Вход для зарегистрированных
Регистрация | Забыли пароль?

Программы взаимодействия



Новые лица

Магомедова М.М.
г. Москва
Самарин К.
г. Москва
Котин В.В.
Ставропольский край
Фалалеева И.Н.
Волгоградская область
Носикова Т.
Ярославская область

ПОЗДРАВЛЯЕМ С РЕГИСТРАЦИЕЙ
на нашем проекте!!!
Надеемся на Ваше активное участие!!!








Гражданин и Армия
«ЖУРНАЛИСТ» Виртуальный
ЭКСПЕРТИЗА ФРИП
Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '1283', '5', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.196.53.39', '1493429733', '/materials/frip/wp-id_1283/', '2017','4','29', '3905843108', '')
Речь Леонида Парфенова на церемонии вручения премии имени Влада Листьева

Автор / источник: Фонд Развития Информационной Политики (г. Москва)
Опубликовано: 26 ноября '10


Сегодня утром я был в больнице у Олега Кашина. Ему сделали очередную операцию, хирургически восстановили в прямом и переносном смысле этого понятия лицо российской журналистики. Зверское избиение корреспондента газеты "Коммерсантъ" вызвало гораздо более широкий резонанс в обществе и профессиональной среде, чем все другие покушения на жизнь и здоровье российских журналистов. В реакции федеральных телеканалов, правда, могла подозреваться заданность – ведь и тон немедленного отклика главы государства на случившееся отличался от сказанного первым лицом после убийства Анны Политковской. И еще.

До нападения на него Олег Кашин для федерального эфира не существовал и не мог существовать. Он в последнее время писал про радикальную оппозицию, протестные движения и уличных молодежных вожаков, а эти темы и герои немыслимы на ТВ. Маргинальная вроде среда начинает что-то менять в общественной ситуации, формирует новый тренд, но среди тележурналистов у Кашина просто нет коллег. Был один Андрей Лошак, да и тот весь вышел – в интернет.

После подлинных и мнимых грехов 90-х в 2000-е годы в два приема – сначала ради искоренения медийных олигархов, а потом ради единства рядов в контртеррористической войне – произошло огосударствление "федеральной" телеинформации. Журналистские темы, а с ними вся жизнь, окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ. За всяким политически значимым эфиром угадываются цели и задачи власти, ее настроения, отношение, ее друзья и недруги. Институционально это и не информация вовсе, а властный пиар или антипиар – чего стоит эфирная артподготовка снятия Лужкова. И, конечно, самопиар власти.

Для корреспондента федерального телеканала высшие должностные лица – не ньюсмейкеры, а начальники его начальника. Институционально корреспондент тогда и не журналист вовсе, а чиновник, следующий логике служения и подчинения. С начальником начальника невозможно, к примеру, интервью в его подлинном понимании – попытка раскрыть того, кто не хотел бы раскрываться. Разговор Андрея Колесникова с Владимиром Путиным в желтой "Ладе-Калине" позволяет почувствовать самоуверенность премьера, его настроение на 2012 год и неосведомленность в неприятных темах. Но представим ли в устах отечественного тележурналиста, а затем в отечественном телеэфире вопрос, заданный Колесниковым Путину: зачем вы загнали в угол Михаила Ходорковского?

Это снова пример из "Коммерсанта" – порой возникает впечатление, что ведущая общественно-политическая газета страны (вестник отнюдь не программно-оппозиционный) и федеральные телеканалы рассказывают о разных Россиях. А ведущую деловую газету "Ведомости" спикер Грызлов фактически приравнял к пособникам террористов – в том числе по своей привычке к контексту российских СМИ, телевидения, прежде всего. Рейтинг действующих президента и премьера оценивают примерно в 75%. В федеральном телеэфире о них не слышно критических, скептических или иронических суждений. Замалчивается до четверти спектра общественного мнения. Высшая власть предстает дорогим покойником: о ней только хорошо или ничего. Притом, что у аудитории явно востребованы и другие мнения: какой фурор вызвало почти единственное исключение – показ по телевидению диалога Юрия Шевчука с Владимиром Путиным.

Вечнозеленые приемы, знакомые каждому, кто застал Центральное телевидение СССР. Когда репортажи подменяет протокольная съемка "встреча в Кремле", текст содержит "интонационную поддержку", когда существуют каноны показа: первое лицо принимает министра или главу региона, идет в народ, проводит саммит с зарубежным коллегой. Это не новости, а старости – повторения того, как принято в таких случаях вещать. Возможны показы и вовсе без инфоповодов – на прореженной эфирной грядке любой овощ будет выглядеть фигурой просто в силу регулярного появления на экране.

Проработав только в Останкине или для Останкина 24 года, я говорю об этом с горечью. Я не вправе винить никого из коллег, сам никакой не борец и от других подвигов не жду. Но надо хоть назвать вещи своими именами. За тележурналистику вдвойне обидно при очевидных достижениях масштабных телешоу и отечественной школы сериалов. Наше телевидение все изощреннее будоражит, увлекает, развлекает и смешит, но вряд ли назовешь его гражданским общественно-политическим институтом. Убежден, это одна из главных причин драматичного спада телесмотрения у самой активной части населения, когда люди нашего с вами круга говорят: чего ящик включать, его не для меня делают!

Куда страшнее, что большая часть населения уже и не нуждается в журналистике. Когда недоумевают: ну, побили, подумаешь! мало ли кого у нас бьют, а чего из-за репортера-то такой сыр-бор? – миллионы людей не понимают, что на профессиональный риск журналист идет ради своей аудитории. Журналиста бьют не за то, что он написал, сказал или снял. А за то, что это прочитали, услышали или увидели.
Источник: www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=1546420




Вернуться к списку материалов



Поступившие сообщения
Евгений Греков, г. Москва (26 Ноября 2010 в 02:41:45)

речь Парфенова на премии рунета
www.youtube.com/watch?v=QK1UiNRgbos&feature=player_embedded
Евгений Греков, г. Москва (26 Ноября 2010 в 02:43:43)

Получил истинное удовольствие и эстетическое и политическое!!!
Вот кто должен быть советником президента... Может не этого...
Сергей Александрович Расов, Казахстан (26 Ноября 2010 в 07:38:05)

Все что сказал Леонид Геннадьевич, верно, точно и в точку. Ни прибавить ни убавить. Но вопрос в другом, он то сам что делает? На первом канале? Вот именно это самое развлекательное шоу-телевидение, а отнюдь не "Намедни"
Леонид Васильевич Гречишников, Московская область (26 Ноября 2010 в 12:02:25)

Речь замечательная. И награда получена Леонидом Парфёновым бесспорно заслуженно. Нельзя не оценить и его самокритичность: «Я не вправе винить никого из коллег, сам никакой не борец и от других подвигов не жду». Думается, очень многие подписались бы под этими словами. Автор этих строк – так это точно. Но ведь по сути отсутствие в гражданах России достаточной социальной активности – это главная глубинная причина основных российских бед. В том числе и того, что у нас телевидение такое («подмятое» властью), о котором в его речи. И того, что в России везде плохо, какую сферу общественной жизни ни возьми.

Но если к подвигам мы не расположены, то надо хотя бы максимально возможно активизировать работу над этой, по сути главной, проблемой России – проблемой социальной активности населения, её массового сознания. Ведь не будет такой активности – не будет в России и гражданского общества. А по мнению кинорежиссёра Александра Сокурова, без такого общества у России и будущего-то нет.

Написал на эту тему довольно большой материал. Рассчитывал на его размещение на главной странице сайта «Эксперты для гражданского общества». Но он размещён как комментарий к материалу Григория Голосова от 26.10 10 г. Вот начало этого материала (уважаемые коллеги, пожалуйста, прочтите, кого заинтересует).

«ЗИЯЮЩИЙ ГРАЖДАНСКИЙ «ПУСТЫРЬ» В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Спасибо Леониду Радзиховскому за статью «Гражданский пустырь» («Российская газета», 16.11.10 г., стр. 3). В ней на примере отношения москвичей к пустырю (его их усилиями можно было бы превратить в прекрасный парк, но они бездействуют) показано, что гражданского общества в России нет, что отличительными чертами россиян являются их взаимная отчуждённость и неспособность к самоорганизации.

Главная идея статьи (по крайней мере, именно так это понято автором этих строк) выражена в статье такими словами:
«Возможно ли создание гражданского общества в России сегодня? – Нет. Невозможно».
Почему? Да потому что НЕКОМУ его создавать!».

Если бы последствием того, что сегодня НЕКОМУ создавать в России гражданское общество, был только зияющий почти в центре столицы пустырь! В этом же (в том, что сегодня НЕКОМУ создавать в России гражданское общество) коренятся, думается, глубинные причины и основных российских бед. Если бы сегодня в России было КОМУ создавать гражданское общество, то этих бед, думается, не было бы. Что уж там говорить о каком-то жалком пустыре: на нём усилиями этих «КОМУ» уже давно был бы создан парк, и люди (преодолевшие взаимное отчуждённость и обретшие способность к самоорганизации) прекрасно бы в нём отдыхали, заслуженно пожиная плоды своих усилий».

Этот материал направлен также политическим партиям, общественным движениям, профсоюзам, НИИ, ВУЗам, СМИ и др. (всего в 70 адресов). В нём есть и критика в адрес нашего экспертного сообщества. В обсуждении двух прямых обращений к экспертам проекта с предложением максимально возможно активизировать работу над указанной проблемой приняли участие лишь три эксперта (из 282-х).

Вот мнение одного из участников обсуждения (комментарии от 24 и 25.09.10 г., орфография сохранена): «…нет такой проблемы как не гражданское сознание, есть проблема отсутствия государства, по отношению к которому можно было бы иметь ответственную гражданскую позицию»; «Так что проблема не в сознании граждан (тем более массовом), оно то что надо… Проблема в том, что нет моральных авторитетов, которым стоило бы доверять, особенно по части массового…»; «Потому разумные люди поступают разумно, выполняют предложенные бывшим президентом, а ныне премьером правило, «плати и все будет»… Пока не появится первое лицо которое сможет предложить более цивилизованное правило жизни разумным людям, так мы жить и будем… А социально-активная жизнь по прежнему будет развлечением для «избранных» или полоумных….». Комментарии, как говорят, излишни.

Большая просьба – высказаться всё-таки по указанному материалу. Для начала. Для разгона.

С уважением, Л. Гречишников 26.11.10 г.























Эксперты для гражданского общества , г. Москва (26 Ноября 2010 в 15:35:12)

Леонид Парфенов на вручении премии имени Владислава Листьева говорил смело. Видно, что то, о чем он говорил, копилось у него долго. Об этом, комментируя обличительную речь Парфенова, рассказал «Росбалту» телеведущий Владимир Соловьев.

«Поздравляю Леонида Геннадьевича с получением премии, — сказал Соловьев. — Однако я не совсем понял, к кому относилась его обличительная речь. Если к руководителям российских телеканалов, то Парфенов и так с ними постоянно общается. Ведь в целом он рассказал о том, что и так очень хорошо известно. Я полностью согласен, что в информационном вещании сейчас есть проблемы. Однако в его речи не было сущностных вещей, а хотелось услышать аналитику, на которую Парфенов способен. Виновные так и не были названы: был лишь намек на премьера. Если уж ты обличаешь кого-то, назови виновных пофамильно».

Соловьев также отметил, что, посмотрев новый проект Парфенова на Первом канале, он не нашел там тех положительных черт телевидения, о которых в своей речи говорил журналист.
Источник: www.rosbalt.ru/2010/11/26/794215.html
Надежда Владимировна Тихонова, Архангельская область (26 Ноября 2010 в 16:01:53)

Тест без надрыва. И это уже благо: воспринимается как информация для глубокого размышления, а не закипания и пустого выпускания пара. "Ящик" и не для меня. Возврат информационных программ к временам застоя, его я навидалась. Нелепые приглаженные официальные. Порой "цепь" удлиняют и дают очередной компартии побарахтаться с оппозиционным мнением. А как мрачно слушать повторяющиеся из часа в час новости "Радио России"; цепляются за скандальную новость и отвод от реальных трудностей в стране. Журналисту со своим мнением не пробиться. А если хватило напора и его услышали, то... Кто на очереди за Олегом Кашиным?
Оксана Александровна Константинова, Томская область (26 Ноября 2010 в 16:02:01)

Наверное. Парфенов знает , о чем говорит. Да и мы тоже это видим: телевидение - как щоу, развлекаловка=отвлекаловка от текущих проблем и мощная пропагандистская машина. Да и в журналистике , поъоже мало кто нуждается сегодня. Одним СМИ не верят, от других устали ( то проблемы, то желтуха). Человек знает, что в этом мире нужно надеяться только на себя, а потому: зачем ему всё это?

В одной сети больше года. Сейчас завела свой блог (удивилась, там большая часть блоггеров под никами) .

Среди коллег поднимали вопросы - о зверском убийстве томского журналиста в медвытрезвителе, избиении еще одного из Подмосковья в период предвыборной кампании, теперь вот об избиении Олега Кашина. Основные мысли коллег - надо во всем тщательно разобраться, прежде, чем поднимать шум и гам. Потому как случаев, когда журналисты сами виноваты ( напились и разбуянились, сводят с кем-то личные счеты) тоже немало. Но в основном все журналисты осознают, что за них никто и никогда не заступится, тем более, если ты живешь в провинции. И никаких пикетов протеста за тебя никто устраивать не будет. Даже если закон будет принят ... о котором Медведев говорил.

А по второй части ( журналистика не нужна) отвечу так: люди сами активны в инете. Разные блоги встречаются, но в основном все ИМХО. Спросила как-то: почему под маской? Ответили: ради безопасности. Ну а часть, наверное, чтобы поливать грязью кого-то, чаще всего - власть. И чем они лучше власти? Да и люди в Интернете разделились на две группы: одни против ТАКОЙ власти, а другие считают это провокацией, идущей из Америки. Честно говоря, уже все равно. Я склоняюсь к тому, что в этой жизни человек предоставлен сам себе, надеяться не на кого, поэтому надо крутиться самому, чтобы выжить ( и дать образование ребенку).

А напоследок два изречения мудреца Лао Цзы - можно применить как к народу, так и к отдельному гражданину:

Мудрый человек... не выставляет себя на свет, поэтому блестит; он не говорит о себе, поэтому он славен; он не прославляет себя, поэтому он заслужен; он не возвышает себя, поэтому он является старшим среди других.

А это о власти:

Там, где великие мудрецы имеют власть, подданые не замечают их существования. Там, где властвуют невеликие мудрецы, народ бывает привязан к ним и хвалит их. Там, где властвует еще меньшие мудрецы, народ боится их, а там, где еще меньшие, народ их презирает...

А выводы каждый сделает свои.
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (26 Ноября 2010 в 16:04:31)

СПЕЦПРОЕКТЫ / ДЕЖУРНЫЙ ПО СВОБОДЕ
Людмила Телень - онлайн. Речь Леонида Парфенова и "дело Кущевской": есть ли параллели?

26.11.2010 12:51
В психологии это называется "защитный мотив". Человек, совершая тот или иной поступок, знает ему цену, но, оберегая свою психику, почти бессознательно придумывает для себя оправдание. Взял взятку – а как иначе при такой зарплате. Отбоярился от помощи бедным-больным – не могу экономить на семье. Подписал письмо против Ходорковского – спасал свой театр (больницу, оркестр, университет).

При этом человек придумывает подобные оправдания не для того, чтобы предъявить их другим - он придумывает их для себя. И заставляет себя себе же поверить.

Читаю про трагедию в станице Кущевской. 12 трупов, коррумпированные менты, продажная власть, бандиты правят тридцатью тысячами жителей, среди которых, между прочим, немало крепко стоящих на ногах, небедных людей, которым есть, что терять. Их держат в страхе, убивают, грабят на протяжении многих лет. И что эти тридцать с лишним тысяч – минус дети и старики - делали все эти годы? Хоронили близких, утирали слезы изнасилованным дочкам и дружно ходили голосовать за Путина-Медведева, при которых и отстроилась такая вертикаль местной власти. И находили оправдание тому, почему соглашались жить по законам банды.

Читаю речь Леонида Парфенова на церемонии вручения "листьевской" премии. И снова вопрос. А что, стоящий рядом с Парфеновым Владимир Владимирович Познер не знал обо всем том, о чем говорил Парфенов? А тысячи других журналистов, отлично вписавшихся в ЭТО телевидение, про которое Парфенов сказал:

"За всяким политически значимым эфиром угадываются цели и задачи власти, ее настроения, отношение, ее друзья и недруги. Институционально это и не информация вовсе, а властный пиар или антипиар – чего стоит эфирная артподготовка снятия Лужкова".

Но ведь он сказал и другое, адресованное не власти вовсе, а товарищам по цеху:

"Для корреспондента федерального телеканала высшие должностные лица – не ньюсмейкеры, а начальники его начальника. Институционально корреспондент тогда и не журналист вовсе, а чиновник, следующий логике служения и подчинения".

Что эти корреспонденты федеральных телеканалов, расчетливые негодяи, продавшие профессиональные принципы за надежную зарплату? Конечно, нет. Большая часть из них, точно так же, как коррумпированные гаишники или подписанты инициированных властью коллективок, находили и находят себе вполне веские оправдания. И Парфенов понимает это. Не зря же говорит:

"Я не вправе винить никого из коллег, сам никакой не борец и от других подвигов не жду".

По отношению к себе сказано жестко – без оправданий. И в этой жесткости, на мой взгляд, самое ценное в этой речи.

Но только потому, что до этих слов были публично произнесены все остальные.

Предлагаю поговорить не о послушном и молчаливом большинстве - а о тех, кто по уровню образования, профессии, самооценке, наконец, не должен к нему примыкать. Не должен, но примыкает.

И становится опорой той системы, при которой возможна Кущевская, ТВ с его массовой заказухой, Басманный суд и прочее, что войдет в историю как Россия нулевых.

Но давайте, как это сделал Парфенов, и для себя не искать "защитных мотивов". Я, во всяком случае, обещаю постараться.
Источник: www.svobodanews.ru/content/article/2231238.html
Александр Петухов, Пермская область (26 Ноября 2010 в 16:09:14)

Молодец. Только важнее не то, что говоришь, а то, что делаешь. Пока что делалось то, что вполне укладывалось в парадигму бесчинствующей власти. Поэтому не сильно верю г-ну Парфёнову. Уж пусть извинит. Он - дитя системы, даже если блудное (чуть заблудившееся).
Не должен бы я этого говорить, да рогатый подначивает. Простите за неуместную откровенность. Меня не покидает ощущение свечи, горящей в душе. Зачем? Для кого? Не знаю. Знаю только, что должен сохранить этот свет и передать свечу. Кому? Бог весть, всякому откровению свое время. Но если я перестану жить этим, значит путь я избрал неправильный.
И что мне Парфёнов?
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (26 Ноября 2010 в 16:12:53)

Многие находят сходство:
www.youtube.com/watch?v=LzHRKqwBMGY&feature=player_embedded#!
Петр Михайлович Королев, Коми-Пермяцкий автономный округ (26 Ноября 2010 в 16:16:51)

А в зале сидящие журналисты тоже стараются понять, что хочет Парфенов сказать этим свои выступлением?
Тишина напряженнейшая. Это может значить либо то, что Парфенов не попал в ситуацию. Начало про Кашина есть, а развития нет.... Все ждут его, этого развития. А его нет...
Страшно наблюдать, когда журналист хочет что-то сказать, а не может. Или уже просто не в состоянии.
В общем, какое-то выпадение из контекста церемонии. Но, хотя бы оделся не в смокинг... А-а, фейс-конроль не пропустил бы....
Странное ощущение осталось от этого странного выступления-перформанса.
Подумать надо еще...
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (26 Ноября 2010 в 16:19:16)

Известный телеведущий Владимир Познер одобрил критическую речь Леонида Парфёнова, которую тот произнёс на вручении Премии имени Владислава Листьева

В эфире радиостанции "Эхо Москвы" Познер отметил, что речь Парфёнова, в которой он резко раскритиковал современное телевидение, была адресована не представителям телеканалов, а российскому правительству. "Добродеев и Эрнст просто выполняют определённые указания власти". Познер также рассказал, что Парфёнов, заранее знавший, что станет лауреатом премии, не был уверен в том, что речь стоит произносить на церемонии.
Источник: www.echo.msk.ru/news/729363-echo.html
Андрей Анатольевич Богданов, Псковская область (26 Ноября 2010 в 16:37:31)

Многие абсолютно правильно замечают, что чем ближе час выборов, тем больше утечки и менно утечки негативной инвормации в адрес именно информационно-властной системы. Кроме того эти громкие "провокации" уж слишком сильно поддерживаются теми же лидерами общественного мнения и далее всё сопровождается работой Ведомства господина Бастрыкина. Как бы сказал Винни Пух " Это ЖЖ" Не спроста? Варианта два или действительно верхи понимают что низам нужна отдушина, или красиво разыгранный первый акт спектакля Россия 2012, а может и 2011?

pln-pskov.ru/solo/84953.html
Оксана Александровна Константинова, Томская область (26 Ноября 2010 в 16:58:32)

Люди не ищут никаких оправданий, они не хотят быть быдлом - раз, они не признают тройную мораль (говорить, думать и делать разное) = два. Они ищут ответы на свои вопросы уже не на кухне, а в Интернете. Плохо, что многие - ИМХО (име. мнение - хрен оспоришь - нар. словарь).

Вот живой пример ( в данному случае вполне публично, в сети "Профессионалы"):

Аналитики “Единой России”: "жители России должны иметь желание усердно трудиться на благо отечества и возможность для удовлетворения естественных потребностей”

Особые дискуссии развернулись вокруг раздела “Стиль жизни граждан”. Согласно брошюрным тезисам, предлагаемый партией стиль должен включать “желание усердно трудиться на благо отечества и иметь возможность для удовлетворения естественных потребностей”. Замруководителя Росмолодежи Денис Кравченко расширил картину, зачитав доклад об образе сторонника “Единой России” — современного консерватора. “Современный консерватор — активный модернизатор! Он за сильное государство, жесткую дисциплину, у него традиционная сексуальная ориентация”. Он трудолюбив, но бережлив, поэтому ему не нужно много денег.

Тезис о том, что для россиянина не в деньгах счастье, развил депутат и политолог Сергей Марков: “За год до выборов мы не успеем что-то изменить в экономике. Но мы можем поднять индекс счастья, создать в обществе ощущение улучшения жизни”. Для этого, по словам Маркова, нужно разрушить культ гламура, заменив его культом труда. Пересмотреть понятие досуга. Отдых — это не прожигание жизни в увеселительных заведениях, а смена видов деятельности.
news2.ru/story/280879/


Прочла
и напомнило : Партия - наш рулевой! Партия ум,честь и совесть нашей эпохи. Вперед, к победе коммунизма! Слава труду! Повышайте производительность труда! ....
Добавляйте )))

Ссылка на конференцию: professionali.ru/Topic/30362293
------------------------------
Идет
живое обсуждение проблем, стратегии партии власти и пока заканчивается так:

Мы варимся в странном компоте,
где лгут за глаза и в глаза,
где каждый в отдельности ПРОТИВ,
а вместе - решительно ЗА."

Почему получается - ЗА????? Я не могу найти ответ на этот вопрос.
Виктор Павлович Юкечев, Новосибирская область (26 Ноября 2010 в 19:51:16)

Честно говоря, не сильно понимаю некоторые комментарии по поводу речи Леонида Парфенова. Ну, да Бог с ними. Ниже - "копипаст" моей колонки на сайте www.sibirp.ru, которую я не стал изменять даже прочитав эти рефлексии.

«Тень, знай свое место!»

Леонид Парфенов, став 26 ноября первым лауреатом телевизионной премии, учрежденной Академией российского телевидения в связи с пятнадцатой годовщиной со дня гибели Владислава Листьева, решился назвать очевидные вещи своими именами: «Наше телевидение все изощреннее будоражит, увлекает, развлекает и смешит, но вряд ли назовешь его гражданским общественно-политическим институтом . Институционально это и не информация вовсе, а властный пиар или антипиар».
«Для корреспондента федерального телеканала, — волнуясь, зачитывал свою короткую, но ёмкую речь Парфенов, — высшие должностные лица — не ньюсмейкеры, а начальники его начальника. Институционально корреспондент тогда и не журналист вовсе, а чиновник, следующий логике служения и подчинения».

Но если это не журналистика, то зачем в ней работают журналисты, гордясь этим перед одноклассниками и дальними родственниками (перед близкими это невозможно, слишком уж всё очевидно)? Не честнее ли, согласно призыву Солженицына, не соучаствовать во лжи, хотя бы потому, что пиар – это просто другая профессия?

«А что же делать?», – всегда переспрашивают скептики и циники. Да просто взять и однажды всем уйти с государственных телеканалов (это вполне распространяется и на другие про-властные медиаресурсы). «И куда?», – переспрашивают те же скептики и циники. Да куда угодно, – отвечаю я, – в пиар-службы любых других компаний, их гораздо больше, и платят там лучше. Ведь то, чем вам приходится заниматься, все равно не журналистика.

И этот исход журналистов из сферы обслуживания власти мог бы заставить её скукожиться и занять своё место, как Тень из одноименной пьесы Евгения Шварца. Вы, конечно, помните: в этой гениальной пьесе-притче тень ученого обманом добилась власти, стала королем и уже собралась избавиться от самого ученого, но ему удалось спастись в последнюю секунду, произнеся древнее заклинание: "Тень, знай свое место!".
«Итак, через робость нашу пусть каждый выберет: остаётся ли он сознательным слугою лжи (о, разумеется, не по склонности, но для прокормления семьи, для воспитания детей в духе лжи!), или пришла ему пора отряхнуться честным человеком, достойным уважения и детей своих и современников. И с этого дня он впредь не напишет, не подпишет, не напечатает никаким способом ни единой фразы, искривляющей, по его мнению, правду ». – Сказано Солженицыным еще в 1974 году в знаменитом эссе «Жить не по лжи!». Не пора ли прислушаться?

Место власти – под надзором прессы. Без такого надзора она неминуемо портится, разлагается, как продукты в тепле. Но сама она никогда, как шварцевская Тень, не займет своё место. Заставить её сделать это можно нашими совместными поступками. И словами, которые, как продемонстрировал Леонид Парфенов, тоже могут быть поступками.

Называйте вещи своими именами: «Власть – знай своё место!».
Александр Субботин, Калиниградская область (26 Ноября 2010 в 20:43:55)

Выступление Леонида считаю острым и обозначившим проблему телевидения.Оно перестало являться каналом общественной коммуникации. Его сделали тупым орудием убийства общества.Сделала его таковым власть. Власть, ответственная за деградацию общества, за разрушение государства, за Кущёвскую, за Листьева, за повальное воровство, за массовую нищету наших соотечественников. За многое другое.
Почему власть? Потому что она взяла сама на себя монополию надзирать и карать, присваивая все выгоды своего доминирующего, вероломного положения над повергнутым ею обществом.
Это свидетельство последнего рубежа такой власти.
Выморачивание общенациональных каналов телевидения, отстранение их от малого участия в жизни общества и выключение их из дискуссии о возможных путях развития страны-это край, за которым уже ничего нет.
Только зияющая бездна.
Нужна не виртуальная модернизация, а срочная операция по удалению раковой опухоли мозга.
Яна Викторовна Войтова, Республика Северная Осетия-Алания (26 Ноября 2010 в 22:16:02)

Красиво, витиевато, и до невероятности в тему и вовремя. Впрочем, как всегда… от Леонида Парфенова. И от того, что он прав, он - интеллигент и профессионал, умеющий констатировать, подводить итоги и со знанием дела говорить слово – «намедни», становится страшно. Происходит что-то невероятное – и это поняли уже все.
Избиение журналиста, известного ли, посредственного ли, смелого ли, а может просто наивного – очередной плевок в читателя и телезрителя. И каждому стало предельно ясно, что границ у беззакония нет.
Я – журналист, но мне повезло, я ушла в декрет, и могу долгое время ни о чем не говорить. А потом, кто знает, может, пополню ряд писателей. Тех, которые ни о чем…
Потому что быть пустым журналистом – не умею, а быть настоящим – стало действительно страшно.

Василий Александрович Красуля, Ставропольский край (26 Ноября 2010 в 22:27:49)

Голос обитателя башни из слоновой кости. По содержанию точно и верно. И это симптоматично.
Николай Пред, Калужская область (26 Ноября 2010 в 22:29:21)

Прочитал речь Парфёнова.Какая-то пародия на критику.Зато пиар!Ощущение такое,что эта тонкая прослойка,булькающая на территории Московии(территория в пределах кольцевой дороги)самодостаточна и самодовольна.У каждого из нас есть своё видение этого мира,так вот видение мира и своей страны у этой тусовки иное ,чем у россиянина живущего за пределами кольцевой,да и у москвичей не входящих в эту тусовку.А именно более практичное,т.к. только удовлетворение базовых потребностей(нужд) даёт возможность поднять голову и обратить внимание на другие(более высокие) потребности.И отсюда делайте сами выводы
Игорь Евгеньевич Кокарев, г. Москва (26 Ноября 2010 в 22:57:14)

После драки кулаками не машут. Теперь, когда сложилось то, что сложилось усилиями пошловатой и жуликоватой российской элиты, призывы к моральной чистоте и стойкости - физиотерапия для очистки совести (у кого еще что-то от нее осталось). Раньше надо было колотиться, когда был шанс пригвоздить КПСС, загнать последний гвоздь в ее гроб, чтобы уже никогда, никто не смел даже упоминать имя урода, сотворившего процессы, нормативы на расстрелы, голодомор, Хатынь, войну, да что перечислять - руки отвалятся...
И когда наше с позволения сказать телевидение эпохи путинизма выдвинуло урода в число выдающихся деятелей для народного голосования , а НСМ, женский любимец, позволил себе разлагольствовать о его историческом значениии - уже было трижды поздно. Отравленая ядом цинизма и пошлости, многомиллионная незрячая публика страну уже не представляла. Страны нет. Как нет и культуры, которой когда-то гордились. Пустыня. "Эйфория", "Волчок" и "День опричника"...
И одинокие герои, сознательно жертвующие своей жизнью уже не надеясь на победу, а лишь ради того, чтобы хотя бы оставить знак на том месте, где был народ и была совесть - Ходорковский, Политковская, Магнитский, Кашин и еще несколько - эти герои лишь напоминание о том, что там, где сейчас пустыня, была жизнь. Или хотя бы возможность жизни...
Александр Юрьевич Сунгуров, г. Санкт-Петербург (26 Ноября 2010 в 23:08:54)

Выступление Парфенова важно внятной артикуляцией современной ситуацией в России, и есть реальная часть постепенного возрождени я публичной сферы российского общества. И все вместе со словами Медведева о застое - снова напрминает 1985-1986 годы. То есть надо ждать аналога Январского (1987 г.) Прленума ЦК КПСС...
Виктор Васильевич Оськин, г. Москва (26 Ноября 2010 в 23:51:34)

Наша вина и беда в том, что мы не организованы. Каждый выступает отдельно по своей проблеме, при том распыленно в отдельном доме, в отдельном микрорайоне по всей России. А неорганизованный народ - это стадо овец, которых можно стричь, морить голодом, убивать и обдирать. И эти проблемы для уничтожения нашего народа нам создает организованная власть врагов и предателей, построенная в систему в соответствии с административно-территориальным делением. Бороться с системой можно только системе, организованный по территориальному принципу - в каждом районе необходимо создавать по всем проблемам единый общественный Совет народных представителей с соответствующими комитетами, комиссиями, группами и т.д.. Формировать Советы нас буквально заставляют власти. Но наши патриоты предпочитают только тявкать на власть, жидов, масонов, кавказцев и т.д. Хотя для начала самоорганизации каждый активист может открыть, а если уже открыт - вступить - свой Районный совет Народных представителей - РСНП, открыв группу под названием своего РСНП на сайте vkontakte.ru. Например - "Москва, РСНП Южное Медведково". Для формирования системы все должно быть с одним и тем же названием - РСНП, только менять названия городов и районов. Хотя все это можно и нужно делать вполне официально и открыто, но у нас каждый "патриот" ищет повод не формировать советы: "А кто нам разрешит?" «А нас разгонят». Не патриоты, а рабы, скоты, быдло которое может идти гибнуть только по указанию своих хозяев, которые для массового уничтожения нашего народа проводят политику геноцида, но скоро загонят нас в окопы мировой войны. см. narodovlastie.rusbb.org .
Евгений Греков, г. Москва (27 Ноября 2010 в 03:58:54)

Посмотрите обязательно!
www.youtube.com/watch?v=7vN-tHfyEwY
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (27 Ноября 2010 в 09:03:16)

Обличительная речь Леонида Парфенова на первой премии Влада Листьева может стоить ему работы на «Первом канале»

Этого не исключает жена известного журналиста Елена Чекалова. Впрочем, в интервью «Московскому комсомольцу» она сказала, что этот вариант обсуждала вместе с Леонидом Парфеновым. По словам Чекаловой, ее муж не считает, что кого-то подставил. Когда Парфенова спросили об этом, то он ответил, что можно было бы наградить тех, кто удобен. Напомню, в четверг Леонид Парфенов стал лауреатом премии Влада Листьева. На торжественной церемонии он неожиданно произнес крайне резкую речь. Парфенов фактически обвинил телевидение в том, что оно обслуживает власть, причем сказал это в лицо руководителям федеральных каналов. Добавлю, в последнее время Парфенов ведет на «Первом канале» программу «Какие наши годы!».
Источник: echo.msk.ru/news/729570-echo.html
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (27 Ноября 2010 в 09:24:45)

Арина Бородина

Леонид Парфенов намедни выдал
// Как все прогрессивное российское телевидение молча слушало приговор самому себе

В четверг поздно вечером в телецентре "Останкино" состоялась торжественная церемония вручения телевизионной премии имени Владислава Листьева. Но всю торжественность затмила речь ее первого обладателя Леонида Парфенова. Впервые за последние годы о ситуации, сложившейся на российском телевидении, о цензуре в телеэфире и зависимости федеральных телеканалов от власти, публично заявил самый популярный тележурналист страны. Эти слова были сказаны господином Парфеновым прямо в лицо руководителям государственных телеканалов и представителям федеральной власти. С подробностями — АРИНА БОРОДИНА.

Столь торжественной и статусной церемонии на российском телевидении, пожалуй, не было уже лет десять. В знаменитой останкинской студии N 1 (АСБ-1), где, кстати, в прошлом году записывалось телеинтервью президента Дмитрия Медведева руководителям трем федеральных телеканалов, собрались люди, которые уже очень давно не встречались вместе. Всего было человек восемьдесят. Одними из первых пришли глава ВГТРК Олег Добродеев и его первый заместитель Антон Златопольский. Гендиректора НТВ Владимира Кулистикова не было, но канал представляла его заместитель Татьяна Миткова. Были руководители почти всех коммерческих и сетевых каналов — глава "СТС Медиа" Антон Кудряшов и гендиректор канала Вячеслав Муругов, руководитель "ТВ Центра" Александр Пономарев, главный редактор Russia Today Маргарита Симоньян, глава "Национальной Медиа Группы" и канала РЕН Александр Орджоникидзе, гендиректор ТВ-3 Александр Карпов... Руководители медиахолдингов, радиостанций, крупных телепроизводящих компаний, известные ведущие и журналисты: Светлана Сорокина, Владимир Познер, Марианна Максимовская, Антон Хреков...

Кроме того, среди приглашенных были Иван Демидов, который сейчас работает в администрации президента, в подчинении Владислава Суркова, глава Федерального агентства по печати Михаил Сеславинский, замминистра связи Александр Жаров. Уже позже приехал и сам министр — Игорь Щеголев.

Еще в марте, спустя 15 лет после убийства Владислава Листьева, в память о нем его вдова Альбина Назимова, коллеги-телевизионщики, "Первый канал" и Академия Российского телевидения придумали персональную премию, у которой каждый год будет только один победитель (персона, программа, событие или творческий коллектив). Кроме того, эта премия, в отличие, к примеру, от той же ТЭФИ, подкреплена еще и очень внушительной суммой — 1 млн рублей. Выдвигать претендентов на премию и определять победителя могут только члены жюри. В его составе: Альбина Назимова, Михаил Швыдкой, Константин Эрнст, Олег Добродеев, Татьяна Миткова, Роман Петренко, Александр Пономарев, Анатолий Лысенко, Эдуард Сагалаев, Леонид Парфенов, Леонид Якубович, Виталий Вульф, Антон Хреков, Иван Демидов, Леонид Ярмольник. Еще до объявления имени победителя организаторы особо подчеркивали, что первый обладатель премии имени Владислава Листьева избран единогласным решением жюри, но его имя хранилось в тайне.

Все было выдержано в особом стиле: специально на заказ исполненные внушительные приглашения, строгий дресс-код — black tie. В самой лаконично украшенной студии были расставлены накрытые столы с закусками, официанты подавали шампанское. На сцене сидел симфонический оркестр. Организаторы явно решили изменить традицию и вручать эту камерную телепремию, так, как раньше в России еще не никто не делал. Зато в Америке именно в таком формате часто чествуют лауреатов международных телепремий. Церемония началась под звуки музыки и на экране замелькали знаменитые кадры из программ Владислава Листьева. Затем на сцену вышла его вдова Альбина, вынесла статуэтку, которую она придумала сама, произнесла речь. Ведущим церемонии был Владимир Познер, объявив имя лауреата — Леонида Парфенова,— он подчеркнул: "Это человек, с которым у меня давно идет нескончаемый спор, что важнее — форма или содержание".

Есть ощущение, что в тот вечер господин Познер окончательно проиграл в споре Леониду Парфенову. Потому что все это благолепие, которое витало в останкинской студии, враз померкло, спустя всего минут десять после того, как под аплодисменты собравшихся в студии Леонид Парфенов, выйдя на сцену получать статуэтку из рук Анатолия Лысенко, заговорил со сцены. Но сначала на экране пошли кадры из разных проектов и фильмов Леонида Парфенова. Бросалось в глаза то, что среди показанных отрывков не было только самого главного парфеновского проекта, о чем он сам говорил в том числе и в интервью "Ъ",— общественно-политического еженедельника "Намедни", из-за которого его в 2004 году как раз и уволили с НТВ.

Со сцены господин Парфенов сказал, что "обескуражен" получением этой премии. Отказываться, правда, не стал, и от денежной составляющей в 1 млн рублей, надо полагать, тоже. Затем он сказал о самом Владе Листьеве, поблагодарил съемочную группу, с которой сейчас работает, свою жену Елену Чекалову. Тепло отозвался об Эдуарде Сагалаеве и Александре Пономареве (они в разные годы возглавляли молодежную редакцию Центрального телевидения, где начинал работать Парфенов). Вряд ли случайно господин Парфенов не сказал ни слова об НТВ, где проработал почти десять лет, хотя в студии сидел и один из основателей этой телекомпании, господин Добродеев. А вот гендиректора "Первого канала" Константина Эрнста, который сидел рядом с Олегом Добродеевым, Леонид Парфенов поблагодарил отдельно: "За шесть лет, что я провел вне текущего эфира, именно Костя давал мне возможность работать".

Казалось бы, на этом в меру эмоциональную, но вполне стандартную речь лауреата можно было и закончить. Но тут на сцену вышел официант, поставил на трибуну фужер с водой и затем к микрофону подошел господин Парфенов. Он достал из кармана бумажку и, уже сильно волнуясь, сказал, что ему разрешили, согласно регламенту, произнести речь минут на семь, что он и сделает, зачитав написанный им текст. В реальности речь длилась немногим больше пяти минут. Но уже после первых слов "сегодня утром (25 ноября.— "Ъ") я был в больнице у Олега Кашина..." стало понятно, что для Леонида Парфенова все-таки содержание несоизмеримо важнее, чем форма.

В студии стояла абсолютно полная тишина. Перед первыми лицами российского телевидения, уже давно встроенными в нынешнюю вертикаль власти, господин Парфенов в свойственной ему полубубнящей манере читал как раз про то, что "за всяким политически значимым телеэфиром угадываются цели и задачи власти... ее друзья и враги", про то, что "замалчивается до четверти спектра общественного мнения, а высшая власть предстает дорогим покойником: о ней только хорошо или ничего" (подробнее см. справку). Было понятно, что каждое слово и предложение Парфенов прописал заранее и до запятой, иначе это был бы не он. Чем ближе к концу шла речь, тем четче читал ее господин Парфенов. Но было видно, как сильно он волновался. Даже галстук-бабочка немного съехал набок.

Во время выступления Леонида Парфенова несколько приглашенных многозначительно переглядывались между собой. Корреспондент "Ъ" получила сразу три SMS от присутствующих в студии телевизионных деятелей со следующими текстами: "Вот это да!", "Ну, дал!" "Ого-гоо!". Но после того как господин Парфенов закончил выступать, хлопали все без исключения.

А дальше ведущий церемонии Владимир Познер, словно Леонид Парфенов ничего такого и не говорил, со словами "давайте перейдем к более спокойной ситуации" продолжал вести вечер и предложил собравшимся поздравить первого победителя премии. Желающих оказалось немного. Про то, о чем со сцены только что говорил господин Парфенов, никто из приглашенных на церемонию не сказал ни слова. Запомнились слова господина Эрнста, который, в частности, сказал, что "Парфенов лучший в профессии. И здесь нет ни одного человека, который бы придерживался другого мнения". Приглашенные захлопали, но выступать больше никто не стал. Затем началась неофициальная часть церемонии — пела Нино Катамадзе.

Корреспондент "Ъ" еще в студии подошла к Леониду Парфенову. Он был явно не такой, как всегда. И волнение, судя по всему, только усиливалось. На мой вопрос, вы вообще понимаете, перед кем вы читали свою речь и какая теперь будет реакция и последствия, господин Парфенов, посмотрев на меня с недоумением, ответил: "Нет, ну а как?! Я по-другому поступить не мог...". Стоявший сзади его коллега сказал: "Если не нравится, вручали бы тогда премию Аркадию Мамонтову".

Перед церемонией все выглядело абсолютно светски, многие теленачальники даже приходили парами и очень мило, по-дружески общались между собой, что действительно редко можно наблюдать между людьми этого статуса на публичных мероприятиях. А вот выходили они из студии, где вручалась премия имени Владислава Листьева, все больше поодиночке, тихо, незаметно и почти не общаясь между собой. Леонид Парфенов, похоже, испортил им зарождающийся новый телевизионный праздник.

Источник: www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1547888
Николай Федорович Витовцев, Республика Алтай (27 Ноября 2010 в 09:51:19)

Уважаемые коллеги, мне показалось, что в желании «укусить» Леонида Парфёнова многие как-то забыли про Олега Кашина. Да, можно согласиться с тем, что настоящей журналистики у нас становится всё меньше и меньше. Но, извините меня, какое отношение имеет к журналистике Олег Кашин? Кто-нибудь читал то, что он писал в последнее время? Кто-нибудь читал его комментарии в Сети? Кто возьмётся утверждать, что это и есть настоящая журналистика? Ведь если мы согласимся с этим, то в этом случае ярчайшим представителем профессии будет для нас г-н Доренко. Или я чего-то недопонимаю?
Николай Витовцев (Горный Алтай).
Евгений Греков, г. Москва (27 Ноября 2010 в 09:58:54)
Елена Александровна Иовлева, Краснодарский край (27 Ноября 2010 в 11:37:56)

В пьесе Грибоедова " Горе от ума" есть ремарка после монолога Чацкого: (Оглядывается, все в вальсе кружатся с величайшим усердием. Старики разбрелись к карточным столам.). Конец третьего действия.
Игорь Николаевич Чернов, Волгоградская область (27 Ноября 2010 в 11:59:06)

Действительно есть разные России. Как-то услышал фразу от одного из молодых ученых из Питера, что, мол, ему кажется, что «мы живем в разных Россиях». Это была реакция на критическое выступление одного эксперта на конференции по поводу ситуации в России, в Государственной Думе и т.п.
Так вот в России уже есть молодое поколение, которое не может критически оценивать ситуацию в стране. Поколение обеспеченных молодых людей, которые еще не сталкивались с жизненными реалиями. Поколение «спрятанныхзаспинамиродителей». Это проблема для страны. Власти сами ведут страну в пропасть, пытаясь опереться на такую молодежь. Вот это и ведет к застою и разложению.
Светлана Потаповна Шарихина, Приморский край (27 Ноября 2010 в 14:37:04)

Большая часть населения и не может нуждаться в журналистике, а причина - проста. Народ уже все так достали, что народу просто некогда читать и смотреть нормальные интересные передачи. Почему - потому что, побили, убили - это стало настолько обыденным (какой канал не включишь, то улицы разбитых фонарей, то воры в погонах). Это как говорится - жизнь в бойне просто стала классикой. Вот и не понимают миллионы. что такие мордобои у миллионов - привычное дело - если не в жизни, то на экране. Вы вспомните как раньше воспринималась смерть, как? Трагически. А когда - это обыденное дело, народу действительно до фонаря, потому как народ наш вообще всегда рискует: идёт в шахту - не уверен, что вернётся, едет по нашим раздолбанным дорогам, не уверен, что в аварию не попадёт. Домой идёт с деньгами, не уверен, что донесёт. Жизнь в нашем государстве опасна ежесекундно для всех - для всех групп профессионального риска. Хотя все молча понимают, что такие журналисты нужны, но и понимают другое - плеть обухом не перешибёшь. Затравленный и апатичный народ. А самое главное почему перестали обращать внимание, потому что ВСЕМ ПЛОХО, по разным причинам, но всем!
Леонид Васильевич Гречишников, Московская область (28 Ноября 2010 в 00:09:19)

Очень жалею, что в первом своём комментарии к речи Леонида Парфёнова (от 26.11.10 г.) согласился с его самооценкой в этой речи («Я не вправе винить никого из коллег, сам никакой не борец и от других подвигов не жду»). Какое-то затмение нашло. Судя по этой речи (и не только по ней) – как раз борец. Сама эта речь, если и не подвиг, то по крайней мере общественно очень значимая, высокогражданственная, акция. Думается, к Леониду Парфёнову очень подходят вот эти слова Николая Алексеевича Некрасова:

«Не может сын глядеть спокойно
На горе матери родной,
Не будет гражданин достойный
К отчизне холоден душой,
Ему нет горше укоризны...»

Решив публично высказать то, что накипело, он, наверняка, понимал, чем это высказывание чревато лично для него. И тем не менее сделал то, что сделал. То есть для него нет вопроса в том, чтобы пожертвовать личным во благо других, во благо всего российского общества, во благо России. Многие ли из нас готовы к этому сегодня?

Пользуясь случаем, хотелось бы выразить Леониду Парфёнову глубочайшее уважение. Если бы мог быть ему чем-то полезен, «в лепёшку бы расшибся» для этого.

Л. Гречишников 27.11.10 г.
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (28 Ноября 2010 в 11:33:39)

Речь Парфенова не была ни с кем согласована, заявил президент Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев. Как он сообщил в интервью «Русской службе новостей», Парфенову как лауреату было позволено сказать о том, что его волнует.
«Он сидел дома, долго думал и написал вот этот текст. Он до конца сомневался прав ли он, делая это там и в такой форме. Поэтому я, обладая некоторым пониманием ситуации и политическим опытом, считаю, что ни в коем случае это не было ни с кем согласовано», — отметил Сагалаев. По его словам, Леонид искренне сказал о том, что у него болит и многие вещи назвал своими именами.
«Это делал сам Парфенов, это был его выбор», — резюмировал Сагалаев.
Напомним, ранее свои подозрения о возможной согласованности речи Леонида Парфенова с руководством Первого канала, высказал журналист Евгений Киселев.
Как сообщал «Росбалт», известный журналист Леонид Парфенов подверг резкой критике современное российское телевидение. Свою речь он произнес в телецентре «Останкино», где был объявлен первым лауреатом премии имени Владислава Листьева.
Парфенов заявил, в частности, что российское телевидение полностью утратило способность объективно информировать о ситуации в стране и занимается лишь обслуживанием власти.
«Наше телевидение все изощреннее будоражит, увлекает, развлекает и смешит, но вряд ли назовешь его гражданским общественно-политическим институтом», — отметил Парфенов.
Он также отметил явный недостаток в федеральном телеэфире критических или скептических суждений о президенте и премьер-министре страны.
«Высшая власть предстает дорогим покойником — о ней только хорошо или ничего», — сказал в своем выступлении автор известных телепроектов.
Однако речь журналиста неоднозначно восприняли коллеги и общественность. Так, Владимир Познер высказал поддержку Леониду Парфенову. Между тем, блогеры разделились во мнении относительно выступления журналиста Леонида Парфенова.
«Блестящая речь, прочитанная от волнения по бумажке, — пишет блогер gudjohnsen. – Возможно, Эрнст, Познер, остальные — забыл уже за ненадобностью фамилии топов НТВ и РТР — еще не забыли, как все было 20 лет назад, что они хотели изменить, от чего избавиться. И как они превратились в тех, на кого были совсем не похожи».
Другие заявили, что «одному человеку очень хотелось сказать правду. И мучился он, даже завел на телевидении новую передачу – полную туфту, точнее, полный отстой, где славил и воспевал как раз отстойные времена… Но он не переставал мечтать о том, как выйдет на освещенную сцену – и как врежет всем по самые помидоры! Чтобы стены затряслись, а потолок обрушился. Чтобы мир перевернулся. Чтобы тысячи корреспондентов, которые радостно и упрямо копировали его попсовый способ ведения репортажа — обязательно в клоунско-шутовской манере, где много веретенообразного движения, обниманий и похлопываний, участия и соучастия, шалунства и шаманства, обязательно с морковкой в зубах, матрешкой в руках и фигой в кармане — вдруг разом ужаснулись, остолбенели и бросились вон из профессии, — считает ste-pan. — Наконец случай такой представился. Он вышел и сказал. Хорошо сказал. Так, что даже Познер перестал запивать вином свежие устрицы… А потом он еще тридцать лет делал передачи, которые полностью подтверждали правильность каждого сказанного им слова».
Есть и более резкие мнения. «Речь Парфенова — позор российской журналистики, — считает блогер gloomov. — Это не предмет для восхищения. Это предмет для стыда. Она демонстрирует очевидное типологическое сходство с историей снятия Лужкова. Нужно было ждать десять или больше лет, чтобы наконец сказать не правду даже, а полуправду, микроправду, наноправду».
Источник: www.rosbalt.ru/2010/11/27/794557.html
Вера Феоктистовна Волошинова, Ростовская область (28 Ноября 2010 в 12:02:26)

Довелось увидеть Леонида в питерском Доме книги в сентябре. Почти про то, о чем он говорил в Останкино, и возник тогда разговор, хотя организаторы чаяли услышать вопросы от читателей все больше о его проекте "Намедни". Что тут скажешь, кроме - молодец!. Хоть и говорит, что "не боец", но.. Интересно, как себя поведет Эрнст? Приехавшая на мастер-класс в Ростов Светлана Сорокина рассказывала, что видела, как каменеют затылки у впереди сидящего теленачальства. А за комментариями к Эрнсту и подойти было потом нельзя. Но, уважаемый господин Эрнст, на правду не обижаются. Да вы и сами-то это все знаете. И, как говорится, проверка на вшивость: а не исчезнет ли из эфира Первого парфеновская передача "Какие наши годы"?!
Леонид Васильевич Гречишников, Московская область (28 Ноября 2010 в 12:46:45)

Кто-то из великих, кажется, Лев Николаевич Толстой сказал: не верь словам ни чужим, ни своим, а верь делам чужим и своим. Не могли бы критики Леонида Парфёнова рассказать о собственных поступках, столь же высокогражданственных, как его речь? Речь Леонида Парфёнова, его слова, нельзя, думается, не оценить и как дело очень высокой пробы (по своим возможным последствиям, учитывая качество российской власти, весьма чреватое для его личного благополучия). Отнесение его речи к делам весьма высокой общественной значимости вряд ли можно оспорить. Поэтому Леониду Парфёнову верю. А вот что касается его критиков – пока воздержусь.

Л. Гречишников 28.11.10 г.
Ирина Валерьевна Дмитриева, г. Москва (28 Ноября 2010 в 15:22:17)

Молодец.
Найдите семь отличий - основная речь Парфенова-лауреата и что было показано на ТВ.

trankov.livejournal.com/1398929.html
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (28 Ноября 2010 в 18:14:07)

Дмитрий Волчек
Речь Леонида Парфенова на церемонии вручения премии имени Владислава Листьева комментируют его бывшие коллеги по НТВ, которые не смогли работать в условиях цензуры на российском телевидении и стали телезвездами на Украине.

Несмотря на то, что в Киеве происходят бурные события, Савик Шустер начал последний выпуск своей программы "Шустер-live" на канале "Украина" с российского сюжета – выступления Леонида Парфенова.

- Я сделал это потому, - говорит Савик Шустер, - что Украина совершенно не знакома с тем, что происходит в России. Я бы даже сказал, что украинское общество этим не очень интересуется. И вот появилась возможность коротко рассказать, что такое сегодняшняя Россия. Парфенов - достаточно знаковая фигура в Украине, и Влад Листьев, чье имя дано премии, тоже, поэтому я воспользовался этим выступлением Леонида Парфенова, чтобы показать украинской элите и обществу, до чего можно дойти, если постоянно заниматься вертикализацией власти.

- Выступление Парфенова его поклонники сравнивают даже с речью академика Сахарова на Съезде народных депутатов. Есть рациональное зерно в восторге, который эта речь вызвала?

- С эмоциональной точки зрения, конечно, есть. Потому что академик Сахаров говорил настолько откровенно, настолько искренне, из глубины души, что это потрясло общество. Я думаю, что эмоциональная искренность Парфенова вызвала похожую реакцию. Я сейчас не говорю о масштабах, только о качестве реакции.

- На российском телевидении в последние полгода происходят любопытные процессы. Вдруг вернулось телекиллерство – сериалы с разоблачением Лукашенко, потом Лужкова. Есть попытки возродить свободные дискуссии - в основном, на том канале, где вы работали – НТВ, в программе "Максимум", в программе "НТВшники". Вы следите за этими опытами?

- К сожалению, я не очень тщательно слежу за российским телевидением. Но я не верю в робкие первые детские шаги. Избитая фраза: нельзя быть немножко беременной. Так же и в журналистике: либо есть свобода, либо ее нет. А если кто-то получает право что-то сделать, форточку куда-то прорубить, это даже фиговым листочком называть не хочется.

- А возможно ли возвращение российского телевидения к той свободе, которая была в 90-е годы, или это был романтический период, и сейчас его повторить нельзя?

- Конечно, возможно. Не только возможно - это необходимо, если общество хочет развиваться. Закрытое общество становится неконкурентоспособным, у молодых людей просто нет ничего впереди, они в тупике. Без свободных средств информации, особенно телевидения, развитие нереально. И это рано или поздно произойдет, тем более что мир сегодня - это не мир 70-80-х годов, это мир, который движется очень быстро. Все развивается, закрыть источники информации вообще невозможно. Россия ведь не хочет быть обществом XV века.

- Вы согласитесь с Олегом Дорманом, который, отказываясь принимать премию ТЭФИ, назвал телевидением главным фактором нравственной и общественной катастрофы, произошедшей в России за 10 последних лет?

- Я бы столько значения телевидению не придавал. Телевидение - инструмент. В руках у власти этот инструмент оказался достаточно смертоносным, тут нет сомнения. Власть очень быстро поняла силу телевидения. Да, это нечто катастрофическое в руках такой неуклюжей, неумелой власти, как российская. Но все равно это инструмент, не более того.

- Если бы вам предложили составить план реформы одного из каналов российского телевидения, с чего бы вы начали?

- Несомненно, с общественного телевидения. Будет это образец Би-Би-Си, будет это образец ARD в Германии, не имеет большого значения. Люди своими платежами должны участвовать в бюджете телевидения с тем, чтобы этот канал контролировать. Они имеют на это право, они имеют право получать качественный продукт. Реальное общественное телевидение, не потемкинское, не такое, которое сейчас пытаются создать в Украине, мнимое, а по-настоящему общественное, как в Европе или в Соединенных Штатах. Я бы начинал с этого. Вокруг этого начинается реформа, в том числе и частного сектора.

- То есть телевидение не станет свободным, пока государство является его собственником?

- Совершенно верно. Оно вообще априори не может быть телевидением, защищающим интересы общества, и объективным. Государство все равно будет манипулировать, использовать его в своих целях. Точнее даже не государство, а власть, потому что государство остается, а власть приходит и уходит. Мы же видим, что происходит в Италии: телемагнат Берлускони, который становится главой правительства, использует телевидение. Потом это телевидение его кидает, потому что видит, что у него нет будущего. Тогда открываются все шлюзы, и вся информация об этом человеке становится доступна для общества.
Телевидение - инструмент. В руках у власти этот инструмент оказался достаточно смертоносным.
Если бы это произошло не так эмоционально, если бы правда становилась доступной постепенно, то, может быть, общество не избрало бы его на четыре года, и получило бы четыре года развития, а не стагнации. Вот что значит телевидение в руках у власти. Телевидение должно быть реально в руках у общества. И по мере развития общества будет развиваться телевидение. Никто не говорит, что в России сегодня будет телевидение Би-би-си. Нет уровня английского образования, нет уровня английской гражданственности, нет многого, что есть в Англии. Но постепенно, конечно же, российское общество превратится в такое в условиях открытости, а телевидение станет как Би-би-си.

- Когда же это случится?

- Пятилеток через восемь.

Бывший гендиректор НТВ журналист Евгений Киселев удивлен тем, что речь Парфенова вызвала такую бурную реакцию:

- То, о чем говорил Леонид, знают и те, кто на телевидении работают, и те, кто телевизор смотрят. Хотя, возможно, для пользователей интернета, молодых людей, которые телевизор не смотрят, это стало каким-то откровением.

- Вы знаете, какие слухи сейчас ходят по Москве: говорят, что Парфенов может лишиться работы на Первом канале, кто-то считает, что он подставил Эрнста, и у Эрнста могут быть неприятности. А конспирологи говорят, что наоборот Парфенов согласовал свое выступление в президентской администрации, и его теперь назначат каким-то телевизионным начальником. Какой ваш прогноз?

- Я не собираю московских телевизионных слухов, потому что давно уже работаю не в Москве, а в Киеве. Это, кстати, тоже иллюстрация к состоянию российского телевидения, поскольку на российском телевидении (об этом Леонид Геннадиевич не говорил), помимо всего прочего есть еще и люди, занесенные в черные списки, у которых запрет на профессию. Парфенову еще ничего, он несколько раз в год выпускал на Первом канале документальные фильмы, теперь у него появилась программа. Для меня с 2003 года работа на телевидении вообще закрыта. Поэтому я работаю в Украине.

- Российское телевидение в последние месяцы становится чуть-чуть свободнее, в частности, ваш бывший родной канал НТВ позволяет себе некоторые вольности. Вы следите за этим? И можно ли предположить, что это перестройка такими робкими шагами постепенно приведет к полной свободе слова или наивно на это надеяться?

- НТВ, которое я создавал вместе с Гусинским, Малашенко, тогдашним Добродеевым (потому нынешний Добродеев – это совершенно другой человек, насколько я понимаю), мало общего имеет с НТВ сегодняшним. Действительно, какие-то вольности канал себе позволяет, в том числе и пару раз приглашали меня принять участие в передаче "НТВшники", и даже один раз не порезали, хотя в другой раз порезали.

Вы спросили меня о слухах, которые ходят про Парфенова. Знаете, на самом деле возможно все. Вообще репутации бескомпромиссного политического бойца у Леонида Геннадиевича раньше не было. Он всегда ратовал за то, что нужно оставаться в профессии, делать это любой ценой, до конца держаться за возможность работы на телевидении. Да, король голый, все это знают, но взять на себя роль мальчика, который вдруг закричал из толпы: "А король-то голый", как-то это не совсем в Лёнином стиле.

Хотелось бы, чтобы "перестройку-2" делали люди с хорошей репутацией.
Если что-то начнет меняться на телевидении, хотелось бы, чтобы эту "перестройку-2" делали люди с хорошей репутацией. Но даже если это будут делать те, кто своими руками довел телевидение до нынешнего состояния, я поморщусь, но смирюсь с этим. В конце концов, лишь бы телевидение изменилось, а вместе с ним жизнь в стране. Я прекрасно помню конец 80-х годов, когда мы, молодые тогда журналисты, по-щенячьи восторгались всем, что происходит в стране, а наши ныне давно ушедшие, а тогда седые, битые жизнью товарищи, которые помнили и оттепель, и советские танки в Праге, и ввод войск в Афганистан, и гонения на диссидентов, скептически так морщились. Я сам теперь оказываюсь в роли скептика и циника, который прекрасно понимает, что те же самые талантливые телевизионные руководители, которые создавали своими руками в 90 годы замечательное независимое новое телевидение, потом своими же руками с таким же энтузиазмом ломали все до основания и создали то самое телевидение, о котором Парфенов рассказал, глядя им в глаза. Как говорится, утрутся и, если партия прикажет, пойдут делать новую перестройку и с таким же энтузиазмом и задором. Годы, конечно, уже не те, но я не удивлюсь, если какой-нибудь Олег Борисович Добродеев возглавит эту самую "перестройку-2".
Источник: www.svobodanews.ru/content/article/2232883.html
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (28 Ноября 2010 в 18:15:50)

Поступок Леонида Парфенова комментирует телеакадемик Анатолий Лысенко:

– Все давно об этом говорят, все понимают, что что-то происходит, а Парфенов сказал об этом вслух. Но вслух об этом тоже многие говорят. Просто, может быть, концентрация телевизионщиков и журналистов на церемонии вручения премии была слишком высокой, поэтому и отклик такой пошел. Парфенов сказал то, что волнует всех, особенно тех, кто прожили 1980-1990-е годы, тех, кто активно работали тогда и старались добиться неосуществимой мечты - свободы слова, демократии в России, гражданского общества, то есть того, что, видимо, России противопоказано. Страна исторически просто не знала этого и, такое у меня ощущение, знать особо не хочет. Так что ничего он нового не сказал, просто очень хорошо, четко сформулировал.

Конечно, с официальной точки зрения это было неожиданно, нежелательно, но это произошло. Ничего страшного я в этом не вижу. Мы очень долго боролись за гласность, потом торжественно провозгласили, что гласность у нас наконец есть. Правда, с приходом гласности исчезла слышимость. Я надеюсь, что вот теперь, может быть, кто-то услышит это – и будет все-таки еще и слышимость. Леонид сказал то, к чему мы стремились, о чем мы думали, чего пытались добиться. И что не получилось.
Источник: www.svobodanews.ru/content/article/2231673.html
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (28 Ноября 2010 в 18:30:29)

Николай Троицкий, политический обозреватель РИА Новости.

Леонид Парфенов получил первую премию Владислава Листьева, учрежденную телеакадемией и Первым каналом, и тут высказал учредителям все, что он думает о современном российском телевидении. Дерзко бросил им в глаза «железный стих, облитый горечью и злостью». Правда, в прозе. В жанре публицистики.

Имеет право. Парфенов достиг такого уровня в телевизионной журналистике, что может высказывать свое мнение, невзирая ни на какие условности. Даже, пожалуй, он это право выстрадал - так как от текущего телевизионного процесса он был на много лет отлучен. Передач не вел, только снимал фильмы.
Однако, несмотря на это, высокое жюри, в которое входят руководители крупнейших телеканалов страны, единогласно выбрали первым лауреатом премии Листьева именно Парфенова. «Выбор для всех, кто принимал участие в обсуждении, был совершенно очевиден», - так прокомментировал это награждение руководитель государственной телекомпании Олег Добродеев.

Быть настолько в авторитете у телевизионного начальства и одновременно столь долго не существовать для федерального эфира - это, конечно, парадокс. Впрочем, Парфенов доказал, что он не вмещается в рамки, выламывается из прямолинейных схем. Чем и интересен. Его феномен уже существует сам по себе, он не нуждается в регулярной подпитке телевизионной картинкой.
Суть этого феномена в том, что стиль может прекрасно сочетаться с интеллектом, изящество формы не противоречит серьезности и глубине содержания, а все вместе, оказывается, отнюдь не скучно, не для узкого круга, а прекрасно воспринимается широким кругами телезрителей.

Признание коллег, умноженное на признание публики, дают в сумме результат, который превращает Парфенова в самодостаточную величину. Такой человек вправе публично высказывать свои суждения о проблемах, беспокоящих его как профессионала. Он недаром вспомнил, что 24 года проработал в «Останкино» и для «Останкино», успел изучить ситуацию изнутри и посмотреть на нее несколько со стороны.

Справедливы ли тезисы, оглашенные в выступлении Парфенова, или нет, но от его оценок и анализа положения не стоило бы отмахиваться. Да, похоже, никто и не намеревается. На церемонии вручения премии Владислава Листьева присутствовали многие влиятельные лица телевизионного мира, которые очень давно не собирались вместе ни на каких торжественных мероприятиях.

Люди опытные, они, видимо, понимают, что наше телевидение нуждается в реформах, в переформатировании, в перезагрузке. И нет ничего удивительного в том, что первый лауреат премии, носящий имя легендарного тележурналиста, не ограничился ритуальной речью с перечислением благодарностей родственникам и коллегам, как это происходит на церемонии вручении Оскара. Леонид Парфенов открыл публичную дискуссию на тему: каким быть нашему телевидению во втором десятилетии XXI века?

Спор на эту тему допускает полемические преувеличения, предполагает определенную остроту и свежесть взглядов его участников. Скорее всего, дискуссия будет продолжена. А Леонид Парфенов примет участие не только в теоретическом обсуждении телевизионных проблем, но и в практических попытках их решения. Само присуждение ему премии доказывает: вершители телевизионных судеб прекрасно понимают, что он умеет не только критиковать.
Источник: www.rian.ru/analytics/20101126/301260299.html
Павел Леонидович Меньшуткин, г. Санкт-Петербург (28 Ноября 2010 в 18:42:18)

У меня возникло ощущение, что выступление Парфенова и слова Медведева - это какие-то громовые раскаты перед вынесением решения по делу ЮКОСа, а может еще перед чем-нибудь...
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (28 Ноября 2010 в 20:57:52)

Глава дирекции информационных программ «Первого канала» Кирилл Клейменов считает, что, произнося речь Парфенов «наверняка предполагал», что у главы «Первого канала» Константина Эрнста «из-за этой речи могут быть проблемы».
www.segodnya.ua/news/14199556.html
Евгений Греков, г. Москва (29 Ноября 2010 в 00:00:06)

Чтобы было понятно, что из чего...
Запись конференции "Журналистика будущего" с Леонидом Парфеновым и Матиасом Мюллером фон Блуменкроном
Источник: www.1tv.ru/conf/271
Афанасий Алексеевич Николаев, Республика Саха (Якутия) (29 Ноября 2010 в 04:49:01)

Парфёнов лишь констатировал факт. Ситуация в сфере свободы слова, СМИ, как в зеркале отражает общественные процессы в нашей стране. Мы живём в каком-то зазеркалье, где красивая телекартинка о жизни "звёзд" напоминает для большинства сказку. Власть и народ живут в разных измерениях, говорят на разных языках. СМИ в этих условиях действуют, как "министерство правды" из романа - антиутопии Д.Оруэлла "1984", выдавая белое за чёрное, правду за неправду, зло за добро.
В этом плане современная Россия, всё больше начинает напоминать отчасти поздний СССР, отчасти дореволюционную, царскую Россию.
С другой стороны, на наших глазах в муках рождается новая свободная Россия, состоящая из инициативных, самостоятельных граждан. Эта новая страна ещё незаметна, особенно в Москве, но она есть.
В качестве примера, иллюстрации анализ религиозного самосознания россиян, с 1995 по 2005 гг. по заказу Института социального проектирования группой социологов проводилось исследование по теме "Реальная Россия". Итоги этого исследования были обнародованы социологом М.Тарусиным в 2006 г. В этом исследовании был создан, среди прочего, своеобразный портрет современного православного воцерковлённого человека на фоне других групп населения (неверующих (атеистов), формально верующих). Основной вывод этого исследования-в современной России происходят процессы схожие с процессами в Римской империи начала нашей эры, естественного замещения неверующего, атеистического, утратившего веру и идеалы населения, верующими христианами. Рост доли воцерковлённого населения в России за 10 лет, с 1995 по 2005 гг., составил 200%, с 5 до 10% населения в абсолютном выражении. Причём эти воцерковлённые люди, оказались в большинстве своём образованными, молодыми и предприимчивыми людьми, с крепкими и большими семьями.
Основной фактор определяющий рост доли воцерковлённых отношение разных категорий (верующих и неверующих) к семье и детям. У людей неверующих, атеистов, как правило, очень мало или вообще нет детей. У верующих в семьях больше детей, более гармоничные отношения в семье, причём это обусловлено не их достатком, в материальном плане они не превосходят других, а отношением к жизни, к семье, к детям. Они воспринимают детей не как обузу, не как дополнительные расходы, а как Богом данные существа. Эти данные подтверждаются и данными полевых исследований, визуальным наблюдением за верующими в республике.
Владимир Павлович Козырьков, Нижегородская область (29 Ноября 2010 в 10:53:10)

Неделю проторчал в Москве и был отключен от всех новостей проекта. Поэтому мой комментарий – вдогонку.

Сразу вспоминается тон печати 19 века: наемки, намеки, намеки… «Намек на то, о чем не ведает никто». Хотя есть желание «хоть назвать вещи своими именами». Не назвал.

В чем-то лауреат напомнил брежневское время, когда нужно было уметь читать «между строк». Ведь надо же было немало подумать, чтобы придумать все эти «подозреваться заданность», «формирует новый тренд» и др.

Претензия на остроумие, постоянно сбивающееся на острословие: «хирургически восстановили в прямом и переносном смысле этого понятия лицо российской журналистики», «не новости, а старости» и др.

Критики нет. Есть что-то от фрондерства, но в очень малой, ласкающей степени: «самоуверенность премьера», «зачем вы загнали в угол Михаила Ходорковского?», «рассказывают о разных Россиях», «высшая власть предстает дорогим покойником» и др. Хотя, судя по реакции комментаторов, даже такие высказывания оцениваются на громкое «ура». И за эти слова, якобы, могут лауреата уволить с телевидения.

Таким образом, ничего нового и просвещающего в этой речи нет. Парфенов остался самим собой. И награду свою он получил вполне заслуженно от той власти (как это следует из оценки ТВ самим Парфеновым), которую он пытается критиковать.
Так что настроение от этой речи складывается крайне тяжелое. Думаешь: насколько должен быть скован человек желанием критически блеснуть и, одновременно, остаться лояльным к власти, чтобы говорить такие речи. Как еще великий Гете писал, «ах, две души живут во мне и обе не в ладу». Все это ужасно…

Несколько не в тему, но при чтении комментариев сразу натыкаешься на слова «власть», «властью, «власти» и т. д. Власть склоняется во всех падежах. Но разве дело во власти? Тем более что власть сейчас сама себя критикует не хуже, чем журналисты. А в чем-то даже резче, так как сама себе эту критику и прощает. И разве дело во власти? Почему никто не задумается о том, почему у нас такая власть сложилась? Ведь дело не в именах и фамилиях, а в типе власти, в ее социальной природе. Я так думаю, что в современной исторической, социально-экономической ситуации и в реальном соотношении общественных и политических сил иной власть и быть не может. Если даже захочет, то не сможет.
Более того: нам еще повезло, что есть определенный «навар» от продажи сырья и остались ресурсы от прежних десятилетий, которые так высокомерно, наезднически и ловко изображал г. Парфенов. Но жизнь заставляет всех потихоньку трезветь, включая таких, как Парфенов.
Но тешить себя иллюзиями о том, что все зависит от человека у власти – это крайне тяжелое духовное заболевание, которому подвержены современные журналисты. Так что не надо считать за подвиг то, что сказал лауреат, пользуясь своей минутой славы.
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (29 Ноября 2010 в 14:10:44)

Ведомости от редакции: невольное послание.

Известный телеведущий, один из символов НТВ 1990 гг. — Леонид Парфенов на вручении премии Владислава Листьева обрушился с резкой критикой на современное отечественное телевидение, которое отделяет многие жизненные проблемы от эфира и превратилось из гражданского института в инструмент развлечений и пиара. Парфенов винит в этом не репортеров и руководителей каналов, а власть, при которой институционально корреспондент не журналист вовсе, а чиновник, следующий логике служения и подчинения.

Слова недавно вернувшегося на экран журналиста отнюдь не откровение для людей, знакомых с кухней телевидения и интересующихся проблемами СМИ. Тем не менее речь вызвала громкий резонанс.

Бывший ведущий «Намедни» нарушил негласную конвенцию между государством и ключевыми тележурналистами: вслух сказал, что знали, но по разным причинам боялись сказать другие. Выложенные в блогах видеоролики ярко продемонстрировали одобрение и осуждение, отразившиеся на лицах участников и гостей церемонии. Теперь в профессиональном сообществе и в интернете бурно дискутируется вопрос, почему обычно респектабельный и осторожный Парфенов пошел на скандал и кому адресованы (и даже кем написаны) зачитанные горькие слова.

Сам Парфенов вчера находился за границей и просил перезвонить ему поздно вечером.

Знакомые Парфенова настаивают, что выступление написано собственноручно. Телеведущий, по сделанному однажды им самим признанию, не боец и не очень похож на героя знаменитого американского фильма «Доброй ночи и удачи» тележурналиста Эда Мерроу, обратившегося к зрителям в прямом эфире с разоблачениями злоупотреблений властей. Однако в отдельных пиковых ситуациях он может поддаться эмоциям, пойти на принцип и нарушить навязанные «лицам с экрана» правила игры.

Тем не менее Парфенов, возможно, сам того не желая, отправил телевизионным начальникам и их кремлевским кураторам весьма содержательное послание. Вслед за президентом Медведевым, со знанием дела заявившим о застое в отечественной политике, известный журналист сообщил о похожей болотистой ситуации в эфире.

Теперь стоит ожидать какой-то реакции на громкое заявление. Быстрое или отложенное отстранение Парфенова от эфира будет означать: «Так было — так будет».

Пропагандистские, развлекательные и будоражащие передачи федеральных каналов не будут даже минимально уступать прайм-тайм программам, выдержанным в критической стилистике времен «лихих 1990-х».

Отсутствие кадровых решений по отношению к Парфенову и руководителям канала превратит его в трибуна, может даже привести к появлению в официальном телеэфире журналиста, который способен и которому позволено задавать властям не только комплиментарные, но и неудобные вопросы. Но тогда телевизионным начальникам — формальным и настоящим — вскоре придется ради сохранения рейтинга переманивать Парфенова и его сотрудников на свой канал: вырастить иронически отстраненного обозревателя из пропагандистов и мастеров паркетной журналистики трудно.

Если говорить шире, заявление тележурналиста вновь поставило вопрос, готова ли власть отказаться от поддержки телевидения (и наоборот). Господство государства на ведущих телеканалах и невозможность создать новые электронные средства массовой информации, дающие альтернативную точку зрения, обеспечивают высокую степень доверия к государственным электронным СМИ и отличные возможности для продажи рекламы. Информационная политика телевидения в свою очередь создает высокий рейтинг власти.

Полный отказ от такой поддержки маловероятен, но, если вдруг между дуумвирами возникнет какая бы то ни было публичная конкуренция, позиции каналов наверняка разделятся. Подзабытая интонация Парфенова и его организаторские способности могут оказаться востребованными на одном из них. Правда, наличие телеканала, который будет показывать власть без купюр, запросто может сказаться на рейтинге власти в целом и даже на итогах выборов.

Читайте далее: www.vedomosti.ru/newspaper/article/250638/nevolnoe_poslanie#ixzz16fW7mnmo
Андрей Анатольевич Козлов, Свердловская область (29 Ноября 2010 в 14:15:17)

http://www.proza.ru/2010/11/29/443
Я вот, коллеги, в прозе ру выложил мой отклик на сутру Парфёнова. Моя точка зрения ироничная. Сюда не даю, потому что ГРеков мою статью снял. Ему видней, его сайт. Речь, конечно, броская. Но ... Интересно, загляните..
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (29 Ноября 2010 в 15:53:47)

Светлана Сорокина, Антон Хреков, Николай Сванидзе и другие журналисты рассказали GZT.RU, что они думают по поводу обличающего необъективность российского телевидения выступления Леонида Парфенова. Многим его речь напомнила выступление президента Медведева о застое в российской политической системе, только кто-то счел эту аналогию положительной, а кто-то— отрицательной.

Вечером 25 ноября прошла первая церемония вручения журналистской премии имени Владислава Листьева. Премию получил Леонид Парфенов. Выступая на церемонии, Парфенов произнес речь, обличающую нынешнее положение дел на российском телевидении. Из зала его слушали руководители и лица главных российских телеканалов.

В России, по словам Парфенова, произошло огосударствление федеральной телеинформации и возвращение приемов, применявшихся во времена существования Центрального телевидения СССР. «Журналистские темы, а с ними вся жизнь окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ»,— сказал журналист, добавив, что «для корреспондента федерального телеканала высшие должностные лица не ньюсмейкеры, а начальники его начальника».

Федеральные каналы, сообщая о вручении премии, не показали острые моменты выступления Парфенова. Однако запись речи оказалась на YouTube, и сам журналист выложил ролик вместе с текстом расшифровки своей речи в своем блоге на Livejournal. Запись собрала уже почти 800 комментариев, в ответ на которые журналист написал следующим постом: «Спасибо всем, очень тронут! А комментировать тут нечего. Была песня Вертинского „То, что я должен сказать“». Выступление Парфенова утром стало одной из самых широко обсуждаемых тем в блогосфере.

Парфенов о Колесникове, Путине и Ходорковском
«Разговор Андрея Колесникова с Владимиром Путиным в желтой „Ладе Калине“ позволяет почувствовать самоуверенность премьера, его настроения на 2012 год и неосведомленность о неприятных темах. Но представим ли в устах отечественного тележурналиста, а затем в отечественном телеэфире вопрос, заданный Колесниковым Путину: „Зачем вы загнали в угол Михаила Ходорковского?“» Полный текст выступления Парфенова.

Большинство блогеров высказывают восхищение поступком Парфенова и благодарят его, называя самого журналиста «настоящим мужиком», а его речь— «подвигом». Звучат и другие голоса. Некоторые указывают на то, что Парфенов, делая многочисленные информационно-развлекательные передачи, рассказывая о героях прошлого, сам способствовал тому, что телевидение сегодня игнорирует актуальные острые проблемы.

GZT.RU поговорил об этом выступлении со Светланой Сорокиной и Евгением Киселевым, с которыми Парфенов работал на «старом» НТВ, с тележурналистом Николаем Сванидзе, с тележурналистом Антоном Хрековым— членом жюри премии имени Листьева, и с журналистом «Коммерсанта» Андреем Колесниковым, которого Парфенов упоминал в своей речи.

Светлана Сорокина: «Эта речь произносилась скорее вовне, чем внутри этого собрания»

Было ли это выступление неожиданностью? И да, и нет. С одной стороны, ничего неожиданного, потому что Леня прекрасно чувствует и знает атмосферу, которая сейчас есть на телевидении, и может ее сформулировать. У него есть чувство стиля, и он чувствует эту атмосферу. И в данной атмосфере, и в данном собрании его речь звучала несколько странновато, потому что произносилась она перед сидящими тут же Эрнстом, Добродеевым, Щеголевым и прочими. Публика была очень отсеянная, специфическая. И здесь звучали эти слова… Я себя успокоила только тем, что все равно все это разойдется и процитируется, поэтому эта речь произносилась скорее вовне, чем внутри этого собрания.

Все эти люди никак не реагировали. Это было похоже на то, как Медведев заявил о застое и забронзовевшей партии, а забронзовевшая партия тут же вежливо похлопала и сказала: да-да, мы тоже считаем, что у нас застой. И этим убила все надежды на то, что немного из застоя может выйти. И здесь то же самое: Леня сказал, ему поаплодировали— именно они.

Нет, конечно, никаких последствий для его карьеры не будет.

Антон Хреков: «Он умеет налаживать контакты и с чертом, и с дьяволом»

Парфенов всегда это говорил, и слова его лично у меня никакого удивления не вызвали— разница в аудитории, перед которой это прозвучало. Я давно знаю Леонида Геннадьевича и его характер: это сумма редких, порою противоположных качеств, благодаря которым он умеет налаживать контакты и с чертом, и с дьяволом, при этом никогда не изменяя своей принципиальности.

Я не думаю, что это как-то скажется на карьере и отношении к Парфенову как к профессионалу. Его карьера— это не аппаратное движение с подковерными интригами и улыбками начальству. Его карьера проистекает из его мозга, это его личный творческий рост. Но вполне возможно, что на центральных каналах ему станет сложнее работать, а на каких-то других, наоборот, проще.

У меня сложное отношение к власти, но мои основные претензии к новостям на центральных каналах— несколько иные, чем у Парфенова: они скорее технологические и эстетические. Журналистика на центральных каналах стала филиалом ведомственных пресс-служб. Журналисты с минимальной правкой переписывают пресс-релизы, выдавая это за репортаж. И никакой Путин и Медведев не заставляют их так омерзительно делать свою работу.

С российскими блогерами, которые в последнее время стали уже отдельной расой, я не согласен. Парфенов приложил руку к созданию постсоветской журналистики, а на федеральных каналах в прямом эфире он не работал с 2004 года. Тут речь идет о том, что он всегда ратовал за преобладание формы над содержанием (к примеру, трэшовый третий блок «Намедней») и косвенно явился предтечей программ вроде «Максимум» и «Чистосердечного признания». Но обвинять его в появлении подобных программ— все равно что обвинять мужчину, что он насильник, лишь потому, что у него есть этот орган.

По выступлению Парфенова видно, что, как говорится, «движуха» началась. Чуть раньше президент нам открыто заявляет, что в стране застой и что правящая партия бронзовеет, находится в стагнации и от этого попросту деградирует. Когда глава государства обрушивается на свой же режим, как это сделал и Парфенов по отношению к телевидению, это дает все основания полагать, что процессы перемен начались.

Николай Сванидзе: «Режим, в том числе и цензурный режим, смягчается»

Содержание самого выступления для меня неожиданностью не было, я и сам обо всем этом прекрасно знаю. С основными тезисами я согласен, тут Парфенов никакой Америки не открыл. Важно то, что он озвучил это в открытую. И это меня несколько удивило. И это очень существенно. Он авторитетный и популярный человек в журналистском цехе, поэтому выступление очень важно для молодых журналистов.

Речь Парфенова сама по себе прямого воздействия на работу нашего телевидения не окажет. Но опосредованно— разумеется. Во-первых, выступление должно откликнутся в молодых журналистах, оно должно оказать какое-то влияние на их взгляды и позицию. Это тоже важно. Что касается того, что Парфенов заявил это во всеуслышание, это в какой-то степени свидетельствует, что режим, в том числе и цензурный режим, смягчается.

Я не думаю, что это скажется на его карьере. Он же это говорил не лично Эрнсту или Добродееву. Слова Парфенова относятся не к ним, а к политической системе в целом. Ведь Эрнст и Добродеев— очень высокого класса профессионалы. Здесь дело не в них, а в системе, которая организована не ими. Поэтому упреки Парфенова— это упреки не в их сторону. Этот упрек относится к нынешней государственной системе. Конечно же, это никак не отразится на судьбе самого Леонида Парфенова, потому что он слишком для этого авторитетный и известный человек. Ему не станет никто мстить за это— смешно.

Андрей Колесников: «От этого мероприятия все получили, чего хотели»

Абсолютно никакой неожиданностью для меня это не было. Он такой, какой есть, все знают и представляют, какой он, и понимали, кому они вручают эту премию. И правильно сделали, что вручили. Прекрасный жест, я считаю, был со стороны жюри. И ответную любезность получили. От этого мероприятия все получили, чего хотели.

Ничего нового он не открыл, никакой бомбы в том, что он сказал, я считаю, нет. То, что у нас газетная пресса гораздо более свободна, чем телевизионная,— секрет Полишинеля. Я сам об этом много раз говорил, в том числе и на телевидении. Для меня это выступление неожиданностью не было.

Программа Парфенова «Намедни» была как раз актуальной программой о настоящем, и даже в чем-то о будущем, как выяснилось. Поэтому упреков в том, что Парфенов сам приложил руку к тому, что нынешнее телевидение стало таким, я, мягко говоря, не понимаю. Я согласен, он делал передачи, которые имели отношения к прошлому— «Старые песни о главном», альбомы («Намедни. Наша эра».— GZT.RU), но все это имеет другой смысл, на мой взгляд. Например, что касается его фотоальбомов,— я по ним собираюсь учить своих детей, как по учебникам. Это настоящие учебники истории, той истории, которую забыли многие из ее участников, простых рядовых граждан.

Не только на YouTube
Запись выступления Леонида Парфенова размещена не только на YouTube или в блогах, но и в официальных СМИ, в частности, на сайте Первого канала, который является соучредителем премии имени Владислава Листьева. Расшифровка выступления также опубликована на сайте Минкомсвязи.

Отразится ли эта речь на его карьере? Сомневаюсь. У него карьера творческого человека. Насколько я понимаю, передача, которой он сейчас занимается, абсолютно неполитическая («Какие наши годы» на Первом канале.— GZT.RU).

Евгений Киселев: «Видимо, сейчас смелость входит в моду»

Это было неожиданно с одной стороны, потому что человеку, который работает на Первом канале, вести крамольные речи опасно для дальнейшей профессиональной деятельности и благополучия. Во всяком случае, что-то не припомню, чтобы люди, работающие на государственном или квази-негосударственном канале, подобное говорили. С другой стороны, времена меняются, видимо, сейчас смелость входит в моду, а может быть, даже становится разрешенной, если она введена в рамки. Фамилии не назывались, в конце концов.

Я там не присутствовал, я вообще работаю в Украине, что кое-что говорит о состоянии сегодняшнего российского телевидения: мне в Украине хорошо, но работаю я там не от хорошей профессиональной жизни. Мне удивительно слушать рассказы очевидцев, что присутствовавшие в зале руководители центральных каналов этому аплодировали и даже в лице не переменились. Если это правда, то такая степень лицемерия и цинизма просто поражает. Остается только развести руками— «плюй в глаза— что божья роса».

Я, безусловно, с заявленными тезисами согласен. Мне немного горько другое. 10 лет назад я и некоторые другие мои коллеги-журналисты, работавшие на НТВ и в других средствах массовой информации (которые быстро стала прибирать к рукам новая власть, всеми правдами и неправдами, с подключением прокуратуры, силовых и налоговых органов), говорили: ребята, это кончится вот этим. Это кончится тем, о чем вчера говорил Леонид Парфенов. Над нами смеялись. Мы говорили, что начинается огосударствление российского телевидения, и скоро мы все будем ходить строем и петь в одну дуду. Нам говорили: да ладно, не нагнетайте, этого быть не может.

Ну вот, пожалуйста. Прошло 10 лет, и теперь это большая новость. Хотя на самом деле о том, что на российском телевидении дела обстоят именно так, все давным-давно знают. Но раньше об этом, видимо, категорически нельзя было говорить, а сейчас, наверное, уже можно. Смелость стала разрешенной и даже модной.

Мы же по кругу ходим. Когда я был молодым журналистом, в конце 80-х, я не мог понять, почему так скептически настроены мои старшие товарищи. Они со снисходительной улыбкой следили за нашими щенячьими восторгами по поводу наступивших перемен. Теперь я их отлично понимаю. Они знали, что все мы стали смелыми, потому что это стало разрешено, потому что это стало трендом, модой, тем, что, если угодно, предписано сверху.

Поэтому я не удивлюсь, если завтра или послезавтра люди, которые с комсомольским задором насаждали именно те самые порядки, о которых говорил Парфенов в своем вчерашнем выступлении,— а они вчера ему уже аплодировали,— начнут создавать новое, свободное, независимое от государства телевидение и будут делать это так же талантливо.
Источник: www.gzt.ru/print/336487.html
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (29 Ноября 2010 в 16:29:45)

Анна Качкаева
После того, как Леонид Парфенов сказал то, о чем все знали, но боялись сказать, мир не перевернулся. В новостях государственных каналов, в которых "замалчивается до четверти спектра общественного мнения", а "журналистские темы, а с ними вся жизнь, окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ", речь человека, сказавшего эти слова, не показали. Не рассказали об этом в итоговых программах. Не отметилась либеральная "Неделя" Марьяны Максимовской. Лишь ученики и коллеги Парфенова на НТВ упомянули о его демарше в программе "Центральное телевидение".

Речь Парфенова и церемония вручения премии Влада Листьева выложена на сайте Первого. Для продвинутой и оживившейся общественности и для президента - твиттерянина. Не упрекнешь. Комментаторы – от тех, то делал еще перестроечное телевидение до нынешнего начальника Парфенова Константина Эрнста, которого процитировала "Эхо Москвы" – умиротворенно единодушны. Ничего особенного не произошло. О том, о чем сказал Парфенов, и так все знали.

И что дальше? Да ничего. Неужели кураторы информационных потоков из Кремля и Белого Дома перестанут руководить информповодами, разрешат иронизировать и задавать верховной власти неприятные вопросы? Руководители каналов соберут своих подчиненных и скажут, что фильтры, списки, негласные и гласные табу на темы, людей и события отменяются? Журналисты, которые уже с десяток лет выполняют информационные заказы, уйдут из кадра? Ведущие госновостей согласятся, что они делают "старости" в отделах по информационному обслуживанию власти и откажутся работать по таким правилам? Или все вместе попросят прощения за то, во что превратили телевизионную журналистику на федеральных каналах?

Нет, всего этого не произойдет. Система не даст. У сотен и сотен людей, служащих в информационных дирекциях федеральных каналов, есть дети, семьи, немолодые родители, кредиты, квартиры, надежды, перспективы карьерного роста. Жизнь. Или ужас остаться без работы, пенсии, расположения начальства, славы, наконец. "Я сам не борец. И от других подвигов не жду", – сказал Леонид Парфенов на церемонии. Его коллеги тоже ничего не ждут. Для перемен нет решимости разобщенного сообщества, нет политической воли, нет общественного запроса: большинство граждан либо всё устраивает с их информированием, либо им давно уже наплевать. Но назвать вещи своими именами никогда не помещает. Это как необходимость поставить диагноз и мужество его принять. Дальше есть выбор. Если болезнь не смертельная.

Какими же будут последствия? Пока никаких. Циничными разговорами о том, что ничего не случилось и никого не уволили, поступок Парфенова, скорее всего, переведут в разряд недоразумений. Мало ли в истории было таких иногда бунтующих одиночек? Телевизионный цех не захочет обижать рядовых и начальников, от них мало что зависит. А кто не без греха? В курилках опять повздыхают о профессии, которую перестали уважать зрители, и пойдут делать "новости" на главных каналах.

Когда-то "Взгляд" и знаменитые ночные программы ЦТ – символы перестроечного телевидения – появились по распоряжению ЦК КПСС, потому что в 1987 было отменено глушение западных "голосов". Гласность – одна из могильщиц СССР. Уроков двадцатилетия власть и рожденные романтикой перестройки нынешние кураторы и теленачальники не забыли, а западные технологии по "фреймированию новостей" уже давно освоены – форточки для выпускания пара есть на радио, в газетах, в отдельно взятых передачах отдельно взятого канала, теперь еще и в сети. Так что гласность налицо, со слышимостью – проблемы.

Но Парфенов не смог промолчать. И совершил поступок. В зале из избранных его выслушали, в большинстве своем – с недоуменным раздражением. В корпорации не любят, когда выносят сор из избы. Вряд ли Парфенов ждал одобрительной реакции, хотя, вполне вероятно, рассчитывал, что речь хотя бы прервет плавное течение вечера. Не получилось. Но сигнал все равно пошел. Сигнал – не бояться делать выбор.
Источник: www.svobodanews.ru/content/article/2233694.html
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (29 Ноября 2010 в 16:44:30)

После критики телевидения на премии Влада Листьева имя Леонида parfenov_l Парфенова у всех на устах. В том числе и у главреда "Русской Службы Новостей" Сергея rasstriga Доренко: "Я вижу теперь, все напали на Леню Парфенова".


rasstriga
Из всей этой словесной атаки на Леонида нашего, на Парфёнова нашего, выходит, что он забитый, затюканый и совершеннейший Пьеро.
И он, наш Пьеро, просто всхлипывает неволевым каким-то образом.
Он бы, наверное, не против свободы. Но жизнь подла, такие дела. Назвали вещи своими именами - и назад к Косте Эрнсту запазуху.
Сам Леонид не даёт комментариев.

И мне за него обидно очень. Я же помню его горделивым витязем. Победным, геройским, с гарольдовскими тактико-техническими характеристиками даже.
Два раза.
Это когда Таньку Комарову и Ирку Мишину пытались вышвырнуть с работы в сентябре 1991. Леонид входил в команду, которой суждено было победить.
Собственно, победа уже произошла. И был задуман конкурс. И была статья Чекаловой о том, что Миткова выигрывает в профессии у Мишиной в том числе потому, что Миткова КРАСИВЕЕ Мишиной.
А Лёня еще не женился тогда на Чекаловой ведь? Но оба они были в команде победителей заранее.

А потом Лёня геройски парил над полем боя 14 апреля 2001 года в минуты разгона НТВ.
Он тоже тогда заранее сговорился с победителями. Его предупредили о разгоне. Чтобы вожжи не ослабли, чтобы не было сбоев в эфире - верного захватчикам Парфёнова предупредили, и он ждал захвата как часа триумфа.

Я приехал 14-го апреля к 17-му подъезду, там вереница бывших нтвэшек шла в изгнание. Я их проводил. Меня-то выгнали уже за семь месяцев до этого, так что я был хроникёром чужого горя.

А Лёня парил и вдохновлял,и возглавлял, и руководил в коридорах. Там был спецназ какой-то (газпромовский? гэбешный?), ещё был Боря Йордан и Таня Миткова.
Второй раз я к Митковой приехал в воскресенье 15-го апреля 2001 года в полдень. И видел ужас даже оставшихся нтвэшек и восторг геройского Парфёнова.
Угу.
Так что он витязь и боец, а ни хрена не затюканный и безвольный.
Хронология: 15-го апреля в 12:00 я видел Миткову и методично царственного Парфёнова, в 15:00 - Добродеева(он уже к тому времени 14 месяцев как перешёл на Российское телевидение с НТВ. Мы говорили о "переменах" на НТВ. Я говорил и Митковой, что даже перед лицом неизбежного надо бы сохранить лицо и не торжествовать.
Я просил Добродеева, с учётом его авторитета, посоветовать Митковой и Парфёнову взять бюллетень, не позориться совсем уж явно.
В 17:45 того же дня пьяный контрразведчик флота ударил меня ногой по переднему колесу мотоцикла. скорость была никакая, я и навернулся. Два молодых милиционера - один в форме, он вёл контрразведчика под руку, другой без формы, начали пинать ногами мою голову в мотоциклетном шлеме.
Ну, там ерунда была какая-то - сотрясение мозгов моих. Но у меня мозг - с грецкий орех. Я живучий.Парфёнов, понятное дело меня не навестил в ЦИТО - я не был в команде победителей.
Источник: www.livejournal.ru/themes/id/23354
Николай Альбертович Лыбашев, Архангельская область (29 Ноября 2010 в 21:37:48)

Цитата: «Я не вправе винить никого из коллег, сам никакой не борец и от других подвигов не жду.»
Не понял, о чем тогда речь и к чему эти страсти? Пиар… «Чтобы помнили…»
Ирина Валерьевна Дмитриева, г. Москва (01 Декабря 2010 в 01:32:30)

Парфенов-Муромец
Лев Маркович Шлосберг, Псковская область (04 Декабря 2010 в 20:58:09)

Арина Бородина пишет для Комерсанта:

Леонид Парфенов — безусловный герой прошедшей недели. Его речь на премии имени Владислава Листьева, где он единогласным решением жюри был признан победителем, одно из самых обсуждаемых событий прошлой недели — в газетах, на радио, конечно же, в интернете. С телевидением все намного сложнее. 5-минутная парфеновская речь, уложившая в себя все происходившее в эфире и его телевизионных окрестностях за последние почти десять лет, вызвала у большинства телевизионщиков то ли обиду, то ли ревность, то ли зависть. Минимум — раздражение. И все эти упреки — что Парфенов не сказал ничего нового, а что собственно сказал Парфенов, подумаешь, сказал то, что все давно говорят в курилках,— на мой взгляд, не выдерживают критики. Он сделал главное — он сказал. Сказал вслух, публично. И не просто где-то в кругу своих единомышленников, в неформальной обстановке или на светском рауте. Он вполне успешный, если не самый успешный и популярный, сказал, стоя перед теми, с кем работал раньше и сейчас, с кем дружил и еще дружит, теми, кто давал и дает ему работу в телеэфире. А главное — перед теми, кто формирует тот самый эфир, руководит им, фактически целиком завися от желаний власти. А точнее, ее первых лиц. И ни от кого более.

Вы сами попробуйте в таких предлагаемых обстоятельствах произнести по смыслу именно тот текст, который произнес Парфенов. Особенно про власть, которая предстает в эфире "дорогим покойником". Вы уверены, что смогли бы? Я — нет.

Его не поняли и попрекают даже те, кто вроде бы должен считать своим. Ну, условно — по системе взглядов. Одна моя коллега уже после того, как поняла про такое, мягко говоря, прохладное отношение к выступлению Парфенова со стороны телевизионного цеха, сказала мне: "Понимаешь, они не могут ему это простить, потому что он украл у них речь".

Бывшие коллеги Парфенова по старому НТВ тоже про него почти ничего хорошего вслух не говорят. Потому что многие не могут простить ему 2001 год. Разгром и развал НТВ. Когда не ушел с Евгением Киселевым, а остался с Борисом Йорданом. Но ведь те "Намедни", которые выходили под авторством Леонида Парфенова на НТВ с 2001 по 2004 год,— одна из лучших общественно-политических программ в истории телевидения. И даже те, кто не могут забыть его создателю и ведущему апрельские события 2001 года, вряд ли смогут бросить в него камень за те "Намедни", за которые его, по сути, и уволили с НТВ в 2004-м. Хотя могло это случиться и в 2002-м, после освещения событий на Дубровке. Тот выпуск запомнили многие. Знаменитый сурдоперевод, где с помощью "переводчицы" Парфенов и его команда пытались понять, какие приказы по спасению заложников на Совете безопасности отдавал Владимир Путин (про результат спасательной операции в "Норд-Осте", думаю, все помнят...). Знающие люди рассказывали, что от того сюжета Путин был в ярости. Там были и другие сюжеты, посвященные "Норд-Осту". За тот выпуск тогдашний глава кремлевской администрации Александр Волошин устроил "Намедни" настоящий разгром.

А вот рейтинговые показатели этого выпуска 2003 года уже вошли в историю. Тогда доля аудитории "Намедни" в Москве про теракт на Дубровке составила 35% с рейтингом 17%! Ни до ни после ни одна еженедельная политическая программа таких рейтингов не собирала. Это и для массового сериала-то огромные цифры, а уж для формата "Намедни" — это чрезвычайное доверие аудитории. Но это 2003-й. А 2001-й Парфенову забыть не могут. Наверное, у каждого тут своя правда.

Сейчас в телеэфире о парфеновской речи почти не говорили. Все телеканалы сказали о самой премии Листьева и ее победителе. Лишь на НТВ 25 ноября в новостях в 23.15 дали маленький кусочек с речью Леонида Парфенова. Не самый яркий, но все-таки. А на мою ремарку, что на НТВ, дескать, дали лишь про "причины драматического спада телесмотрения у самой активной части населения..." один из тех, кто до этого сидел в зале на церемонии, сказал мне с удивлением: "А вы что хотели, чтобы они дали в эфире кусок из Парфенова про Путина и Ходорковского?!" Через 15 минут в новостях РЕН Михаил Осокин, тоже бывший коллега Леонида Парфенова, показал небольшой сюжет о премии, но отрывок из речи не дал, а в устном пересказе коротко отметил, что последний навел кое-какую критику на нынешнее телевидение.

А вот Марианна Максимовская в "Неделе" на РЕН ничего о парфеновском выступлении говорить не стала. Хотя на церемонии была. Видимо, в информационный ряд событий недели речь Парфенова, по мнению авторов программы, не входила. На госканалах в итоговых программах тоже, разумеется, тишина.

Отличился опять только НТВ. Причем дважды. И очень по-разному. В первом случае даже трудно представить, какой логикой руководствовались создатели программы и авторы текста. Речь о "Русских сенсациях". Программа называлась "На изломе сердца". В ней были трагические истории знаменитых людей: про то, как уходили из жизни их близкие. И вот в кадре Филипп Киркоров вспоминает о том, как умирала его мать. Естественно, реакции соответственные. А голос за кадром в этом время говорит: "У него (Киркорова) срывается голос, как у Парфенова, говорящего о цензуре на телевидении". Что называется, отреагировали. Интересно, когда это писали и произносили, о чем думали?! Видимо, кому-то такая аналогия Киркорова и Парфенова показалась уместной и даже оригинальной...

В воскресном выпуске "Центрального телевидения" (ЦТ) все поставили уже в приличный и соответствующий логике событий видеоряд. Вадим Такменев, оттолкнувшись от видеоблога Дмитрия Медведева, где президент говорит о застое в политической жизни страны, закончил выступлением Леонида Парфенова на премии Листьева. Это было самое начало программы. Тоже удалось сказать совсем немного. Но и реплика, что дальше интернета речь Парфенова уйти не могла, и ее визуальное сопровождение делали понятным направление мысли. В "ЦТ", как часто это у них сейчас бывает, умеют тонко заворачивать "фиги" в сюжет. То, о чем говорить нельзя или нежелательно, они умудряются протаскивать порой так изящно, что не придерешься. Правда, говорят, что делать в последнее время эту программу все сложнее и сложнее. Именно вот такие сюжеты. Почему? Читайте интернет и речь Леонида Парфенова — там все доходчиво.

А ведь "Центральное телевидение" — это точный прообраз тех парфеновских "Намедни". Казалось бы, делать так, как Парфенов и его команда, сейчас уже немыслимо. Так — действительно невозможно. Но "Центральное телевидение" с Вадимом Такменевым свои сюжеты и главные темы, беседы с гостями в студии и даже музыкальные номера в финале делает так, как никто не делал уже много лет. После Парфенова. Он там, кстати, тоже был в эфире несколько раз. Но как гость.

В "ЦТ" удается по словам, по деталям, по эпизодам, по паузам в словах, намекам, по интервью сказать о том, о чем другие молчат. Не всегда ровно, не всегда получается. Но за внешним блеском стоит настоящая журналистская работа, которую все труднее отстаивать. Знаю, что за тем, что делают в "ЦТ", следят и в Кремле, и, судя по всему, очень внимательно.

Сам Леонид Парфенов по иронии судьбы тоже был на этой неделе в эфире. Только совсем в другом жанре. Развлекательно-познавательном. На "Первом канале" 28 ноября вышел второй выпуск шоу "Какие наши годы!". Первый выпуск, посвященный 1972 году, вышел еще 6 ноября. Эта программа оставила неважные впечатления. Сырой, наспех сделанной. И почему 1972 год, а не 1988-й или 1965-й, зрителю даже не объяснили. А главное, какой именно аудитории он адресован, понять было невозможно. Там все перемешалось: Борис Гребенщиков, Шнур, Сергей Безруков, Вячеслав Фетисов, Виктория Токарева, Виктор Суходрев... И все это на фоне бессмысленно шатающейся по огромной студии массовки. Режиссер там, похоже, вообще забыл про свои обязанности. Парфенов, словно коверный в цирке, пытался придать хоть какой-то смысл происходящему в программе. Соведущая Татьяна Арно точно не была ему в этом деле помощницей. И вроде бы шел Парфенов по хорошо знакомому пути — воспроизводил и рассказывал про прошлое языком настоящего. Но что-то не получалось. Неестественно, незанимательно... И доля аудитории была у программы не особенная: в Москве — 14,5%, по стране лучше — 16%.

Но тут было важно совсем другое. Гендиректор "Первого канала" Константин Эрнст в очередной раз предоставил Леониду Парфенову возможность работать в эфире. Теперь, спустя шесть лет, уже в регулярном. Правда, неизвестно, чем эта история после парфеновской речи может закончиться. 28-го в эфир вышел второй выпуск программы "Какие наши годы!". Он был про 1968 год. И был заметно приличнее первого. Режиссера поменяли, и появилась хотя бы внятная структура. А некоторые эпизоды, как, например, про советские танки в Праге и беседа с Владимиром Лукиным, и разговор с Людмилой Алексеевой о самиздате, а с Александром Васильевым — о моде, получились по-телевизионному плотными и цельными по смыслу. Впрочем, хаоса в программе еще хватает. Выбор адресной аудитории тоже размыт. Но вот время в сетке — воскресенье 22.00 — вполне логичное, и доля аудитории была уже побольше: в Москве — 17,1% по стране — 16,3%.

Показательная деталь. И перед первым выпуском, и перед вторым "Какие наши годы!" на "Первом канале" анонсировали активно, а голос за кадром в проморолике торжественно говорил нам, что это "новый проект Леонида Парфенова". Хотя по факту он ведь не сам его делает и даже ведет в паре с Татьяной Арно. И еще в четверг, когда вручали Парфенову премию, этот анонс был. А уже в выходные, спустя всего два дня, из анонса имя Леонида Парфенова исчезло. "Какие наши годы!" стал просто "новым проектом". Его имя из анонса убрали...

А еще в понедельник телеканал "Дождь" показал интервью Леонида Парфенова с Олегом Кашиным. Они говорили в больничной палате. Совсем недолго. Это уже не ретро. Это про сегодняшнее. Там есть на что смотреть и что слушать. И все понятно. Как раз после записи этого интервью (оно записывалось 25 ноября) уже вечером Парфенов читал свою заготовленную речь перед теми, кто в большинстве своем делает сейчас другое телевидение. Какое? Перечитайте речь Леонида Парфенова.

Источник: www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=1548165
Светлана Самуиловна Минц, Краснодарский край (08 Декабря 2010 в 15:30:11)

Хотела написать сразу после вручения премии Парфенову, но накануне позвонила моя одноклассница из Канады, долго комментировала события в Кущевке и зарубежную реакцию на них, несколько раз предлагала немедленно отправить в отставку губернатора - и я осталась без электронной почты. С трудом удалось восстановить. Не знаю, надолго ли.
В речи Парфенова много горького. К сожалению, его анализ ситуации в журналистике очень точен, как и многое из того, что он говорит о нашем прошлом и настоящем. Превращение журналистики в административный ресурс, очиновливание СМИ – печальная реалия наших дней. Как, добавлю, и похожая эволюция правозащитного движения и ростков гражданского общества. В них оказалось мало Л. Алексеевых, но много людей, которые, как наш общий краснодарский знакомый, мечтали «подставить плечо» власти. Вот она, по своей привычке, и легла на всех. Правда, похоже, сама стала захлебываться во всеобщем сервелизме и лакействе. Уж если «сверху», при всех условиях для спокойного самогипноза, заговорили о новом застое, то взрыв, действительно, не за горами. Синдром Кущевки – только предвестник катастрофы. Не превратиться бы нам в очередной обитаемый остров!
Всего доброго. С. Минц.

зарегистрированно участников:
всего: 2852 | инициатив: 99 | экспертов: 340 | онлайн: Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '352337189', '7', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.196.53.39', '1493429733', '/materials/frip/wp-id_1283/', '2017','4','29', '3905843108', '')Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist SELECT * FROM adv_stats WHERE type_id='7' AND time>=1493429613 and user_id=0 group by u_crc0
Разработка сайта, поддержка
"Московская Интернет Компания"
Карта сайта Написать письмо На главную