. Они стали чужими для него. Слово одного совершенно чуждо слуху и желанию что-то сказать другого человека. Как говорил тот же поэт, "я слово позабыл, что я хотел сказать. / Как ласточка она в чертог теней вернется". "Чертог теней" — вот образ общества, которое не может, не способно, не хочет сказать о своем реальном положении. Оно что-то "мычит" от напряжения, о чем-то слагает раскованные "шлягеры", о чем-то сочиняет безбрежные "дискурсы", но нет разумного, членораздельного, свободного слова, которое смогло бы преодолеть гнетущее молчание.
Такого слова, которое бы могло выразить всю боль и страдания людей, ждавших многого от "вождей", от "прорабов перестройки", от "первого президента", от "гаранта конституции". Но дождалось только "восстания элит", по выражению К. Лэша, которое взяло реванш в ответ на семидесятилетнее "восстание масс". И сейчас, когда произошло это пресловутое восстание элит, когда в спешном порядке создается новая родовая знать, сменив знать номенклатурную, когда в белозубом сиянии снобизма утонули простые человеческие страсти, мысли и дела, — в этом зияющем своими высотами обществе, необходимо говорить о свободе молчания.
Почему же существует это какое-то странное, мистическое и, одновременно, кричащее молчание? Думается, что главная причина – неверие в то, что происходит, действительно происходит наяву, а не во сне.
Не верится в необратимость происходящего. Слишком оно представляется архаичным, грубым и … скучным. Не верится, что история, бурно и весело развивавшаяся в течение всего ХХ века, к концу столетия вдруг сделает такой неприличный зигзаг и полностью оскандалится, смешав историкам все карты тем, что накажет большинство народа, посмевшего "замахнуться" на свое счастливое будущее и выступить против счастливого настоящего своего меньшинства. До сих пор никто не может понять, что же произошло, и почему Великий и Могучий Союз распался за считанные дни, унося вместе с собой в историческую яму все, что только было можно и что было уносить нельзя, в том числе и все возможные социальные надежды. "Принцип надежды" настолько дискредитирован, что более привлекательными стали казаться различные "концы": конец истории", "конец социального", "последний человек" и т. д.
Не верится в то, что народ, в который раз снова обманут, и вместо свободы он получит новое рабство. Не верится и в то, что снова будет каста господ и рабов с соответствующей пещерной идеологией и звериной психологией, хотя и во внешне привлекательных, респектабельных формах.
Не верится в то, что вся эта историческая трагедия новыми духовными лидерами будет представлена как восстановление исторической справедливости, а народ призовут каяться в допущенных им исторических ошибках.
Не верится в то, что с народом, спасшим человечество от коричневой чумы и ядерной войны, поступят так бесцеремонно и грубо. И поступят так не полчища диких племен, не честолюбивая польская шляхта, не упоенные европейскими победами миллионные армии немецких нацистов. Поступят так со своим народом свои же люди: госчиновники и служащие, ученые и актеры, инженеры и рабочие, коммунисты и комсомольцы.
Однако произошло все то, во что до сих пор не верится. И все же факты и на этот раз проявляют свой упрямый характер, заставляя поверить в пугающую реальность "чудовищного и невероятного". За прошедшие двадцать лет произошло то, что ранее представлялось немыслимым. Бывшие партийные работники и рецидивисты, одни — борцы против "многовекового рабства", а другие — с честно нажитым богатством, незаметно нашли общий язык в том, что приобрели себе барские повадки, начиная от высокомерия, вытекающего из признания своей богоизбранности, и кончая жадным стремлением как можно быстрее и больше выжать денег из вновь обращенных рабов.
Вначале все казалось каким-то мрачным фарсом, достойным пера Ивлина Во. Или кошмарным сном, который к утру заканчивается пробуждением. Однако запущенный какой-то тайной силой процесс двигается вперед все с большим ускорением, поражая воображение своей энергией, темпами и неукротимостью. Сначала все ждали какого-то предела, но цинизм карьеристов, неофитов и нуворишей не знает предела. И социальный кошмар длится непрерывно уже второй десяток лет, получив народное прозвание как "общество беспредела".
Запад снова теряется в догадках и ухищряется в разгадках "тайны русской души". Теряется в догадках и российская интеллигенция, не видя до смешного примитивных средств, с помощью которых в России произошла смена социального строя. Мало кому удается сказать, что "ларчик просто открывался". И что поэтому от сверхсложных социальных теорий, надо переходить к логике сказки Андерсена "Платье для короля". Но все же сорвана с глаз пелена самообмана по поводу каких-то высоких целей, которые, якобы ставит перед собой новая политическая элита. Как показывает жизнь, высота ее социальных целей никогда не поднимается выше курса американского доллара.
Нас учили, что "смеясь, человечество расстается со своим прошлым". Но, видимо, в России все всегда "всерьез и надолго". Особенно то, что имеет пародийный характер. Современное российское общество, смеясь над собой, находит в этом "полное и глубокое удовлетворение".
Но факт есть факт: изменения произошли и есть все основания утверждать об их необратимости. Следовательно, нужно понять, почему это произошло, преодолев гипнотически воздействующее на общество молчание. Нужно, чтобы отчужденное молчание снова приобрело своего владельца. Молчание – это всегда чье-то молчание. Но чтобы приобрести такое молчание, нужно заговорить.




Вернуться к списку материалов



Поступившие сообщения
Виталий Алексеевич Челышев, г. Москва (10 Июля 2011 в 21:28:45)

Хорошо пишете. И согласен со всем, плюс благодарность за яркое письмо. Ниже не возражения (нет возражений). Просто несколько мыслей вслед. О НОВОЙ ГЕРМЕНЕВТИКЕ.
Может ли понять пожилая деревенская тётка, что случилось с её земельным паем? Да ладно, тётка... Что знает образованная публика о более, чем 200 законодательных актах, принятых на весенней сессии Госдумы? Надежды на то, что "свой депутат" приедет и расскажет, нет и быть не может. Нет никаких "своих" депутатов. И даже те, которые от парламентских партийных образований, отвечают за тот или иной регион, не придут и не расскажут - ни лично, ни по радио, ни в газете. Ведь многие из них и сами не знают, за что голосуют.
О законах что-то знают люди в правительстве, которые писали проекты, да ещё лоббисты, "работающие" с депутатами, чтобы защитить групповые интересы того или иного крупного бизнеса.
Народ молчит ещё и потому, что ему не о чем говорить, кроме своих маленьких (по сравнению с нефтедолларами) бед, которые не видны подслеповатому законодателю, да и не нужны ему.
Не с чем соглашаться народу. Нечему возражать. Его судьба решается где-то в марсианских далях, в торгах, в переделах, в отгрызании власть или деньги имущими друг у друга российского пирога.
И только когда где-то кровоточит, когда крик поднимается (не от возмущения, а от реальной боли) власть удивлённо вытягивает шею и прикладывает к открытой ране несколько своих (своих!) пиастров, чтоб затихли.
Народ молчит, потому что понимает: он нужен только при сборе налогов, да и то не сильно. Казну наполняют налогами богатые (без достаточных связей, чтоб не платить эти налоги).
Боюсь, что власть считает народ "нахлебниками России" (естественно, Россией она считает себя).
Власть презирает народ, но и боится его. Несытый, не слишком грамотный, не видящий перспектив народ однажды может вздыбиться - и смести власть, как это уже не раз бывало в нашей истории. Чтобы обеспечить себе безопасность, власть вынуждена народ подкармливать, общаться, играть любовь и преданность, отдавать на заклание кого-нибудь из своих.
НАШЕ МОЛЧАНИЕ - ИХ ЗОЛОТО. Только и всего.
Сергей Николаевич Павлов, Ставропольский край (10 Июля 2011 в 21:51:50)


Значит не совсем - молчание кладбища -к сожалению для ведущих политический процесс, мелкие пожелагния -протесты: социального лифта, образования, индустрии достойные истории земли родной, обороноспособности и народа труженика, который изувечен на трудовых и боевых фронтах и как пчёлы всё отдавали в улей. а ... в нем пусто, "пчеловод" всё изымают и распродают посмеиваясь на "пчёлами".
Очень верное замечаниеи всё определяющее:
"Но сейчас свобода слова человека вытеснена свободой слова социальных субъектов, подкрепленных властью, силой, собственностью и деньгами", .....
но про пчеловода и трутней, не про пчёл
Анатолий Степанович Чуев, Московская область (11 Июля 2011 в 21:04:33)

Один телеведущий, делясь наблюдением от своей (видимо, случайной) поездки в метро, выразился так: народ молчит, но чувствуется - молчит с ненавистью.
Владимир Павлович Козырьков, Нижегородская область (11 Июля 2011 в 23:18:00)

Спасибо всем за добрые слова и отклики. Позвольте добавить к сказанному.

Согласен: «Наше молчание – их золото». Следовательно, у глубокого молчания есть весомые причины – экономические.
Вот краткая справка, которую легко найти в инете.

Федеральная служба государственной статистики РФ в 2010 году провела аналитическое
исследование распределения доходов среди населения страны:
- в крайней нищете находятся 13,4% с доходами ниже 3.422 рубля в месяц
- в нищете существуют 27,8% с доходом от 3.422 до 7.400 рублей
- в бедности перебиваются 38,8% с доходами от 7.400 до 17.000 рублей
- выше бедности проживают 10,9% с ежемесячным доходом от 17.000 до 25.000 рублей
- со средним достатком живут 7,3%, их доходы от 25.000-50.000 рублей в месяц
- к состоятельным относится 1,1%, они получают от 50.000 до 75.000 рублей в месяц
- и только 0,7% богатых имеют доход свыше 75.000 рублей в месяц.
Иными словами 90,9% населения с переменным успехом балансирует на черте бедности.

При этом 1,5% населения РФ владеют 50% национальных богатств.
По данным ЦСИ "Росгосстраха", в России годовой доход более $1 млн у 160.000 человек,
годовой доход более $100.000 имеют 440.000 семей.
92% крупной российской промышленности, банков и пр. - это иностранная собственность.
Только в банках Швейцарии находится около $25 млрд российского происхождения.
В Государственной Думе и Совете Федерации заседает 41 миллиардер, общее состояние
которых оценивается в 1.056,6 млрд рублей.
Всего в России насчитывается 114 миллиардеров с совокупным капиталом в $297 млрд.
Состояние топ-десятки за год выросло почти на треть и составило 182 млрд. долларов,
тогда как в прошлом году - 139 млрд.
Российские миллиардеры платят самые низкие в мире налоги (13%), которые и не снились
их коллегам во Франции и Швеции (57%), в Дании (61%) или Италии (66%).
26% россиян имеют непогашенный кредит.

Этот список можно продолжать и продолжать, но для этого надо иметь или канаты вместо нервов или либеральные мозги, позволяющие все это воспринимать как восстановление исторической справедливости, попранной в 1917 г., и неизбежность для формирования нового среднего класса. Однако социальный контраст настолько невероятный, что не поддается никакому разумному объяснению. А раз нет этому феномену объяснения, то и какого-то противодействия этому тоже нет.

Но по сути дела идет целенаправленная десоциализация основных групп общества, которая приобретает глубокий и необратимый характер. Она выражается в том, что все больше людей уже не осознает себя частью какой-то социальной общности и даже не видит в этом соучастии никакого смысла. Возможно, что эта самая страшная социальная катастрофа, которая произошла за последние двадцать лет. Ведь вместе с советским слоем социализации соскабливается и та социализация, которая в прошлом носила форму общинности, соборности. С обществом, с разрушенными социокультурными взаимосвязями, – с обществом полностью разобщенном, – с этим обществом, которое уже перестало быть обществом, можно делать все что угодно. И делается. А общество, вернее, каждый в своей отделенности от общества, понимая это, молчит. Оно начинает говорить только тогда, когда происходит что-то очень страшное. Например, пожары лета 2010 года, сейчас – гибель теплохода «Булгария». Что же должно случиться, чтобы люди поняли, что их сила в объединении. Точно в таком же, как объединились друг с другом новая социальная элита. Прямо-таки с комсомольской пылкостью и коммунистической убежденностью в необходимости держаться друг за друга. У них и название этого объединения – «единая…». Очень им это слово нравится.

А наша либерализованная элита, включая СМИ, с радостным и циничным визгом такое осознание в социальном соучастии по отношению к простым людям обозначили «совковостью» и стараются ее вытравить. Не забывая, правда, проявлять соучастие к своей «команде» и к тем, кто попал в очередную струю по защите прав человека. Если кто-то не попал под крышу правозащитников, то не имеет права проявлять солидарность к себе подобным и может быть даже обвинен в отсутствии политкорректности, в политическом заговоре, в экстремизме. И как стать человеком, чтоб попасть в очередную политическую кампанию по защите прав человека? И как стать каждому из 90,5 %% от 142 млн. российского населения стать таким человеком, если многие из них давно уже перестали ощущать себя человеком? Как писал В. Соколов, «Не нужны мне права человека / Я давно уже не человек». Что остается в этом случае? Остается молчать.

В такой ситуации этих людей, живущих на грани бедности, приучают рассматривать другого как своего конкурента и даже недруга. Это срабатывает, поскольку в состоянии крайней нищеты возрождаются варварские инстинкты, которые еще древние римляне обозначили формулой «человек человеку волк». Какой же может разговор у волков? Как тут отмечает Анатолий Степанович Чуев, «народ молчит, но чувствуется - молчит с ненавистью». Старая формула приобрела новую упаковку.
Виталий Алексеевич Челышев, г. Москва (11 Июля 2011 в 23:49:31)

Спасибо, очень сконцентрированная информация. Всё-таки мы нация крайностей.
Сергей Николаевич Павлов, Ставропольский край (12 Июля 2011 в 16:35:07)

"позволяющие все это воспринимать как восстановление исторической справедливости, попранной в 1917 г. ..." исторической справедливостью было бы восстановление соответсвующих социальных слоев(зверски уничтожаемых под прикрытием еволюции "За Власть Советов" "Царство свободного Труда"), земского самоуправления. доведения до логического завершения - Учредительного собрания от всех слоёв общества ... да и возврат статуса -политической нации - русских с политической инфраструктурой адекватной населяющих народов ... , "снятие" расчленения единой нации, так же, в основе восстановления исторической справедливости.
"А раз нет этому феномену объяснения, то и какого-то противодействия этому тоже нет." - увы, но этому феномену есть обьяснение, (от простого и верного предатели порождают предателей - первая мировая война до сих пор , с позиции поражения России "пятой колонной" и что ОТРАБОТАЛА эта пятая колонна, чтобы стать - пятой Властью, д сих пор историками ... табу. Теория позволяет к тому же , прогнозировать события социально -политического характера, а в зависимости от потока главных событий(как бы самогенерируемых, на самом деле управляемых, вполне понимаемых) вносить коррективы по прогнозу.
Знаете, обьединение "на крови", на потоке и разграблении" конечно же внешне проявляется как -"объединились друг с другом новая социальная элита. Прямо-таки с комсомольской пылкостью и коммунистической убежденностью в необходимости держаться друг за друга".
---
И самое печальное, что любое другое обьединение будет уничтожаться начиная от политического до криминального метода (включая и тех же "либералов" которые упустили "кормушку").



Владимир Павлович Козырьков, Нижегородская область (12 Июля 2011 в 23:27:44)

С.Н. Павлову

Это какие такие социальные слои были уничтожены? Нищие? Проститутки? Беспризорники? Бродяги? Безработные? Казаки? Дворяне? Если Вы их хотите восстановить, то они уже восстановлены и даже с большим превосходством: сейчас этих слоев на целый порядок больше. Добавились еще больные спидом.

Так что историческая справедливость восторжествовала. И число неграмотных скоро уравняется с дореволюционным уровнем, если новая реформа образования будет проходить «успешно». Да и земское самоуправление кое-где уже стало появляться в рамках пресловутого гражданского общества. А чем наше Федеральное собрание хуже Учредительного собрания? Тоже «от всех слоев общества». И нация скоро станет «политической», так как выстраивается такая национальная политика.

Все восстановится, но при этом «вся историческая мерзость» останется точно так же, как она процветает на блаженном Западе. Только у нас это будет иметь большие масштабы, поскольку ничего не делается для того, чтобы их сократить. Наоборот: все делается, что восстановить вышеупомянутые социальные слои.

Чего же так расстраиваться?
Сергей Николаевич Павлов, Ставропольский край (13 Июля 2011 в 14:44:31)

В. Козырькову
в принципе, я думал, что вы различаете социальные слои и маргиналов, но вы перемешали божье с праведным;
учителя, врачи, учёные, воинские сословия, - не восстановлены не говоря о остальном(казаки - кстати относились к воинскому сословию и то что коммунисты нарядили под "казака" не дав ни экономической базы, ни соответсвующих законов, ни воинской подготовки ...
не вольно вспоминаешь: слепой может знать слово нефритовый камень и даже рассуждать на эту тему, но в действительности что камень угля, что нефритовый камень он - НЕ РАЗЛИЧАЕТ".
В этом плане вы напоминаете мне лидера "правого дела" наивность в политике, не понимание философских категорий, но пользуется и призывает ...
Хотя вы действительно пишите о том, что у вас "болит" и здесь не смотря на разницу точек зрения я вас поддерживаю.
С уважением!
Владимир Павлович Козырьков, Нижегородская область (13 Июля 2011 в 19:18:10)

Сергей Николаевич! Так у нас сейчас все социальные слои – маргинальные, поэтому их различить может только господь бог. Куда уж мне...

Хотя, по своей наивности я всегда думал, что сословность социальной структуры – это средневековье. Я понимаю, что некоторым сейчас хочется хоть куда, лишь бы не остаться в современности. Тогда можно и в средние века, тем более что глубокая социальная сегрегация общества способствует этому. РПЦ будет себя тогда чувствовать себя как дома. Осталось избрать нового царя. С этой идеей тоже сейчас некоторые носятся.

Предлагаю радикальное решение: воскресить Ивана Грозного. Почему бы и нет, если звучит требование восстановить все сословия?
Сергей Николаевич Павлов, Ставропольский край (13 Июля 2011 в 19:49:08)

Владимиру Королькову
Общество - (в частности о котором витийствуют -гражданское) появляется только там где возникают социальный группы. образующие социальную инфраструктуру. кристаллизующуюся в социальные институты. Социальный слой это производное от Открытого общества и гражданского общества и социальных структур. адекватно времени. Более определяются усвоением Знаний времени сего и технологий адекватных знанием и распределяются согласно уровню международной конкренции для данного государства выстроенного гражданским обществом. У нас все общественые, социальные взаимодействия и инфраструктура, как и Доверие "полевое производное" социальных институтов - У Н И Ч Т О Ж Е Н Ы. а ВЫ ГОВОРИТЕ УЖЕ О "НЕ СУЩЕСТВУЮЩЕМ" -НОРМАЛЬНОМ, ЗДОРОВОМ.
---
Если теперь вы от - своего монолога - перейдёте к осмыслению представленной вам информации текста. Я буду очень рад.
С уважением.
Геннадий Павлович Золотарев, Омская область (16 Сентября 2011 в 15:03:15)

Владимир Павлович. Не ожидал такого умного и одновременно эмоциоанльного эссэ. Браво! Великолепный литературный стиль, образность, все в наличии. И все же, позволю себе взглянуть на ситуацию критическим взглядом. В Вашей версии народ выступает в роли жертвы, а власть, тиранствующий палач, насильник и мироед. ОК. Только, давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны. Народ не монолитная глыба. Наиболее образованная его часть, как правило, во всех странах играет роль интеллектальной и духовной элиты. Она питает своими идеями и примерами культуру и практическую жизнь. Если по теории общественного договора власть выполняет свои функции, как аппарат насилия, то оппозиция в лице интеллектуалов, должна по идее смячать и корректировать наиболее одиозные эксцессы воласти. В нашем обществе мы констатируем молчание народа, но кто подскажет, какие слова ему говорить? На мой непросвещенный взгляд, начиная с 19 века российская интеллигенция, которая кстати подпитывала кадрами чиновничий аппарат, ровно так же как и власть, не справлялась со своими историческими обязанностями. Насильник будет делать свое дело, если не столкнется с сопротивлением и организованной силой. Тьма боится света. Если и сегодня наша интеллектуальная элита не осознает собственной ответственности и не сумеет выступить в относительно едином строю против пороков власти, не поднимет свой голос, "народ" не заговорит. Да и что мы понимаем под народом? Мне кажется, что проблема "спотыкающегося" развития во многом связана с тем, что современная интеллектуальная элита не дает себе труда более внимательно разобраться в и в прошлом и в настоящем. Понять, где и как можно изменить ситуацию. ВЫ прекрасно видите, как ведут себя "отцы русской демократии". То же чванство, что и у чиновников, нежелание считаься с теми, кто не согласен или критикует. Взаимные склоки и непродуманные акции. Я не думаю, что сама постановка вопроса о том, что власть является врагом для народа, может быть продуктивна, ведь многие большие начальники вышли из низов.
Владимир Павлович Козырьков, Нижегородская область (14 Ноября 2011 в 18:59:12)

Геннадию Павловичу.
Жаль, что создалось впечатление, что я во всем, в том числе и в социальном молчании, обвиняю власть. Поэтому я еще, но не так эмоционально, резюмирую:
1. Реальная власть (она не политическая, не государственная!) стала анонимной, поэтому даже при желании что-то сказать, сказать стало некому.
2. Слова стали отчужденными, затасканными рекламой, попсой, буьварной литературой и т.п. жанрами массовой культуры. Язык стал социально аморфным и во многом инородным. "Великий и могучий" исчез. На таком птичьем языке сказать что-то вразумительное стало очень сложно.
3. Социальная реальность перестала быть узнаваемой, поэтому она не получает своего адекватного выражения не только на русском языке, но и на любом другом языке. Поэтому идет ориентация на описание происходящее, причем, господствуют малые нарративы. Социальная наука превратилась в подобие абстрактных зарисовок или интеллектуальных упражнений "высоколобых".

4. Идеологическая атмосфера не способствует трезвому взгляду на происходящие процессы. Понять что-либо рационально стало невозможно. Возникли различные кошмары иррационального, размножающиеся СМИ в общественном сознании с огромной силой и масштабом. В такой ситуации даже любой гневный крик тонет и превращается в совершенно беспомощный писк, поскольку ему противостоит мощный идеологический шум, создаваемый СМИ и их потребителями, обнаружившими в себе способность высказывать собственное мнение. Благо для этого под рукой есть интернет.

5. Отсутствие единства в понимания социальных процессов ведет к усилению силового фактора по принципу: я сильнее, поэтому я прав, а раз я прав, то и правда на моей стороне. Или другая. Но родственная логика: я богаче, поэтому я прав и т. д. Ну,а там, где господствуют сила и богатство, там всегда будет царствовать социальная тишина.

А то, что "вышли мы все из народа", я знаю. Как известно, в советское время у нас все господа были "в Париже". Но в том-то и парадокс весь, что совершающее у нас на глазах особый процесс формирования новой касты господ никогда нигде больше не происходил. Но это происходит реально и надолго. И господа есть господа. Мы знаем, каким они были до 1917 года, знаем, какими они было до 1991 года, а теперь "качается в люльке" новый господин.
И нужно сказать, что новые господа еще не сформировали своей субкультуры, довольствуясь пока что остатками западной культуры. Так что они пока что тоже больше молчат, несмотря на их нередкую говорливость: они говорят еще не своими словами. Отсюда и эффект молчания.

зарегистрированно участников:
всего: 2852 | инициатив: 99 | экспертов: 340 | онлайн: Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '4282309843', '7', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.196.53.39', '1493429809', '/materials/frip/wp-id_1566/', '2017','4','29', '3905843108', '')Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist SELECT * FROM adv_stats WHERE type_id='7' AND time>=1493429689 and user_id=0 group by u_crc0
Разработка сайта, поддержка
"Московская Интернет Компания"
Карта сайта Написать письмо На главную