Вход для зарегистрированных
Регистрация | Забыли пароль?

Программы взаимодействия



Новые лица

Магомедова М.М.
г. Москва
Самарин К.
г. Москва
Котин В.В.
Ставропольский край
Фалалеева И.Н.
Волгоградская область
Носикова Т.
Ярославская область

ПОЗДРАВЛЯЕМ С РЕГИСТРАЦИЕЙ
на нашем проекте!!!
Надеемся на Ваше активное участие!!!








Гражданин и Армия
«ЖУРНАЛИСТ» Виртуальный
ЭКСПЕРТИЗА ФРИП
Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '1496', '5', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.224.121.93', '1498262507', '/materials/frip/wp-id_1496/', '2017','6','24', '766712298', '')
Общественность спорит, нужно ли вводить цензуру в интернете

Автор / источник: Фонд Развития Информационной Политики (г. Москва)
Опубликовано: 20 апреля '11


Сервер свободы

В российском обществе началась дискуссия вокруг ситуации со свободой слова в интернете. Поводом послужили законопроекты, которые якобы вводят цензуру

Кроме того, на сайте госзакупок размещены заказы на изучение зарубежного опыта мониторинга Всемирной паутины. "Известия" решили разобраться, насколько реальна угроза "удушения" интернета.
Из последних событий - эксперты правозащитной организации Freedom House проанализировали состояние интернета в 37 государствах. Россия оказалась посередине. При этом именно Россия указана в списке стран, в которых наиболее вероятно ухудшение ситуации со свободой слова в интернете. Также в этом перечне Иордания, Таиланд, Венесуэла и Зимбабве.
Что угрожает интернету? Кибератаки, политическая цензура и правительственный контроль над инфраструктурой. В России, отмечается в докладе, участились случаи преследования блогеров со стороны властей, появился и феномен регионального блокирования тех или иных веб-сайтов. Доступ к интернету, пишут эксперты Freedom House, стал проще, а вот степень свободы в нем уменьшается.
- Те основания, на которых Freedom House делает вывод об угрозах уменьшения свободы слова в российском интернете, сегодня присутствуют, - считает Игорь Яковенко, директор Фонда общественной экспертизы. - В то же время пока эти угрозы только потенциальны. Реально они сегодня не привели к уменьшению свободы слова в Сети. Наш фонд в свое время хорошо сотрудничал с Freedom House, и мне хорошо известна методика их исследований. Так вот, она отличается некоторым схематизмом. Freedom House в целом справедливо отмечает несвободу российских медиа, но ошибочно проецирует эту позицию на интернет.
- Все подобные рейтинги попросту не учитывают российской специфики, - полагает Галина Тимченко, главный редактор Lenta.ru. - Не могу сказать, что я согласна с этим отчетом. Да, мы прекрасно понимаем, что многие наши государственные деятели так или иначе пытаются вводить ограничения. Однако на практике пока ни одна из подобных инициатив не была доведена до конца.
И ограничения доступа к ресурсам, и введение тех или иных санкций к блогерам происходят, как правило, под лозунгом борьбы с нарушениями законодательства, прежде всего связанными с пропагандой терроризма и экстремизма. Цель - благая, но способы ее достижения часто приводят к бурям среди интернет-сообщества.
Сейчас Роскомнадзор в очередной раз пытается упорядочить этот процесс. В марте это ведомство объявило конкурс по созданию системы, которая могла бы в автоматическом режиме проверять интернет на предмет нарушений российского законодательства. Цена вопроса - 15 миллионов рублей. Перечень возможных нарушений весьма широк: от призывов к терроризму и описаний изготовления наркотиков до "распространения материалов с публичным заведомо ложным обвинением лица, занимающего государственную должность". Пока эксперты скептически относятся к возможности создания такой автоматизированной системы - задачи перед ней ставятся непосильные.
Бурную реакцию вызвал и недавний правительственный заказ на изучение методов регулирования интернета в различных странах - от США до Китая (он также был размещен на сайте госзакупок). Однако, как заверил пресс-секретарь председателя правительства Дмитрий Песков, "речь об ограничениях в интернете не идет".
- Когда говорят, что цензура грозит, что она теоретически возможна - это более-менее отражает ситуацию за все те 17 лет, что существует на свете домен ru, - иронизирует известный блогер Антон Носик. - Всегда можно было сказать, что мы не исключаем наступления в будущем той или иной формы цензуры. И об этом стоит помнить. Но стоит заметить: все те годы, что у нас эти угрозы со стороны государства прогнозируются, они так и остаются страшилками от людей, в основном по странной случайности получающих финансирование за противодействие цензуре.
- Реальных предпосылок на законодательном уровне введения цензуры в интернете у нас нет, - заявила "Известиям" член комитета Госдумы по информационной политике Ольга Носкова. - И даже никаких поползновений по этой части на уровне формирования правовой базы не существует.
При этом стоит сказать, что вариантов законопроектов, регулирующих интернет, уже появилось достаточно много. Все ли они либеральны?
- Не могу сказать за всю Одессу, - говорит Ольга Носкова. - Но из тех проектов, что обсуждались в рамках рабочей группы, а также в тех, что в принципе предлагались комитету как варианты для рассмотрения и обсуждения, предложений надеть намордник, стращать и не пущать не было.

Правила обращения с интернетом в Европе
Европейские государства трепетно относятся к одному из главных завоеваний демократии - свободе слова, в том числе и в виртуальном пространстве. В 2003 году Совет Европы принял "Декларацию о свободе общения в интернете", где подчеркнуто, что Всемирная сеть не должна подвергаться более строгим ограничениям, чем обычные СМИ. И тем не менее правительства тем или иным способом следят за тем, что просматривают в интернете их граждане.
Французский сенат в марте 2000 года утвердил закон, предписывающий провайдерам сообщать сведения об авторах сайтов любому заинтересованному третьему лицу. Владельцы всех веб-сайтов страны обязаны предоставлять свои личные данные провайдерам до того, как их ресурс начнет работу. Причем если сведения окажутся неполными или неверными, лицу, их предоставившему, грозит тюремный срок до полугода. Такую же ответственность несут и провайдеры за предоставление хостинга неидентифицированным пользователям. Кроме того, высший аудиовизуальный совет Франции отслеживает появление расистских и антисемитских высказываний в прессе и интернете.
В Германии в 2007 году вступил в силу закон "О регулировании деятельности интернет-ресурсов". Теперь если редакции какого-либо сайта станет известно о незаконности размещенного на нем контента, она обязана немедленно его удалить. При этом обратиться в редакцию с такой просьбой может любое, в том числе и частное лицо. Закон применяется не только к интернет-СМИ, но и к блогам, сайтам объявлений и даже поисковикам. Но предварительная проверка контента (премодерация) считается нарушением свободы слова и приравнивается к цензуре.
В Великобритании после 11 сентября 2001 года фильтрация интернет-ресурсов стала прерогативой Национального отделения по борьбе с преступлениями в области высоких технологий, созданного в том же году. Организация работает в тесном контакте с телекоммуникационными службами, хотя, по их утверждению, сбор данных о клиентах этих компаний носит превентивный характер.

ИНТЕРНЕТ-ОПРОС "ИЗВЕСТИЙ"
Депутаты намерены регламентировать работу интернета. Что именно нужно делать?
41% Любые ограничения интернета бессмысленны
40% Необходимо запретить ресурсы с порнографией, пропагандой насилия и терроризма
10% Прежде чем регулировать интернет, надо сделать его массовым
5% Интернет приносит России только зло, его нужно вообще отменить
3% Нужно ввести обязательную регистрацию пользователей, чтобы отслеживать их действия
1% Следует обязать провайдеров запретить скачивание нелицензионного контента
Источник: www.izvestia.ru/obshestvo/article3154316/




Вернуться к списку материалов



Поступившие сообщения
Евгений Греков, г. Москва (20 Апреля 2011 в 11:24:51)

Юрий РАЙХЕЛЬ

Интернет-контроль

Современные средства связи пугают российские спецслужбы

Пугливые нынче пошли спецслужбы. В частности, в России. То ли история с WikiLeaks произвела на них столь сильное впечатление, то ли события в Северной Африке, а теперь и в крошечном Свазиленде, но начальник Центра защиты информации и специальной связи ФСБ России Александр Андреечкин видит опасность. Он официально заявил на заседании правительственной комиссии по федеральной связи и технологическим вопросам информатизации, что Skype, Gmail, Hotmail представляют угрозу национальной безопасности страны. Причина очевидна: за данными, переданными по ним, нет оперативного контроля. Заместитель главы Минкомсвязи Илья Массух после заседания, проходившего в закрытом режиме, рассказал журналистам: ФСБ объяснила свою инициативу использованием в сервисах шифрования, затрудняющего осуществление оперативных мероприятий. Другими словами, спецслужба не может расколоть кодировку сообщений, передаваемых через эти сервисы. А значит — не знает, о чем граждане пишут и о чем, что гораздо важнее, договариваются. А вдруг кому-то взбредет в голову призвать выйти на Красную площадь и раскинуть там палатки по образцу украинского Майдана или каирской Ат-Тахрир. Конечно, полиция знает что делать, но тем не менее...

Известно, что однажды укушенный дважды осторожен, и в российских спецслужбах предпочитают дважды подуть на воду. И делались такие заявления не случайно после кошмарного сна чиновника из спецслужбы. Его заявление — это хорошо продуманная тактика зондажа общественного мнения, а также предупреждение тем, кто принимает решения, что змея затаилась в траве.

Посланный информационный снаряд вызвал весьма противоречивую реакцию. В тот же день на инициативу ФСБ откликнулся Кремль. Там заявили, что «личное мнение» Андреечкина не отражает позиции государства. Другими словами, президента Дмитрия Медведева. Но он еще не все государство российское. Есть еще и его непосредственный подчиненный — премьер-министр Владимир Путин. В резиденции последнего — московском Белом доме — отреагировали со скоростью света. «Представители ФСБ не высказывают личных точек зрения. Естественно, это позиция ведомства, и она тщательно аргументирована», — сказал пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков. Вот такой коленкор. Начальник считает, что это «личное мнение» чиновника, хотя непонятно как он может такое иметь в течение своего рабочего дня, а подчиненный заявляет, что ничего подобного. Оно тщательно аргументировано.

О том, что заявление Александра Андреечкина совсем не случайно, говорит директива правительства Свердловской области. Как писала московская «Независимая газета», в документе, подписанном руководителем аппарата правительства Свердловской области Сергеем Козловым, предлагается принять ряд мер по снижению рисков утечки информации: «1. Использовать только сертифицированные в РФ программные продукты и аппаратные комплексы. 2. Проводить консультации с компетентными органами при приобретении зарубежного программного обеспечения и аппаратуры. 3. Запретить использование сервисов бесплатной электронной почты, а также сервиса бесплатной интернет-телефонии Skype для служебной переписки и иных форм делового общения работников. 4. Обеспечить гарантированное закрытие корпоративных сетей при переходе на систему электронного документооборота, включая предотвращение возможности удаленного доступа к ним через сеть Интернет». Инструкция стала результатом «анализа органами ФСБ России», которые установили «факты зависимости органов государственной власти от зарубежных производителей программного обеспечения». Спецслужбы выявили «ряд системных рисков, негативно влияющих на информационную безопасность органов государственной власти и управления». Это какие такие секреты знают чиновники гражданских учреждений Свердловской области, что их надо так тщательно скрывать? От каких врагов? Или от собственных граждан, которые могут их расшифровать, перехватив сообщения по Skype, Gmail, Hotmail и т.д. В свое время бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС Борис Ельцин вспоминал, что за время его руководства областью доблестное региональное управление КГБ СССР не обнаружило на подведомственной территории ни одного иностранного агента. Наверное, с тех времен их развелось невиданное количество, чтобы чиновников ограждать от соблазна что-то передавать по линиям связи. Тем более, если они не контролируются соответствующими органами. Интересно, а если чиновник придет домой и что-то передаст во внерабочее время? Ведь без решения суда перлюстрация, в том числе электронная, запрещена российскими законами. Тайна переписки. Или для компетентных органов закон не писан?

В связи с этим, возникает два вопроса. Выходит, российские спецслужбы заявляют о своей полной несостоятельности, неумении раскалывать чужие коды и шифры? Тогда возникают вопросы и о служебном соответствии их руководителей. Не говоря уже о многом другом. Интересно, что от WikiLeaks американские органы власти пострадали гораздо больше, чем российские, но что-то не слышно было от американских контрраздведчиков призывов как-то и кого-то ограничить в сетях или больше того, в интернете. И никогда бы уважающая себя спецслужба не расписалась устами одного из своих руководителей в вопиющем непрофессионализме.

Второй вопрос уже относится к области политики. Упомянутая инструкция, и не только в Свердловской области, прямо противоречит заявлениям президента Медведева. Он, в частности, на майской встрече в 2010 году с активом партии «Единая Россия» заявил: «Я думаю, вы со мной согласитесь, что грядет эпоха возвращения в известной степени от представительной демократии к демократии непосредственной, прямой, при помощи Интернета». В своем блоге президент писал: «Очевидно, что сегодня никакие прогресс и модернизация невозможны без информационных технологий, это касается и научно-технической сферы, и не только научно-технической сферы, но и собственно вопросов управления и даже вопросов укрепления демократии в стране».

Реакция на попытку усиления контроля над виртуальным пространством была предсказуемой и довольно резкой. ФСБ пришлось отыгрывать назад. Представитель ЦОС ФСБ заявил, что ФСБ не предлагает и не планирует никаких мер, связанных с ограничением использования сервисов Skype и Gmail в России. «Напротив, — подчеркнул он, — развитие передовых технологий — это естественный процесс, которому надо способствовать».

Все это вполне укладывается в логику разгорающейся и обостряющейся борьбы в приближении выборов в России. До недавнего времени Дмитрий Медведев довольно успешно вел информационное наступление. Он не раз прямо или косвенно критиковал премьер-министра. Налицо попытка премьера перехватить инициативу, пусть и через своего пресс-секретаря в ментально и технологически близкой и понятной области. «Чекисты» продолжают оставаться неформальной сферой влияния именно премьера. У Путина мог вызвать раздражение сам факт вмешательства Кремля в его сферу влияния.

Так, случайно (а вполне возможно, что и не очень), но примерно в то же время была предпринята DDoS атака (англ. — Distributed Denial of Service, распределенная атака типа «отказ в обслуживании») на «Живой журнал» (ЖЖ). Она состоит в том, что организуется очень большое количество обращений на сервер. В результате превышения допустимой нагрузки сервер отказывает в обслуживании и фактически блокируется.

Нет оснований утверждать, что это было сделано соответствующими органами или по наущению их. Причин могло быть много, в том числе и из-за происков конкурентов. Но что характерно. Сразу стали подозревать именно органы. Слишком много на них негатива, и уровень доверия к ним даже не ниже нулевой отметки. Не трудно было предположить, что эти два события многие связали, и не случайно. Аналогичные атаки ранее предпринимались на сайт оппозиционной «Новой газеты» и ранее — на блог Алексея Навального, бросившего открытый вызов российской коррупции. В блоге «Новой газеты» сообщается, что ее сайт, по заключению специалистов, подвергся нападению от того же ботнета, который в течение недели атаковал «Живой журнал».

В защиту ЖЖ вступился также президент России Дмитрий Медведев, который написал в своем блоге: «Получил много обращений в связи с DDoS-атаками на «Живой журнал». Как активный пользователь ЖЖ, считаю эти действия возмутительными и незаконными». Как подчеркнул президент, «в том, что случилось, должны разобраться и администрация ЖЖ, и правоохранительные органы». Как они могут разбираться, если их самих подозревают?

Согласно отчету государственного департамента США, в России в информационной сфере свободным остается только интернет. И это обстоятельство, как видим, многих представителей власть имущих не устраивает. Для президента интернет-ресурсы — это декларируемый стимул развития гражданского общества в России, для части силовиков и высшей бюрократии — угроза национальной безопасности из-за своей неподконтрольности. При этом, несмотря на то, что доля пользователей интернета растет относительно медленно (по данным ВЦИОМ 60% граждан интернетом не пользуется), активная часть пользователей сильно вовлечена в политику, имеет амбиции и способность к спонтанной, горизонтальной и при этом очень быстрой мобилизации. Интернет остается вне поля политического и юридического и пока технического регулирования, а это многих пугает. Противоречия лагерей президента и премьера, в том числе и по проблеме виртуального пространства, будут нарастать. Всплеск этой борьбы мы увидим уже ранней осенью.

СПРАВКА «Дня»

Ботнет (англ. — robot и network) — компьютерная сеть, состоящая из некоторого количества серверов, подключенных к сети, и с запущенными ботами — автономным программным обеспечением. Чаще всего бот в составе ботнета является программой, скрытно устанавливаемой на атакуемом компьютере и позволяющей извне выполнять некие действия с использованием ресурсов зараженного компьютера. Заражение может происходить, например, через вирусы или от внутренней установки специального программного обеспечения, используемого для атаки.
Источник: www.day.kiev.ua/208701
Ольга Владимировна Новосад, Московская область (21 Апреля 2011 в 11:16:49)

Технически подпортить кайф от интернета можно-пример тому история с ЖЖ или обвалы сайтов ""Новой газеты, но успешно втюхивать агитпропаганду - это уж вряд ли. Свободное пространство для свободных людей. Очень понравились слова Людмилы Алексеевой (МХГ) -" интернет утешает". Депутатские руки лучше уж не тянулись бы туда, где еще можно дышать.
Ирина Яковлева, Свердловская область (21 Апреля 2011 в 15:52:13)

Трудно не согласиться: Интернет в России сегодня пока действительно единственная возможность свободно изложить свои мысли. Но нельзя отрицать, что не все мысли идут во благо. В интернет-технологиях я чайник, но им пользуюсь, и понимаю: действительно, если все что ни попадя будет размещаться безконтрольно, общество может столкнуться с определенными проблемами. Вопрос в том: кто должен контролировать? Ясно, что не службы безопасности. И не цензура. Тогда кто? Тот, кто является собственником (хозяином) сети, сайта, и т.п.Это такой же бизнес, как и прочий другой. И этот бизнес обязан выполнять требования законов. Если закон како-то нарушается - механизм решения (ответственности) в любом законе также определен. Если у государства, служб безопасности и т.п. есть желание - оно вправе просматривать информацию, размещенную в интернете, в случаях обнаружения нарушения законов - привлекать к ответственности виновных через суд. Других механизмов быть не должно.

зарегистрированно участников:
всего: 2852 | инициатив: 99 | экспертов: 340 | онлайн: Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '1289682059', '7', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.224.121.93', '1498262508', '/materials/frip/wp-id_1496/', '2017','6','24', '766712298', '')Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist SELECT * FROM adv_stats WHERE type_id='7' AND time>=1498262388 and user_id=0 group by u_crc0
Разработка сайта, поддержка
"Московская Интернет Компания"
Карта сайта Написать письмо На главную