Вход для зарегистрированных
Регистрация | Забыли пароль?

Программы взаимодействия



Новые лица

Магомедова М.М.
г. Москва
Самарин К.
г. Москва
Котин В.В.
Ставропольский край
Фалалеева И.Н.
Волгоградская область
Носикова Т.
Ярославская область

ПОЗДРАВЛЯЕМ С РЕГИСТРАЦИЕЙ
на нашем проекте!!!
Надеемся на Ваше активное участие!!!








Гражданин и Армия
«ЖУРНАЛИСТ» Виртуальный
ЭКСПЕРТИЗА ФРИП
Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '1228', '5', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.224.121.93', '1498262958', '/materials/frip/wp-id_1228/', '2017','6','24', '766712298', '')
В борьбе за лидерство в глобальном информационном обществе пауз не бывает

Автор / источник: Фонд Развития Информационной Политики (г. Москва)
Опубликовано: 31 октября '10


Председатель совета директоров Института развития информационного общества Юрий Хохлов пишет:

Вечное движение
В борьбе за лидерство в глобальном информационном обществе пауз не бывает

"Российская газета" - Федеральный выпуск №5326 (247) от 1 ноября 2010 г.

В преддверии недавней ассамблеи ООН (по программе "Цели развития тысячелетия") Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун пригласил представителей государства, бизнеса и гражданского общества на завтрак, во время которого обсуждались возможности применения информационно-коммуникационных технологий для выполнения этой программы к 2015 году.

К этому же сроку запланировано подведение итогов выполнения решений всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества, проходившей в два этапа в Женеве (2003) и Тунисе (2005). Это совпадение не случайно - широкомасштабное развитие и использование ИКТ сегодня считается одним из мощнейших факторов развития. Пан Ги Мун отметил, что если открываются возможности, то у каждого человека есть потенциал улучшить свою жизнь. ИКТ могут предоставить доступ к знаниям и предоставить такие возможности для тех, кто этим не обладает.

Что же происходит в России с развитием информационного общества? Принятая в 2008 году Стратегия развития информационного общества получила свой план реализации, утвержденный Советом при президенте по развитию информационного общества в декабре 2009 года. В соответствии с утвержденными показателями Стратегии к 2015 году Россия должна войти в двадцатку стран-лидеров и преодолеть информационное (цифровое) неравенство между ее регионами. Каковы же позиции, с которых мы стартуем? Как показало обсуждение проекта новой десятилетней государственной программы "Информационное общество (2011-2020 годы)" и системы мониторинга развития информационного общества в России, которое состоялось в конце сентября на заседании президиума Совета при президенте по развитию информационного общества, наши места в ведущих мировых рейтингах - от 50 до 80.

В чем же причина, где эти зоны отставания? Анализ показывает, что хуже всего дело обстоит с факторами, которые способствуют развитию информационного общества: преодоление административных барьеров, независимость судебной системы, эффективность правовой защиты бизнеса в спорах с государством и многое другое. Низкие значения демонстрирует Россия и с точки зрения показателей реализации государственных программ по использованию ИКТ, в особенности для повышения эффективности государственных услуг, особенно в социально значимых сферах (образование, здравоохранение, культура).

Легче всего попытаться оправдать эту ситуацию неадекватностью, предвзятостью или необъективностью проводимых замеров развития информационного общества в России. Но то, что во всех без исключения рейтингах последнее десятилетие мы топчемся на одних и тех же (неподобающих для России) местах, никаким вселенским или экспертным заговором не объяснишь. Тем более что во всех рейтингах, системы показателей которых открыты и прозрачны, видно, что если есть в России сильные стороны, например, человеческий потенциал, то нам здесь честно ставят высокие места.

Чтобы достичь амбициозных целей, поставленных в национальной Стратегии, нужно очень постараться - ведь другие страны тоже не стоят на месте, понимая, что идет борьба за будущее место в глобальном информационном обществе, где главными факторами развития и благосостояния становятся информация и знания. Насколько же усилия, которые предпринимаются на федеральном и региональном уровнях, позволят преодолеть наше серьезное отставание?

В этом году завершается ФЦП "Электронная Россия", и ей на смену приходит программа "Информационное общество". Подводя итоги реализации "Электронной России", можно сказать, что за восемь лет ее реализации позиции Россия в рейтингах никак не изменились. Мы если и двигались по пути развития информационного общества, то отнюдь не быстрее других стран - никакого опережающего развития не было.

Что же уготовано нам в новой, теперь уже государственной программе "Информационное общество"? Ее обсуждение началось еще в 2009 году во время Тверского социально-экономического форума "Информационное общество", затем она трижды дорабатывалась и, наконец, в сентябре 2010 года была представлена президиуму Совета при президенте по развитию информационного общества. Не останавливаясь сейчас на выяснении причин, почему произошло столь радикальное, почти на два порядка, снижение планировавшихся непосредственно на саму госпрограмму ресурсов, можно обоснованно утверждать, что в ближайшие годы, включая контрольную точку в 2015 году, основные показатели Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации достигнуты не будут.

Из этого есть два выхода - либо снизить планку и умерить амбиции по попаданию в двадцатку стран-лидеров, как зафиксировано в Стратегии, либо начать вкладывать в достижение этой цели существенные ресурсы, причем уже не столько политические, сколько финансовые и организационные. Сегодня только ленивый не говорит об информационном обществе. Но практических результатов, к сожалению, мало. А барьеров на пути еще больше. Один из самых труднопреодолимых барьеров - информационное неравенство между российскими регионами.

Многолетний мониторинг состояния развития информационного общества в регионах, проводимый Институтом развития информационного общества, показывает, что по отдельным показателям разрыв значений для передовых и отстающих регионов составляет сотни (!) раз. Вырвавшиеся вперед за счет концентрации финансовых ресурсов обе столицы и нефтедобывающие регионы (ХМАО, ЯНАО) продолжают уверенно наращивать свое преимущество, тогда как дотационные регионы не могут выделить на "информатизацию" даже 1-1,5% из своего регионального бюджета. А это - тот минимум, который необходим для поддержания процессов развития и использования ИКТ в ключевых областях деятельности. Следует радикально пересмотреть федеральную политику и предусмотреть финансовые механизмы субсидирования в развитие информационного общества на региональном уровне. Это можно и нужно сделать, например, в рамках той же самой государственной программы "Информационное общество", в которой заложены пока мизерные в масштабах всей страны средства на региональную информатизацию. И совсем плохо дело обстоит с развитием и использованием ИКТ на муниципальном уровне, где пресловутый закон 131-ФЗ "забыл" предоставить возможность органам местного самоуправления применять достижения информационной революции в своей деятельности.

Однако только выделения необходимых ресурсов недостаточно - не менее важным является наличие и проведение четко сформулированной государственной политики на региональном уровне, подкрепляемой политической волей лиц, принимающих решения. Там, где эти факторы присутствуют, наблюдается высокий уровень развития информационного общества и формирования "электронного правительства". Такова ситуация в Чувашии, Карелии, Татарстане и Томской области, которые демонстрируют в последние годы высокие темпы роста и качественные изменения в использовании ИКТ на региональном уровне.

Задачу развития информационного общества не решить только усилиями одной из заинтересованных сторон - государства. Важным сегодня является активное вовлечение в этот процесс бизнеса, гражданского общества и научно-образовательного сообщества. Только в активных действиях заинтересованных партнеров есть возможность гармоничного развития и надежда занять достойное место среди стран-лидеров.

Источник: www.rg.ru/2010/11/01/tehnologii.html




Вернуться к списку материалов



Поступившие сообщения
Фонд Развития Информационной Политики , г. Москва (31 Октября 2010 в 23:15:18)

Председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс пишет:
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5326 (247) от 1 ноября 2010 г.

Неизбежность будущего - возможны варианты
Как повысить уровень готовности страны к информационному развитию

На недавнем Ярославском форуме Д. Медведев дважды повторил мысль о том, что собственно модернизация уже перестала быть предметом дискуссии. Дискуссии возникают лишь по поводу ее темпов, ее широты, по поводу средств, методов и институтов. Нужно сказать, что и эти дискуссии в некоторой степени условны - уверен, что против реальных модернизационных мер вряд ли станут возражать многие, независимо от собственных взглядов и концепций.

Это хорошо показала упомянутая беседа с политологами на том форуме. Вопрос о "модернизаторах", о тех силах, которые могут и должны модернизацию осуществлять, вставал неоднакратно.Президент сказал, что видит в этом качестве весь наш народ. Сказал, что ничего не получится, если люди сами не почувствуют тягу к тому, чтобы измениться, поменять окружающие условия, изменить экономику, социальную среду, политическую систему. Думаю, что это совершенно справедливо. В первую очередь - в отношении тех, кто осуществляет "технические" решения в процессе модернизации, в отношении чиновничества всех уровней - но и к бизнесу, и к обществу, ко всякому российскому обывателю это тоже относится в полной мере.

Нынешняя российская модернизация отличается от всех предыдущих тем, что в ней не может быть проигравших. Она не может проводиться за счет одних социальных групп в пользу других, как, к примеру, индустриальная модернизация межвоенного времени, осуществленная за счет крестьянства. Сейчас ресурсов такого рода у нас просто нет, да и цели совершенно иные. Тех, кто отстаивает разного рода "китайские" варианты, с модернизацией для миллионов силами десятков и сотен миллионов, не подводит историческая память (да, сами они с очевидностью оказались бы в "элитной" части), но подводит смутное видение национальных задач и переоценка организационных мощностей. Законсервировать общество в "органическом" и "самобытном" состоянии на относительно долгий период времени, может, и удалось бы. Заставить его работать на процветание "модернизированного авангарда" - вряд ли. Такой источник развития еще менее стабилен, чем мировые цены на нефть.

Реалии информационного общества, которые в последние два десятилетия все активнее входят в нашу жизнь - это одна из главных составляющих той самой модернизационной среды. Именно в этой сфере наиболее явно ощущается бесперспективность идеи "сырьевой империи", страны, которая может занимать сколь-нибудь достойную позицию в мировом разделении труда лишь благодаря природным ресурсам (и вопреки человеческим). Каждый становится "благополучателем" информационного общества именно в той мере, в какой в нем развиты свойства человека будущего - чувство свободы и чувство ответственности, инициативность и стремление к постоянному расширению знаний.

Но равные исходные возможности и здесь могут быть обеспечены только при участии государства. Государства как одного из инициаторов и регулятора процессов информатизации.

Институт современного развития - прямой наследник Центра развития информационного общества, созданного в 2003 году по инициативе академического сообщества и "профильных" органов исполнительной власти. В минувшие два с половиной года эта тематика по-прежнему оставалась в центре нашего внимания; хотя бы в силу того, что является одной из главных и для перечня задач современного развития России.

С этой деятельностью связано одно наблюдение методологического плана. Неизбежной редакторской рутиной при работе с материалами, относящимися к государственным мерам в сфере инфокоммуникационных технологий (ИКТ), остается замена формулировки "развитие информационного общества" на "содействие развитию" (а в наиболее корректном виде, "содействие вхождению России в глобальное информационное общество").

Информационное общество, так или иначе, уже многие годы становится для нас все более ощутимой реальностью. Участие государства не являлось и не является здесь обязательным условием; оно лишь влияет на формы новой реальности. Процесс будет продолжаться, даже если государство совершенно устранится от этих вопросов.

Правда, продолжаться он будет не для всех и не во всем. Первым делом нам придется забыть мечты, связанные с "электронным государством", где ИКТ не только "облегчают пользование" им для граждан (в части сбора и получения разного рода документов и проч.), но и дают полный инструментарий, чтобы недостаточно эффективное государство привлечь к ответу.

Не могут широко развиваться без государственного содействия "электронная медицина" и "электронное образование" (из относительно успешных образцов такого содействия можно вспомнить работу по обеспечению выходом в Интернет отечественных средних школ).

Долго не придут ИКТ в малоперспективные для бизнеса регионы и к "малоперспективным" социальным слоям.

Никогда не будет создана та модернизационная среда, о которой шла речь выше. И на уровне министерств, и на уровне регионов мы можем найти немало примеров по-настоящему активной, разумной и эффективной работы в сфере информатизации. Однако недостаточная межведомственная координация, отсутствие взаимодействия между регионами на стадиях подготовки и реализации местных стратегий и программ, дефицит возможностей для воздействия на государственные органы со стороны экспертного и научного сообщества, а также откровенный чиновничий саботаж становятся причиной того, что обратные примеры пока, пожалуй, преобладают.

Для преодоления этих препятствий и был создан Совет при президенте Российской Федерации по развитию информационного общества. В рамках Совета повели постоянную работу десять межведомственных рабочих групп: по вопросам формирования национальной телекоммуникационной инфраструктуры и обеспечения доступности современных инфокоммуникационных услуг; по вопросам развития национальной ИТ-промышленности; по вопросам формирования электронного правительства; по использованию ИКТ в образовании и науке; в системе здравоохранения и социальной защиты; в культуре; для обеспечения безопасности жизнедеятельности; по национальной информационной безопасности; по развитию индустрии суперкомпьютеров и их применению в промышленности; по вопросам сокращения различий в уровне информационного развития между субъектами Федерации.

Насколько успешной стала деятельность Совета к нынешнему рубежу? Думаю, что отдачу отрицать невозможно. Появился сводный ИТ-бюджет. Региональные стратегии развития, представленные в нынешнем году, выглядят много серьезнее большинства прежних "самодеятельных" разработок. "Фактор Совета" значительно инициировал внедрение единых информационных систем в медицине и образовании.

Все ближе, однако, та дата, которая была намечена в феврале 2009 года Д. Медведевым, так определившим на первом общем заседании Совета его главную задачу: "...несмотря на кризисные сложности... уже в ближайшие два года создать информационные и институциональные предпосылки для интеграции в глобальное информационное общество".

Критерии соответствия при такой формулировке, конечно, несколько размыты. И все-таки уже в самом скором времени нам придется ответить, смогли ли мы радикально повысить уровень готовности своей страны к информационному развитию. Пока вопрос остается открытым.

Источник: www.rg.ru/2010/11/01/urgens.html
Фонд Развития Информационной Политики , г. Москва (01 Ноября 2010 в 02:24:59)

Лариса Каллиома взяла интервью у Александра Починка
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5326 (247) от 1 ноября 2010 г.

Интернет изменит карту страны
Сеть сокращает расстояния и чиновников

Какие принципы построения информационного общества должны стать приоритетными в деятельности государственных органов? Какие блага несет информационное общество и услуги в сфере информационно-коммуникационных технологий населению страны? На вопросы "Российской газеты" ответил заместитель председателя комиссии Совета Федерации РФ по вопросам развития институтов гражданского общества Александр Починок.

Российская газета: Федеральные ведомства и министерства все активнее уходят в Сеть. Региональные власти не отстают?

Починок: По-разному. Повсеместно перейти к электронным госуслугам мы обязаны, это не обсуждается. В сентябре, на инвестиционном форуме в Сочи, удачный вариант работы электронного правительства продемонстрировал Татарстан. Очень наглядный пример того, как с помощью компьютера или терминала можно посмотреть прохождение любого документа в том или ином министерстве или ведомстве, как можно заплатить налоги, написать заявление или жалобу.

РГ: Госструктуры готовятся к информатизации общества, а само общество готово?

Починок: Пока нет. Но мы начали говорить о том, что надо переходить к этому режиму еще 10 лет назад. Именно поэтому началась информатизация в школах, которую сегодня надо только усиливать. Другого выхода нет.

РГ: Скажите, нет ли, на ваш взгляд, сопротивления со стороны корпуса чиновников процессу информатизации?

Починок: Явного, конечно, нет, все - "за", все - "ура", а что на деле... Сайт любого госведомства должен позволять реализовывать услугу, но великое множество сайтов - просто картинки с формами заявок. Но еще нужно предоставить человеку возможность заполнить эти заявки, переслать их, получить ответ, проконтролировать ход исполнения. Я должен иметь возможность зайти на сайт любого ведомства и увидеть, где конкретная бумага, кто конкретный исполнитель. Более того, если исполнитель не укладывается в сроки, эта бумага тут же должна поступать контролирующим инстанциям, которые тут же должны выяснять, почему, что, зачем и как.

РГ: Вы нарисовали какой-то идеальный вариант документооборота.

Починок: Почему идеальный? Понимаете, идеальная картинка всегда дешевле существующей. А идеальное "электронное правительство" намного дешевле нынешних бумажных вариантов. При "электронном правительстве" придется отсечь все лишнее, полностью убрать функции, которые не нужны, а то, что действительно нужно, перевести в Интернет. Тогда у правительства, администраций регионов и муниципалитетов будет исчерпывающий перечень функций.

РГ: Стратегия развития информационного общества реализовывается уже не первый год. Почему все-таки это не быстрый процесс?

Починок: Видимо, потому что настоящей, глубинной заинтересованности в нем среди чиновничьего корпуса нет. Открытые процедуры, ясные взаимоотношения человека и общества с властью, уменьшение функций чиновников - все это уменьшает их "кормление" и делает их подконтрольными обществу. Естественно, это вызывает их внутреннее и душевное сопротивление. Мы же заставляем многих чиновников, образно говоря, добровольно сделать себе харакири, а менталитет при этом у них, естественно, совсем не японский.

РГ: Помимо Татарстана, удачным в плане информационного правительства, следует, возможно, упомянуть и Тюменскую область с ее огромными территориями.

Починок: Вот-вот, если бы ни Интернет, что называется, не налетаешься. Интернет как самый современный вид транспорта очень резко меняет географию страны. Он сокращает расстояния и позволяет человеку ощущать себя внутри общества. Вот, к примеру, не каждому россиянину удается побывать в Большом Кремлевском Дворце. Но с любого с компьютера, где бы он ни находился, можно совершить виртуальную экскурсию и разглядеть каждый элемент его великолепного убранства.

РГ: Еще один аспект: информационные технологии требуют постоянного усовершенствования профессиональных качеств многих специальностей. В немалой степени это коснулось педагогов, которым самим теперь без устали нужно учиться.

Починок: Педагогическое сообщество лучше других должно понимать, что информационные технологии резко меняют образовательную ситуацию и усовершенствуют "картинку" мира. Сегодняшний студент уже не может быть замкнут только на вузах России, он стремится стать гражданином мира, иметь возможность учиться и работать где угодно, воспринимать все, что сделано в отраслях знаний во всем мире. Поэтому будущее - за дистанционным обучением. Уже сейчас мы можем дать ученикам или студентам лучшего преподавателя. И для этого ни ему, ни им не надо никуда ехать. Представляете, школьный класс или университетская аудитория на всю страну. Это порождает колоссальную конкуренцию. Десятки, сотни вузов много лет жили прекрасно, монополизировав территории в регионах, где, кроме них, никого не было. Информационные технологии меняют ситуацию в корне и дают выпускникам школ свободу выбора.

РГ: Перед выбором оказываются и люди пожилого возраста - немалая категория населения России. Обучаться информационным технологиям и быть полноценным пользователем всех электронных услуг и прочих "компьютерных" благ или отстраниться от этого со словами: "Поздно уже учиться, обойдусь без этих премудростей".

Починок: Здесь логика абсолютно понятная, хотя и спорная. Мне симпатична теория о том, что в течение жизни непременно надо хотя бы раз поменять профессию, вид и место работы. А когда дело подходит к пенсии нужно думать о том, чем заполнять свое время. Раньше пенсия рассматривалась как время "дожития" человека, что совершенно неверно. С ростом продолжительности жизни, улучшения здравоохранения этот период увеличивается. И в развитых странах он используется пенсионерами очень интересно. Почему так популярно в мире "третье образование", которое во многом обязано Интернету? Это возможность где-то учиться, осваивать новые специальности, которые дают какие-то новые варианты работы на пенсии: человек может заняться садоводством, домоводством, фотографией и так далее. И это популярно. В Интернете можно проводить массу времени в социальных сетях, на игровых сайтах - это тоже очень распространено. Помимо этого можно скачивать фильмы и аудиофайлы, совершать виртуальные путешествия. Представьте, как это все важно для человека, к примеру, ограниченного в передвижении. У него появляются безграничные возможности общения. Не будем забывать, что беда пожилого человека - его изолированность. Почему он так много смотрит телевизор? Ему нужно общение, он хочет держать открытым окно в мир. Но, кстати, телевизор такого качества, как Интернет, не дает. И вот в этой связи и встает вопрос об обучении компьютерной грамотности пожилых людей. Чем, собственно, занимается "Майкрософт", реализовывая большие проекты по созданию центров компьютерной грамотности, где помимо молодежи обучается немало и пожилых людей.

Те из них, кто осознал, что информационные технологии - это неизбежно, не будут испытывать никаких проблем с электронными госуслугами.

Источник: www.rg.ru/2010/11/01/pochinok.html
Владимир Павлович Козырьков, Нижегородская область (01 Ноября 2010 в 09:48:12)

Смущают два обстоятельства:
1. Как только за дело берется А. Починок, так, считай, оно отдано на доведение этого дела до банкротства и организацию траурной церемонии.
2. С другой стороны – это и хорошо, так как рвение, с которым нынешние чиновники демонстрируют свою приверженность информатизации, переходит все пределы и доведено уже до абсурда. Следовательно, дело будет успешно загублено, что уже хорошо.

Почему? Да потому, что теперь главный критерий успешной карьеры – подключение к интернету и наличие навыков работы на ПК. И чиновники бросились исполнять эту новую властную прихоть. И все это делается под предлогом развития передовых информационных технологий, модернизации и т.п.
И все же нельзя телегу ставит впереди лошади, а к телеге привинчивать форсажное реактивное устройство. Мы еще не доросли до передовых информационных технологий, которые эффективны при наличии демократических институтов, развитого гражданского общества и прозрачных общественных отношений (без воровства, коррупции, черного пиара и т.п.). Сами по себе новые информационные технологи ничего не изменят, а только насмешат весь мир.
Кроме того, кто подсчитывал, какова эффективность внедрения новых технологий по перекачке информации? Я думаю, что эффективность минусовая, так как тратится гигантские средства, созданы огромные штаты по обслуживанию, плодится астрономическая масса бумаги на непрерывно работающих принтерах, ксероксах и др. множительной технике.
И все это для чего? Для развития компьютерного и программного бизнеса. Мы бросились в эту гонку, как и раньше, чтобы догнать весь мир. Но в чем догнать? Какова цель всей этой вакханалии по информатизации? Такова же, как гонка вооружений? То есть догнать и перегнать? Я понимаю, что это важно для полетов в космос, для работы различных технических систем, для активизации сферы торговли, для оптимизации процесса обучения и т.д., но вот зачем это нужно нашим чиновникам, я не понимаю. Ведь в действительности информатизация происходит при сохранении всех прежних средств передачи информации и систем коммуникации. И это является одной из главных причин раздутого чиновничьего аппарата.

И все же оптимизм внушает то, что дело отдано в руки людей, которые его успешно загубят. В этом проявится политическая мудрость нашего руководства.
Ирина Владимировна Жилавская, г. Москва (02 Ноября 2010 в 21:57:25)

Основная масса взрослого населения понятия не имеет ни о каком информационном обществе. Знаю много семей, у которых дома на компьютере установлены только игры. Так называемые "ИКТ" продвигаются в школах на технике, установленной еще во время первой волны компьютеризации. А большинство чиновников не способны письмо отправить по электронной почте. Какая уж тут информатизация и модернизация. Полагаю, что в этой ситуации вся надежда на подрастающую молодежь, для которой не существует вопроса о том, что такое информационное общество, она в нем живет, а не делает вид, что живет, как застрявшее в прошлом старшее поколение. Разрыв непреодолим. И чем быстрее устремляются вперед молодые "аборигены" цифрового мира, тем безнадежнее отставание "предков".
Фонд Развития Информационной Политики , г. Москва (02 Ноября 2010 в 23:35:04)

Чаще всего покупают железнодорожные и авиабилеты и турпутевки
Дарья ИВАШКИНА. — 02.11.2010
Сегодня состоялась объявили о результатах проведенного исследования «Что покупают россияне в Интернете?».

Буквально за последние пару лет лет ситуация на российском рынке онлайн-покупок сильно изменилась, даже пресловутый экономический кризис не смог помешать его росту. Если в 2008 году люди тратили чуть больше 200 млрд. рублей в Интернете, то уже в 2010 году этот показатель увеличился в 3 раза и составил 600 млрд. рублей, по оценкам аналитиков Ситибанка. А ведь это еще не предел, ибо интернет-рынок далек до насыщения и продолжит расти.

Но несмотря на явную выгоду покупок в Интернете, многие люди по-прежнему боятся, что кто-нибудь как-нибудь да и обманет их. Поэтому 88% всех российских пользователей только выбирают товары в Интернете, а вот приобретают их уже в реальном магазине.

Кто эти люди?

Не просто смотрят товары в Интернете, но и покупают их там же, как правило, молодые, холостые, образованные мужчины. А вот женщины в два раза реже делают покупки в Интернете. Это и понятно, ведь для большинства представительниц слабого пола шоппинг – это не просто поход по магазинам, а приятно проведенное время.

Москвичи составляют больше половины Интернет-аудитории в России, поэтому и неудивительно, что 57,2% всех онлайн-покупок совершаются в Москве. Догоняет столицу Санкт-Петербург (27,3%).

Что покупают чаще всего

Больше всего денег россияне тратят на авиабилеты (35% от всех Интернет-трат), второе место занимают железнодорожные билеты (13%), следом идут услуги туристических агентств (7%).

- Психологически люди хотят сначала посмотреть на то, что они покупают, а смотреть на авиа и ж/д билеты нет особой необходимости, поэтому они лидируют в списке самых популярных категорий, - объяснил директор Департамента кредитных продуктов ЗАО КБ «Ситибанк» Михаил Бернер.

Чаще же всего люди в Интернете оплачивают телефон и прочие средства коммуникации, а также покупают все те же железнодорожные билеты. На третьем месте – электронные магазины музыки, которые показывают наибольший рост популярности по сравнению с другими категориями.

Кто подскажет, где «купить…»

Самым быстрорастущим запросом пользователей Google в России со словом «купить» является «купить авто». Правда редко кто покупает машину в Интернете, так россияне скорее узнаю о ценах и предложениях на рынке. Однако, например, в Москве помимо авто люди хотят приобрести угги, видимо, не зная, чего ждать от грядущей зимы, москвичи решила запастись на всякий случаем неким подобием валенок. А вот в Санкт-Петербурге пользуются популярностью велосипеды, в Кировской области - катера.

- Очевидно, что в скором будущем Интернет станет одним из основных мест совершения покупок и оплаты услуг. Компании, не использующие все возможности торговли в Интернете сегодня, просто не смогут быть конкурентоспособными завтра, - заявил директор по маркетингу Google в России Константин Кузьмин.
Источник: www.murmansk.kp.ru/daily/24585/755164/
Фонд Развития Информационной Политики , г. Москва (13 Ноября 2010 в 21:08:00)

В опубликованный мониторинговой компанией Pingdomnспискок из полусотни стран, в которых отмечена самая высокая средняя скорость подключения к Интернету, попала и Россия, заняв в нем далеко не последнее место – 27-е.

В Сеть россияне выходят со средней скоростью 2,6 мегабита в секунду, что заметно выше среднего показателя – 1,8 мегабита.

Первые строчки в «скоростном» Топ-50 Pingdom заняли Южная Корея (16,6 мегабита в секунду), Гонконг (8,6 Мбит/сек) и Япония (8,0 Мбит/сек).

50 стран и территорий, попавшие в список, в совокупности имеют более чем 1,8 миллиарда пользователей Интернета. Согласно ранее опубликованному исследованию Pingdom, Россия находится на седьмом месте по количеству пользователей Сети.

Источник: kazan.kp.ru/online/news/776010
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (22 Ноября 2010 в 16:10:48)

Александр Левашов / CNews

ИТ-стратегия России: как изменится облик страны за 10 лет

В 2011 году в России стартует программа "Информационное общество", которая обещает за 10 лет кардинально изменить облик страны. Данный материал был опубликован в 51 номере журнала CNews.

Подмосковье, 2010 год. Гражданка России с пропиской в Миассе Челябинской области отметила свое 45-летие и вспомнила о том, что настало время менять паспорт. У нее была регистрация по месту пребывания, а потому, чтобы получить новый документ, не пришлось ехать в родной город. Гражданка собрала справки, заполнила бланки и пришла в отделение УФМС. После нескольких часов, проведенных в живой очереди, она попала в заветный кабинет. Гражданке повезло, ее документы были оформлены верно, и сначала показалось, что снова испытывать все прелести коридорной жизни паспортного стола не придется.

"Нужен адрес УФМС по Миассу, чтобы отправить запрос на проверку ваших данных", — вдруг пробурчала, не поднимая глаз, паспортистка. Гражданка России в ответ пожала плечами: "Может быть, вы посмотрите в интернете?" Сотрудница паспортного стола со словами "У нас нет интернета" упаковала запрос в конверт и вручила его посетительнице: "Найдите адрес сами, впишите и отправьте письмо. Ответ придет через несколько месяцев, тогда и сделаем паспорт. Звоните, уточняйте. Следующий".

С чистого листа

Описанный случай, вовсе не вымышленный, демонстрирует печальный итог завершающейся в 2010 году госпрограммы "Электронная Россия". Стартовала она в 2002 году, а среди ее главных целей значилось "повысить эффективность взаимодействия органов государственной власти как между собой, так и с гражданами на основе использования современных ИКТ". Сегодня, глядя на ее безусловно благие цели и задачи, не так-то просто найти среди них безоговорочно достигнутые. Яркий пример: доля государственного электронного межведомственного документооборота к настоящему моменту должна была составить 40% от всего объема циркулирующих документов, но на деле не превышает 10%. С доступом чиновников в интернет, как видно из приведенного выше примера, все далеко не благополучно. С их навыками работы на компьютерах, очевидно, тоже.

Надо сказать, что судьба "Электронной России" была непростой. Контроль за программой долгое время не могли поделить между собой Минэкономразвития и Минсвязи. Несмотря на рост благосостояния государства, бюджет программы сокращался. Из года в год все чаще вместе со словами "государство" и "информатизация" звучали слова "коррупция" и "откаты". А когда в 2008 году в Минсвязи сменилась команда, ситуация еще больше осложнилась. Главный господрядчик программы — НИИ "Восход" — и главный финансовый распорядитель — агентство "Росинформтехнологии" — до начала 2010 года сохраняли прежних руководителей, лояльных экс-министру Леониду Рейману, не утратившему влияние на отрасль. Ряд публичных и непубличных конфликтов, обусловленных этим обстоятельством, едва ли способствовал активному внедрению информационных технологий в государственных органах.

Бесславную историю "Электронной России" в 2009 году красочно проиллюстрировали заявления первых лиц страны. "До сих пор поставленных в рамках этой программы базовых задач мы не добиваемся", — констатировал Владимир Путин. Дмитрий Медведев был не столь дипломатичен. "Никакого электронного правительства нет, все это — химера", — отрезал он. Эти слова, прозвучавшие с промежутком в несколько месяцев, вероятно, стали холодным душем для команды нового главы Минсвязи Игоря Щеголева. Летом 2009 года его ведомство приступило к созданию новой амбициозной программы "Информационное общество".

Вся власть Минкомсвязи!

Написание "Информационного общества" сопровождалось укреплением вертикали исполнителей программы. С подачи Минкомсвязи было упразднено агентство "Росинформтехнологии", а его руководитель — Владимир Матюхин — отправлен на пенсию. НИИ "Восход" был переподчинен непосредственно министерству и лишен ряда функций. Глава института Леонид Юхневич покинул свой пост, а на его место был назначен, по-видимому, более лояльный генерал ФСБ Леонид Бородинов. Единого национального оператора инфраструктуры электронного правительства было решено создавать на базе государственного экс-монополиста рынка дальней связи "Ростелекома", для чего тот решил приобрести долю в системном интеграторе "Энвижн Груп" (правда, эта сделка до сих пор не завершена). Появился у Щеголева и новый заместитель, персонально ответственный за "Информационное общество" — им стал Илья Массух, до того работавший советником министра.

"Информационное общество": внешние и аналитические проекты


Увеличить

"Информационное общество": внутренние проекты


Увеличить

Источник: Текст программы "Информационное общество", одобренный на Президиуме правительства РФ 30 сентября 2010 г.

Впридачу ко всему, правительство наделило Минкомсвязи правом контролировать работы по информатизации госорганов, а Минфин обязало учитывать его мнение при выделении средств на ИТ-проекты тем или иным ведомствам. На деле команда Игоря Щеголева получила возможность "отправлять на доработку" присланные на экспертизу проекты других федеральных структур, если они не соответствуют видению регулятора. Высокопоставленный чиновник Минкомсвязи рассказывал CNews об этой практике на конкретном примере. Минздрав запланировал оснастить каждую российскую поликлинику собственным парком серверного оборудования для обработки и хранения информации о пациентах. Этот план согласован не был. "Мы рекомендовали использовать единое хранилище с онлайн-доступом для всех лечебных заведений, что существенно дешевле и современнее", — сказал собеседник CNews. Так, шаг за шагом, Минкомсвязи получило беспрецедентные полномочия в регулировании информатизации госсектора, а министр — неофициальное звание ИТ-царя.

Кудрин не дремлет

Программа "Информационное общество" получилась нетипичной по сравнению со всеми существующими в России федеральными целевыми программами.

Как "Информационное общество" изменит жизнь простых граждан

Чтобы получить государственную услугу, достаточно будет один раз дистанционно заполнить форму запроса и через определенное время получить необходимый документ в свой почтовый ящик или проверить наличие обновленного статуса в соответствующей базе данных.
Чтобы выразить свое мнение по тому или иному вопросу или сформировать группу единомышленников для воплощения какой-либо инициативы, достаточно будет зайти на соответствующий сайт в интернете.
Чтобы собрать ученика в школу, достаточно будет скачать комплект учебников и сопутствующих материалов с регионального образовательного портала и сохранить их в электронной книге.
Чтобы сдать налоговую отчетность, не нужно будет ни разу посещать налоговую инспекцию.
Чтобы получить консультацию специалиста, не понадобится ехать в медицинский центр, а достаточно будет оставить свои документы на портале и в назначенное время выйти на связь с профильным врачом
Чтобы получить помощь в чрезвычайной ситуации, достаточно будет воспользоваться единым каналом связи, расположенным в шаговой доступности.
Чтобы отобрать литературу по интересующей тематике, достаточно будет открыть электронный каталог любой библиотеки на всей территории страны.
Чтобы приступить к выполнению своей работы, не нужно будет тратить время на дорогу, достаточно будет включить компьютер и войти в корпоративную сеть.
Чтобы заключить договор с партнером из другого региона, не нужно будет командировать к нему своего представителя, достаточно будет удостоверить документы электронной цифровой подписью
Чтобы купить билет на поезд, не нужно будет ехать в кассу, достаточно будет дистанционно выбрать и оплатить нужный билет, а при посадке назвать контролеру свою фамилию.
Они, как правило, ставили целью развитие каких-то конкретных сфер (жилье, научные и педагогические кадры, безопасность дорожного движения), а новая программа задумывалась как стратегия проникновения современных технологий во все сферы жизни россиян. А потому, кроме главного исполнителя — Минкомсвязи, у программы появился целый список соисполнителей. В него попали Минздравсоцразвития, Минкультуры, Минобрнауки, Минрегионразвития, Минэкономразвития, ФСО, ФСБ, а также органы власти субъектов федерации.

Не обошлась программа и без участия Минфина. В июле 2010 года на президентском совете по информационному обществу неожиданно появился Алексей Кудрин, чем вызвал удивление даже у Дмитрия Медведева.

— Вы у меня вчера отпрашивались. Что произошло? Вам стало интересно заниматься вопросами информационного общества? — не без иронии заметил президент.

— Я хотел сегодня [замминистра финансов РФ Александра] Новака сюда прислать. Но у нас все заместители разъезжаются по совещаниям, и иногда даже некого отправить вместо себя, — объяснил Кудрин.

Возможно, глава Минфина и в самом деле оказался на том заседании случайно, но упрекнуть его в неподготовленности было нельзя. Вооружившись цифрами, Кудрин раскритиковал чрезмерно высокую стоимость ряда проектов по внедрению ИТ в Минобрнауки и Минздраве, а также отметил, что работы по информатизации в различных ведомствах иногда дублируются, что тоже приводит к неоправданным затратам. "Надо еще проверять, насколько эти обоснования соответствуют целям, функциям, результату, который будет. Мне кажется, у нас сейчас пока дороговатыми становятся эти программы", — резюмировал он.

Спустя два месяца критика главы Минфина материализовалась на бумаге: трехлетний непосредственный бюджет "Информационного общества" был сокращен с 23 млрд руб. до 9,3 млрд (по 3,1 млрд руб. ежегодно). Лишь после этого, в сентябре 2010 года, 137-страничная программа была одобрена на президиуме российского правительства.

"Живой" документ

Важно отметить, что непосредственные расходы (таблица 1) — это лишь небольшая часть всех затрат, которые понесут российские власти на пути создания информационного общества.

Таблица 1. Как распределяются расходы "Информационного общества" между непосредственными исполнителями программы

Место Ведомство Бюджет на 2011 г., млн руб. Бюджет на 2011-2013 гг. млн руб.*
1 Минкомсвязи 1666 5110
2 Минэкономразвития 637 1804
3 ФСО 630 1890
4 ФСБ 97 291
5 Минобрнауки 70 205
* Расходы на 2012 и 2013 гг. Минкомсвязи планирует пересмотреть в сторону увеличения

Источник: "Информационное общество", CNews Analytics, 2010

Ежегодные бюджеты на ИКТ, которые будут выделяться в рамках программ других федеральных министерств и ведомств, Минкомсвязи оценивает в 120 млрд руб. Для сравнения, в 2008 году, по данным Алексея Кудрина, все федеральные органы власти по статье ИКТ израсходовали лишь 42 млрд руб., а в 2009-м и того меньше — 37,2 млрд. Региональные программы информатизации будут стоить не менее 50 млрд руб. в год, считают в Минкомсвязи.

Таблица 2. 10 самых дорогих проектов "Информационного общества"*

Место Название мероприятия Ответственное ведомство Затраты на 2011 г., млн руб. Затраты на 2011-2013 гг.**, млн руб.
1 Развитие системы информационного технологического обеспечения деятельности Администрации Президента, аппарата Правительства и Федерального собрания ФСО 440 1320
2 Обеспечение перехода на предоставление государственных и муниципальных услуг в электронном виде Минэкономразвития 221 697
3 Создание национальной программной платформы Минкомсвязи 161 490
5 Развитие функционала Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций) Минкомсвязи 158 453
5 Создание национальной платформы облачных вычислений Минкомсвязи 152 476
6 Развитие средств поиска информации по различным видам контента Минкомсвязи 150 470
7 Создание и развитие информационных систем поддержки малого и среднего предпринимательства Минэкономразвития 101 367
8 Развитие мероприятия "Электронный регион" Минкомсвязи 100 300
9 Формирование единого пространства юридической значимости электронного взаимодействия Минкомсвязи 92 296
10 Создание единого интернет-портала о культуре России Минкомсвязи 86 258
* По непосредственным затратам из федерального бюджета на 2011 год
** Расходы на 2012 и 2013 гг. Минкомсвязи планирует пересмотреть в сторону увеличения

Источник: "Информационное общество", CNews Analytics, 2010

На сегодняшний день в тексте "Информационного общества" названы 42 мероприятия, запланированные на 2011-2013 годы как непосредственные (внутренние проекты, выполняемые Минкомсвязи, МЭР, ФСО, ФСБ и Минобрнауки). Кроме того, в тексте программы названы 86 мероприятий, выполняемых за счет так называемых тематических расходов (внешние или аналитические проекты, каждый из которых курирует тот или иной соисполнитель программы).

Помимо ожидаемых проектов, связанных с развитием электронного документооборота, ЭЦП, безопасностью передачи данных и других, плавно перекочевавших из "Электронной России", в "Информационном обществе" есть и ряд довольно "свежих" мероприятий. Так, одно из них — развитие средств поиска информации по различным видам контента — предполагает создание поисковика, способного искать тексты, изображения, аудио и видео. Его планируется использовать на всех государственных сайтах. Другое мероприятие — создание национальной информационно-коммуникационной платформы для распространения цифрового контента — это аналог сервиса Apple iTunes. Правда, будет он государственным или частным, пока не решено, говорит представитель Минкомсвязи.

Очевидно, что спрогнозировать развитие технологий на 10 лет вперед практически невозможно. В Минкомсвязи, понимая это, говорят, что документ будет "живым", т.е. будет обновляться по мере возникновения новых потребностей в государстве и обществе.

За стеклом

"Информационное общество" — самая масштабная и долгосрочная программа развития ИКТ в России. Большинство ее проектов, в отличие от всех предшествующих стратегий, не останутся незамеченными простыми гражданами и представителями среднего и малого бизнеса. Это означает, что и оцениваться "Информационное общество" будет не только и не столько на правительственных комиссиях или наблюдательных советах за закрытыми дверями, а прежде всего — в блогах, на интернет-форумах, в СМИ и на всевозможных публичных площадках. Значительно повысят прозрачность информатизации властных структур появление в России электронных госзакупок и активность проверяющих органов. Причем внимание общества будет нацелено не только на действия чиновников, вопросы к качеству работ будут предъявляться также ИТ-компаниям — непосредственным разработчикам тех или иных систем. Вся совокупность этих факторов позволяет надеяться, что новый мегаплан под названием "Информационное общество" по завершении получит от руководителей и граждан страны более лестные отзывы, чем "Электронная Россия".

PS. Спустя несколько дней после публикации статьи в журнале CNews, программа "Информационное общество" была утверждена премьер-министром России Владимиром Путиным. С полным ее текстом можно ознакомиться здесь.

Адрес новости: www.cnews.ru/reviews/index.shtml?2010/11/19/416660
Фонд Развития Информационной Политики , г. Москва (29 Ноября 2010 в 23:35:43)

Константин Косачев, председатель комитета Госдумы по международным делам

Имидж как ресурс

История человечества примерно до конца Второй мировой войны была, по сути, историей борьбы государств за контроль над территориями. Сегодня предпочтение отдается борьбе за влияние на умы, что в конечном итоге обеспечивает и контроль над ресурсами, над политикой. Если прежде пропаганда работала в основном вовнутрь, на мобилизацию собственного населения, то сегодня это уже один из главных инструментов международной политики. Информационная эпоха резко повысила эффект от всего сказанного и показанного, а глобализация сделала этот ресурс трансграничным.

Наверное, многим это покажется азами. Но порой создается впечатление, что во внешних делах мы еще живем в доинформационной эпохе: возлагаем надежды прежде всего на профессиональную дипломатию, на саммиты, личные отношения между лидерами и т.д. А этого сегодня, конечно же, недостаточно. Два года назад мы уже убедились, что в современном мире порой, как это ни цинично звучит, не важно, кто первый напал, важнее, кто и как первый сказал и показал. О реальных событиях начинают судить не по свидетельствам очевидцев и заключениям международных комиссий, а по телеинтерпретациям, художественным фильмам и компьютерным играм. Вспоминается старая шутка про Наполеона и его генерала, попавших в наше время. На утверждение своего генерала о том, что с таким оружием французы никогда бы не проиграли битву про Ватерлоо, полководец заметил: "Будь у меня такие газеты, никто бы не узнал, что я ее проиграл…".

В информационную эпоху сами войны и конфликты являются в первую очередь информационными. Объектом атак становится не сам оппонент, а его образ в СМИ и в глазах общественного мнения дома и вовне. Не обязательно вводить, например, экономические санкции против неугодной страны – порой вполне достаточно представить ее инвестиционно непривлекательной, дискредитировать ее на авторитетных международных площадках и во всевозможных рейтингах.

Применительно к имиджу (государства, компании, личности) можно говорить о таких ключевых понятиях:

- имидж как совокупность представлений других о тебе, то еесть имидж как репутация;

- объективная реальность – то, каков ты есть на самом деле,

- и имидж как бренд, то есть то, что ты продвигаешь.

Идеальный случай, наверное, когда все эти 3 компонента совпадают. Когда репутация соответствует реалиям, и именно это ты и продвигаешь. Но идеальных случаев в жизни не так много. Россия – точно не в их числе. Думаю, по предложенным критериям образ России вовне существенно хуже реальности, а сама реальность пока не очень соответствует тому позитиву, который мы хотели бы продвигать в мире.

И это, как представляется, весьма важная констатация, поскольку она подсказывает и возможный алгоритм действий по приведению всех трех составляющих в гармонию.

Наверное, кто-то со мной не согласится, считая, что нас не любят вполне по заслугам. Вот мнение комментатора газеты Independent и преподавателя журналистики Мэри Деевски: "Образ России в британских СМИ невероятно отрицательный, несправедливо отрицательный и во многих отношениях искаженный". Прежний посол Швейцарии в России В.Фечерин говорил: "Я еще никогда не был в стране, имидж которой расходился бы в такой степени с действительностью. Репутация России значительно хуже, чем она есть на самом деле".

Наш имидж в мире, при всех наших собственных претензиях к российским реалиям, действительно заметно хуже самих этих реалий. Здесь дело не столько в том, что "за державу обидно". Вроде известного пушкинского: "Я конечно, презираю Отечество мое с головы до ног – но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство".

Но имидж государства – не механический слепок с объективной ситуации, а объект всевозможных воздействий и даже информационных войн. Уж то, что на образ России активно воздействуют, полагаю, доказывать не нужно. Мы нередко имеем дело с сознательной и планомерной дискредитацией России, ее целей и интересов на международной арене, за которой читаются вполне очевидные политические, экономические и геополитические интересы.

Объектом нападок могут быть любые составляющие имиджа страны – от реальных или приписываемых тому или иному народу черт национального характера (лень, пьянство и т.п.) до его прошлого. Исторические темы именно в последние годы все чаще оказываются в центре внимания, Россия это почувствовала на собственном опыте весьма ощутимо (вспомним, к примеру, пропагандистскую активность в Европе вокруг так называемого "Пакта Молотова-Риббентроппа"). Итоги Второй мировой войны, безусловно выигрышные для нашей страны, стремятся подменить и заслонить итогами войны "холодной", в которой нам отводится роль проигравших.

Но и в настоящем проблем хватает. Скажем, Договор по СНВ стал сегодня заложником внутриполитических игр в США, где вбрасываются идеи о том, что Россия, дескать, непредсказуема, ненадежный партнер и т.п. Нетрудно догадаться также, кто и зачем часто раскручивает (в том числе средствами кино и компьютерных игр) и тезис о том, что Россия ненадежно обеспечивает безопасность ядерных объектов и материалов и т.п.

Сейчас, к примеру, на слуху так называемое "дело Бута". Не буду сейчас останавливаться на том, насколько виноват российский гражданин. Но его судят в США по подозрению в продаже оружия в Колумбии (которая, кстати, обвинений не предъявляет), которое могло быть использовано против граждан США. Что было бы, если бы вознамерились судить всех тех, кто поставлял оружие Грузии, из которого не просто собирались, а реально стреляли в наших миротворцев? Это кажется абсурдом, но, на самом деле, абсурдом должны выглядеть обе ситуации, а в итоге даже у нас в стране кое-кто злорадствует: "ужо сейчас кое-кому у нас покажут…", не задумываясь о сути происходящего.

Я не к тому, что нельзя выносить "сор из избы" - в условиях глобализации это просто нереально. Но подключение внешнего ресурса, особенно информационного, стало, подчас, излюбленным приемом в наших сугубо внутренних делах. Боюсь только, что у нас, в отличие от развитых демократий, оппозиционеры не всегда отдают себе отчет в отличиях нормальной для любого демократического общества критики власти и ее ошибок от откровенного очернения страны, ее народа, истории, культуры и т.п. Полагаю, что делать на этом политические карьеры просто аморально.

У нас подчас бытует также представление о том, что имидж – это нечто касающееся исключительно государства. Но когда люди начинают сталкиваться с проблемами за рубежом: на отдыхе, в бизнесе, в процессе решения участившихся в последнее время "семейных" дел (невыдача детей от иностранных супругов и т.п.), имеют дело с откровенно пренебрежительным отношением местных властей, полиции, врачей, это, конечно, возмущает. Каждому хочется, чтобы его уважали, как гражданина сильной страны. Но кто при этом спросит себя, много ли он сам сделал для того, чтобы его страну уважали? Как у Джона Кеннеди: "Не спрашивай, что Америка сделала для тебя – спроси себя, что ты сделал для Америки". Имидж страны – общее дело, и каждый турист на отдыхе тоже вносит собственный вклад в репутацию своего Отечества. Как, безусловно, оцениваются и действия государства, защищающего (или не защищающего) своих граждан как дома, так и вне его.

Мы не должны умалчивать о наших проблемах, ибо факт искажения реалий уже сам по себе негативно сказывается на имидже государства. Какой бы "белой и пушистой" мы не представляли свою страну за рубежом, СМИ оперируют фактами, а не только интерпретациями. Но дело не только в проблемах, а и в том, какие усилия предпринимаются по их решению. Если эти усилия есть, то это оценят.

От решения имиджевых проблем зависит очень многое для России, включая ее планы по модернизации политической системы и экономики, заключение модернизационных альянсов с ключевыми партнерами, судьба архитектуры безопасности в Евро-Атлантике и многое другое. Значит от нас требуются конкретные усилия, в частности, по таким направлениям:

- действенно участвовать в решении важных для мира или региона проблем (разоружение, пиратство, экология – в свое время ратификация Россией Киотского протокола имела огромный резонанс в Европе и стала большим плюсом к образу России); эффективнее работать в международных организациях; формулировать позитивную повестку дня, выдвигать интересные партнерам инициативы;

- стараться избегать в международной политике ситуаций, когда мы остаемся в одиночестве, что предполагает упреждающее обеспечение внешнеполитических решений;

- по-новому взглянуть и на проблему персоналий: обеспечения сильного и постоянного присутствия на значимых международных дискуссионных площадках; активизировать личные контакты с зарубежными коллегами, кулуарную работу, рабочие контакты с зарубежными СМИ, от которых у нас политики порой просто "бегают" (нужно ли удивляться, что на этом фоне охотнее берут интервью у оппозиционеров, и их же чаще приглашают на зарубежные форумы?);

- развивать все то, что традиционно работает на позитивный образ России: космос, оружие, спорт, культура; реанимировать "пассивный" позитив из прошлого (от афганских политиков довелось слышать такой важный аргумент в сравнении с нынешним западным присутствием там, что СССР хотя и воевал, но он и вывел Афганистан в космос; многое помнят и в Африке – деколонизация, учеба в советских вузах).

Но главной все равно будет "погода в доме": как имеющиеся проблемы, так и реальные шаги по их преодолению. Ситуация в России не должна восприниматься как альтернатива очевидным в глазах всех ценностям: демократии, правам и свободам, верховенству закона и т.д. Если за Россией закрепится устойчивый "анти-бренд" "генетически недемократизируемого" государства, то все наши усилия по продвижению позитивного образа уйдут "в песок". Но дело не только в политике властей – часть образа страны и состояние умов в обществе, его ценностные ориентиры. Мы можем сколько угодно говорить о преодолении сталинизма, но когда у нас на массовом рейтинговом теле-голосовании "Имя России" долго лидирует "вождь народов", это не может не остаться незамеченным за пределами России.

Одними лишь повышенными затратами на пи-ар переломить ситуацию с улучшением положительного образа страны вовне нельзя. Думаю, даже если бы, скажем, КНДР потратила на саморекламу весь бюджет, это вряд ли бы изменило сложившиеся в мире представления о стране.

Чтобы иметь основания для глобальной самопрезентации в качестве подлинно демократической страны, нужно ею быть или, по крайней мере, демонстрировать очевидное и устойчивое стремление таковой стать. Как представляется, в этом наши внутренние и внешние цели полностью совпадают.
Источник: www.izvestia.ru/comment/article3148858/
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (30 Ноября 2010 в 13:10:00)

Михаил Фишман

Эффект замочной скважины

Публикация Wikileaks доказала: мир именно таков, каким кажется. Конспирология отдыхает


250 000 документов — это не шутка. Весь мир погрузился в чтение. Это больше похоже на ливневые пузыри на воде: то тут, то там журналисты, политики, блогеры отрывают голову от компьютера, причмокивают — и читают дальше. Еще бы: вскрыта подноготная мира. И грубая, некрасивая изнанка оказалась так несхожа с гладкой лицевой стороной. Мировая дипломатия пережила, как теперь принято говорить, свое 11 сентября.

Но я бы не стал сравнивать. Безусловно, устроенный авантюристом Ассанжем информационный теракт не останется без последствий. Публикация Wikileaks уже создала две очень серьезные проблемы. Первая глобальная: как мировым державам организовывать дипломатическую работу — в чисто техническом смысле, — если оказывается, что эту переписку всегда можно украсть из компьютера?

Вторая — политическая проблема Барака Обамы: если не партнеры за океаном, то политические противники не преминут указать ему на то, что он не контролирует собственный госдепартамент.


Но представления о мире не поменяются. Наоборот — и это главное, — массированная утечка их полностью подтверждает. Сторонники конспирологии, убедившиеся, что кругом заговор, напрасно с радостью потирают руки. Да, кому-то будет интересно узнать, что китайцы атаковали Google, потому что какой-то высокопоставленный китайский чиновник что-то про себя прочитал, и что Москва разменяла поставки комплексов С-300 в Иран на другие выгодные контракты. Да, арабские лидеры просили Вашингтон ударить по Ахмадинежаду (и еще, кстати, неизвестно, насколько искренне). Да, США всеми правдами и неправдами пытались заставить союзников принять узников с Гуантанамо.

Но разве что-то из этого противоречит известной картине мира? Разве что-то из этого трудно себе представить? Разве итальянцы не подозревали раньше, что их лидер на короткой ноге с Владимиром Путиным? Военный альянс Ирана и Северной Кореи трудно представить себе на практике, но не в теории. Даже слежка за высокопоставленными чиновниками ООН — и та, надо признать, в духе времени.

Ассанж не журналист, а диверсант. Общественный интерес им понят превратно. Его не волнуют вскрытые им новые факты и их значение. Рискну предположить — он даже не знает, что их вскрыл. Он не изучает и не осмысляет их, а просто вываливает грудой на стол вместе с остальными бумагами. Ассанж решает идеологическую задачу — продемонстрировать, что миром правят конъюнктурные и лживые циники, торгующие между собой в собственных целях этим самым общественным интересом. Посмотрите на них, говорит он, видите, какие они неприятные без этих фирменных пиджаков, всегда специально надетых, чтобы вас ввести в заблуждение.

Но это иллюзия, фокус, крупная и довольно неприятная провокация. Неслучайно мировые державы хором осуждают случившееся и ни одна не предъявляет претензий. Они, без сомнения, осознают утечку как общую мировую проблему. И они понимают, откуда возникает это чувство несоответствия между прибранной гостиной мировых отношений и их неприглядной кухней. Это эффект подсматривания в замочную скважину — за людьми, которые не знают, что за ними подсматривают.

Дипломаты собирают информацию. Такая у них работа. С ними кто-то что-то обсуждает, что-то им рассказывает. С глазу на глаз. Они слушают, записывают, шлют наверх депеши. Представьте себе, что вы вдвоем с приятелем обсуждаете другого своего знакомого, между делом или даже целенаправленно. А теперь представьте: ваш разговор был тайно записан, а потом знакомый прослушал пленку. Известная во всем мире техника компромата. Разумеется, вы рискуете — не потому что вы негодяй, а потому что то, что вы говорили, вы говорили не ему и в другом контексте. Потому и существует прописанная в законах и конституциях защита частной жизни.

Дипломаты не частные лица, они на службе у государства. Не допускать утечек — это задача правительств, одно из которых с ней на наших глазах не справилось. Но все равно вопрос в конечном итоге в том, насколько утечка Wikileaks соответствует общественным интересам. Кажется, доказано обратное: не факт, что все тайное любой ценой должно становиться явным.
Источник: www.forbes.ru/ekonomika-column/vlast/60370-effekt-zamochnoi-skvazhiny
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (06 Декабря 2010 в 12:31:02)

Елена Черненко

Вокруг WikiLeaks развернулась мировая информационная война

Скандально известному сайту WikiLeaks объявлена информационная война — ресурс ежедневно подвергается хакерским атакам, его отключили от системы электронных платежей и вынудили сменить доменное имя. Однако он, несмотря на все технические сложности, продолжает день за днем выкладывать в открытый доступ секретные документы из архива госдепартамента США. Опыт WikiLeaks показывает, что остановить распространение горячей информации в интернете практически невозможно — как только один сайт перестает работать, на его месте появляется десяток других. На днях создатель WikiLeaks Джулиан Ассанж заявил, что лавину компромата не остановит даже его смерть.

Сайт WikiLeaks опубликовал уже более 800 из 250 тыс. попавших в его распоряжение секретных документов из переписки госдепа и посольств США за рубежом. Новые файлы продолжают появляться в открытом доступе ежедневно, несмотря на серьезные технические сложности, с которыми сталкиваются владельцы ресурса. На протяжении минувшей недели WikiLeaks подвергся нескольким массированным хакерским атакам, из-за чего от сотрудничества с сайтом отказался американский провайдер EveryDNS. За несколько дней до этого WikiLeaks отключила от своих серверов крупная американская хостинг-компания Amazon.com. "Получение и хранение больших объемов не принадлежащей клиенту информации, как и публикация таковой без должной заботы о защите личных данных, нарушают наши правила, и такому клиенту, вероятно, стоит поискать себе какой-то другой хостинг",— заявили представители Amazon.

Тем временем активисты и сторонники WikiLeaks уверены, что на поставщиков интернет-услуг надавили власти США, а именно руководитель комитета сената по национальной безопасности Джозеф Либерман, призвавший Барака Обаму "использовать все доступные методы, чтобы закрыть этот сайт". В сети началась кампания по бойкотированию Amazon. Главным ее инициатором выступил 79-летний Даниэль Эллсберг, который в 1971 году слил журналистам секретные материалы Пентагона о войне во Вьетнаме. В открытом письме, опубликованном на его сайте, господин Эллсберг заявил, что "трусость и раболепие компании Amazon" вызывают у него отвращение. Отметив, что на протяжении последних лет он тратил более $100 в месяц на покупку книг через Amazon, Даниэль Эллсберг объявил, что больше никогда не будет пользоваться услугами этого сервиса, и призвал других пользователей последовать его примеру. Бойкот может скоро распространиться и на крупнейшую онлайновую платежную систему PayPal, которая, сославшись на то, что сайт заподозрен в причастности к "незаконной деятельности", в субботу заблокировала счета, на которые поступали добровольные пожертвования в адрес WikiLeaks.

Однако владельцам сайта удалось быстро справиться с техническими помехами — денежные переводы продолжают поступать к ним через обычные банковские счета, а сайт переехал в доменную зону Швейцарии и теперь доступен по адресу WikiLeaks.ch, зарегистрированному на Пиратскую партию Швейцарии. Предполагалось, что информация будет храниться на трех серверах — французском, шведском и швейцарском. Однако после того как в пятницу французский министр промышленности Эрик Бессон потребовал изгнать WikiLeaks из страны, сервер во Франции в воскресенье перестал работать. Сколько продержится шведский сервер, пока неизвестно. Однако представитель Пиратской партии Швейцарии в беседе с "Ъ" заявил, что повода для беспокойства нет — швейцарскому серверу ничего не угрожает. "На WikiLeaks идет настоящая охота, но мы сделаем все, чтобы справедливость восторжествовала,— пообещал "Ъ" Паскаль Глоор, вице-президент партии.— Права человека не могут быть селективными. США якобы несут свободу и демократию в Ирак и Афганистан, но ограничивают их, когда они противоречат их собственным интересам". Господин Глоор ссылается в том числе и на сообщения американских СМИ, согласно которым чиновникам и военнослужащим США запретили заходить на сайт WikiLeaks, а студентам Колумбийского университета не рекомендовали цитировать публикации WikiLeaks в социальных сетях во избежание трудностей при приеме на работу в госучреждения.

Основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж назвал действия властей США "цифровым маккартизмом". "Он прав, ведь это абсурд. Либо вы за свободу, либо против,— возмущается господин Глоор.— Но опыт WikiLeaks доказывает: остановить распространение важной информации в интернете практически невозможно. У WikiLeaks много влиятельных врагов, но гораздо больше друзей-энтузиастов". Слова швейцарского политика подтверждаются цифрами: информацию WikiLeaks полностью продублировали 75 зеркальных сайтов, а в социальной сети Facebook на новости WikiLeaks за несколько дней подписались более 750 тыс. человек. "Первая серьезная информационная война началась. Поле битвы — WikiLeaks. Солдаты — это вы",— обратился к поклонникам сайта Джон-Перри Барлоу, один из создателей правозащитной организации Electronic Frontier Foundation.

Паскаль Глоор уверен, что речь идет о новой форме протестного движения. "Если бы лет 10-20 назад такому явлению, как WikiLeaks, грозила опасность, тысячи защитников свободы слова и информации вышли бы на улицу с протестами. Сегодня это делать необязательно — достаточно зафрендить этот ресурс в своей страничке на Twitter или Facebook, выложить данные на своем сайте или же просто подарить владельцам WikiLeaks свой ресурс",— говорит он.

В рунете тоже есть сайт WikiLeaks.ru, однако его владелец, сотрудник одной из инвестиционно-правовых компаний в Краснодаре, пока не готов безвозмездно участвовать в информационной войне на стороне Джулиана Ассанжа. Он предлагал австралийцу выкупить его ресурс за $75 тыс. Тот вроде заинтересовался, однако предложил свою цену — $1 тыс. и ни центом больше. На такие условия Илья (фамилию владелец WikiLeaks.ru просил не называть) не согласен. Он намерен в начале следующего года выставить ресурс, который уже сегодня посещают более 7 тыс. человек в день, на торги. Начальная цена — $45 тыс. При этом, по словам Ильи, пользователи рунета уже начали сливать ему якобы секретные документы. Однако пока ничего особо интересного в них нет — какая-то информация о злоупотреблениях мэра Красноярска и кляузы на начальника одного из департаментов ЖКХ.

Кстати, Джулиан Ассанж продолжает всячески подчеркивать свой интерес к России. На днях на его сайте появилась новая заставка для экрана — Красная площадь и несколько матрешек в ряд: из самой маленькой вываливаются документы под грифом "совершенно секретно".

Между тем кольцо вокруг самого Джулиана Ассанжа продолжает сужаться. Он уже объявлен в розыск по линии Интерпола, а американские политики в открытую призывают к физической расправе над ним. Тем временем основатель WikiLeaks на днях заявил, что лавину компромата не остановит даже его смерть. Если с ним что-то произойдет, другие активисты WikiLeaks предоставят пользователям код к зашифрованному файлу под названием "Страховка", в котором предположительно хранятся наиболее сенсационные и болезненные для США документы. Этот файл, появившийся на сайте некоторое время назад, уже скачали более 100 тыс. человек.

Источник: www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1552489
Эксперты для гражданского общества , г. Москва (02 Апреля 2011 в 15:50:26)

ГЕОПОЛИТИКА МИРОВОЙ КИБЕРВОЙНЫ.

Владимир Дергачев — Вестник аналитики, 2011, №1

2010 год прошел в России под знаком «перезагрузки» и ратификации американским Сенатом Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ – 3). Но пока внимание было приковано к этому важному документу, полным ходом началась «загрузка» киберпространства, которое становится основным полем боя информационных войн. Завершается период цветных революций, в проведении которых доминирующая роль отводилась телевиденью.
Число пользователей Сети достигло в 2000 г. примерно 500 млн. человек и за последующее десятилетие превысило 1,5 млрд., что составляет примерно 25 % населения Земли. При этом доля Соединённых Штатов сокращается за счет роста пользователей преимущественно Азиатско-Тихоокеанского региона. В результате информационной революции возникло глобальное сетевое общество. Особенно высокими темпами за последние годы расширялись социальные сети, такие как Фейсбук, Твиттер и другие, где формируется новая сетевая идеология и оппозиция «мировому правительству» и государственным институтам.
За последнее десятилетие лидером в глобальном информационном пространстве стали не традиционные СМИ, а сетевой проект. Самый мощный и бесплатный информационно-справочный ресурс в Сети и крупнейшая энциклопедия за всю историю человечества – свободная энциклопедия Википедия, которую посещают от 300 до 400 млн. человек в месяц (пятое место по посещаемости вебсайтов в мире). Работа Википедии, основанной американским гражданином, поддерживается некоммерческим фоном, где занято несколько десятков сотрудников, а объем ежегодных расходов составляет $6 млн. В конце 2010 года за 8 недель была собрана рекордная сумма в $16 млн. пожертвований. На начало 2011 года в Википедии размещено 19 млн. статей на 272 языках. Для создания крупных национальных полиграфических энциклопедий требовалось до 10 лет, и все равно их объем был ограничен. Большая советская энциклопедия или Британская энциклопедия (Британика) насчитывает всего около 100 тыс. статей. Сетевой проект отличается исключительно оперативностью. Например, статья о теракте в аэропорту «Домодедово» появилась в Википедии уже через два часа после трагедии. Несмотря на системную предвзятость и несбалансированность в освещении тем и временные акты вандализма Википедия пользуется большой популярностью и оказывает существенно влияние на мировоззрение пользователей. Но при этом необходимо отдавать себе отчет, что это проект Запада.
Соединенные Штаты, на долю которых в конце двадцатого столетия приходилось по разным оценкам, включая ЮНЕСКО, от 65 % до 80 % мирового потока информации, пока еще доминируют в мировых СМИ, и постоянно используют информационные войны в глобальной конкуренции. Контролируя мировые СМИ, Вашингтон был убежден, что и во Всемирной Сети, владея информацией, он будет «вечно» управлять миром. Но в начале двадцать первого столетия зависимость мирового сообщества от Соединенных Штатов — «информационного империализма» — была подорвана благодаря триумфальному распространению Интернета и особенно социальных сетей.

Информационно-технологическая революция внесла существенные коррективы в геополитику — науку о закономерностях распределения и перераспределения сфер влияния (центров силы) различных государств и межгосударственных объединений. Современная геополитическая мощь государства определяется в первую очередь не материальными ресурсами, а силой духа. Новейшая геополитика преодолевает узость традиционной и новой геополитики (геоэкономики), ограниченной географическим и экономическим пространством. Новейшая геополитика оперирует Большими пространствами многомерной сопряженности, включая виртуальное пространство Всемирной Сети (киберпространство), и вооружена информационно-коммуникационными технологиями манипулирования сознанием (подсознанием), позволяющими эффективно вести сетевые войны.
Устарели многие геополитические концепции. Теперь нет необходимости владеть тем или иным участком континента или Мировым океаном, чтобы «владеть» миром. Становятся неактуальными геополитические задачи государственного объединения народов вдоль коммуникационных коридоров в реальном географическом пространстве («из варяг в греки», средиземноморского и Великого Шелкового пути). В киберпространстве формируются современные технологические системы огромного стратегического значения (политического, оборонного, экономического, социального и культурного). Здесь по аналогии с Великим Шелковым путём образовалась Великая информационная магистраль и опасно оказаться на её «периферии».
На пороге романтического восприятия новой технологической эпохи сформировалась геополитическая концепция мирового порядка «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Считалось, что новый мировой порядок будет определяться технологическим контролем киберпространства, то есть Соединенными Штатами – мировым лидером высоких технологий. Новый информационный мировой порядок, установленный Западом во главе с США, должен был стать основой геополитической архитектуры двадцать первого столетия. Однако этого не произошло.
Как становится очевидным, не только этнонациональные и этноконфессиональные конфликты могут определять меняющуюся картину мира. Конфликт интерактивной среды Интернета с существующими статусными коммуникациями государств, политических, военных и экономических блоков может стать взрывоопасным в результате мировой сетевой информационной войны.

Формируется идеология глобального сетевого общества на основе новой Реформации и Просвещения1. Согласно геополитической теории больших многомерных пространств главным событием уходящего мирового геополитического 500-летнего цикла Восток – Запад стала христианская Реформация и Просвещение. Как известно, основным продуктом европейского Просвещения была идеология — замена религии для гражданского общества. В западной христианской цивилизации рациональное восприятие доминировало над чувственным миром человека. И на этом основании она стала претендовать на исключительность по сравнению с восточными цивилизациями. В европейской традиции Просвещение рассматривается как «влечение к правде и чести», основанного на триаде рационализма, индивидуализма и материализма. Но разве восточные цивилизации не доказали своей много тысячелетней историей, что этот путь возможен и на другом фундаменте, где чувственное восприятие мира доминирует над рациональным? И не заплутала ли в очередной раз Россия в стремлении осуществить модернизацию – переход от традиционного к современному обществу, под которым понимается исключительно западная цивилизация?
Новый мировой геополитический цикл будет определяться не только смещением полюса экономического и технологического развития на Восток2. Доминирующим становится приоритет духовных технологий над материально-прагматическими. Идеология глобального сетевого общества формируется не по западному сценарию. Основой новой Реформации и Просвещения будет борьба за совесть, против имитации истинной веры и действительности, против современных индульгенций — прав властей и финансовой олигархии на ложь, продажность и безнаказанность.

В результате глобальная система Интернета стала фактором политической и экономической действительности и превращается в геополитическую коммуникацию, где мобильность информации становится стратегическим ресурсом, не имеющим территориально-государственной организации. Впервые в истории человечества произошло понижение статуса государства, ограничение статусной институциональной культуры. Статусные коммуникации традиционно выступают в трех основных формах — политической, социальной и географической коммуникации.
Политические коммуникации ассоциируются с государственными институтами, сверхдержавами, великими державами. Национальная безопасность связывается с принадлежностью к определенным статусным коммуникациям, например, к НАТО, Европейскому Союзу или Всемирной торговой организации. С позиций новейшей геополитики понижение в информационную эпоху статуса государства-нации делает невозможным его гегемонию в многомерном коммуникационном пространстве Земли. Информационная революция нанесла удар по государственной монополии на информацию. Она трансформировала представления о национальной безопасности, которые на протяжении веков исходили из предпосылок создания военной и экономической мощи государства. Меняются главные приоритеты национальной безопасности3. Объектами поражения в информационных войнах и конфликтах становятся наряду с материальными целями ценности, которые можно защитить при наличии чувства достоинств, национальной гордости и цивилизационной принадлежности.
Социальные коммуникации ассоциируются с должностью, званием и богатством. Из века в век доступность информации зависела не только от географических расстояний и времени передачи, но в первую очередь от социального статуса. Короли, султаны и президенты обладали исключительным правом на государственную информацию, которая для подданных или простых граждан была недоступна. И оберегалась грифом «государственная тайна» или «совершенно секретно». К этой информации имела доступ ограниченная часть элиты (министры, придворные, главные конструкторы и др.). Информационные интернет-технологии, обеспечив доступ любого пользователя к мировому информационному пространству, преобразовывают статусные коммуникации в нестатусные. У частных лиц появился доступ к каналам связи и источникам информации, которые прежде имели статусную доступность, зависели от занимаемой должности и положения в обществе, контролировались национальными правительствами и международными корпорациями.
Географические коммуникации определяются местоположением (центр – периферия). В Интернете нет выгодного географического положения, здесь все места равнодоступны и равнопрестижны. В многомерном коммуникационном пространстве Земли на границах киберпространства и реального географического пространства образуются концентрированные узлы связи – киберпорты — своеобразные вольные гавани постиндустриальной эпохи (Силиконовая долина в США, Сингапур).
В Интернете не существует свободы слова в классическом смысле. Интернет впервые открыл нестатусный смысл свободы и бросил вызов институциональному обществу, где «вход» в коммуникацию организован или через социально-политический или географический (центр – периферия) статусы. Государство совершенно не в состоянии контролировать взаимодействие интерактивных сред в виртуальном пространстве Интернета, преобразующего статусную коммуникацию в нестатусную.
Глобальная мобильность информации, капитала и квалифицированных кадров умственного труда не только подрывает роль государства в выполнении многих его фискальных функций, но и затрудняет или делает невозможным скрыть присущие правящей элите негативные качества (цинизм, продажность, «шкурные интересы», безнаказанность и др.). То есть для большинства требуется меньше времени, чтобы стало очевидным, что для «избранных» ничто человеческое не чуждо, в том числе и пороки. Благодаря Интернету информация стала доступна и для граждан бедных стран. И они стали получать не только стерильную информацию о самой «правильной» западной демократии, где в небесах летают только ангелы с крылышками.

Конфликт интерактивной среды Интернета с существующими статусными коммуникациями государств может стать взрывоопасным в результате мировой сетевой войны (world wide web war – WWWW). Современные информационно-коммуникационные технологии позволяют перепрограммировать человека быстрее и дешевле, чем убить. Кибервойна становится доминирующей разновидностью информационных войн и её стратегической целью является достижение духовной, политической и экономической власти. Здесь наиболее эффективны сетецентричные технологии4. В качестве «пороха» кумулятивного снаряда используется концентрированная и целенаправленная информация. Особое место на кибервойне занимает психотропное оружие, обеспечивающее воздействие на этническую, религиозную и коллективную психологию граждан «вражеской» территории. Внешняя сила формируют модель поведения через манипуляцию основными властными и другими социальными группами.
Бывший советник Белого дома по борьбе с терроризмом и киберугрозами Ричард Кларк в соавторстве с Робертом Кнаке издал книгу «Кибервойна: Следующая угроза государственной безопасности и что нужно знать об этом» (Cyber War: The Next Threat to National Security and What to Do About it, 2010). Авторы утверждают, что война во Всемирной Сети уже началась и призванные государством многочисленные хакеры готовят поля для будущих сражений войны XXI века. Когда в результате кибератак будет выведена из строя система управления гражданской и военной инфраструктурой — начнется хаос. Будут взрываться энергоблоки, газопроводы, сходить с рельсов поезда, падать самолеты. Десятки тысяч человек могут погибнуть, если Америка своевременно не вооружится против угрозы хакеров-террористов. При этом не очевидно, что Соединённые Штаты, являющиеся лидером высоких технологий, выйдут победителями в кибервойне. По данным экспертов, Соединённые Штаты могут быть парализованы кибератакой менее, чем за $100 млн.
Кибервойна против суверенной державы может вестись не только на межгосударственном уровне. В истории мировых конфликтов и войн большую роль играли «миссионеры», «конкистадоры», которые огнем и мечом, мечом и крестом внедряли новую веру и права человека. Но если на полях сражений мировых и других традиционных войн сражались армии, то важным субъектом кибервойн стали независимые интернациональные группы хакеров или «неуловимые мстители», например анонимусы. Эта коалиция, действую анонимно и коллективно без лидеров, преследует некоторую общую цель. Она использует социальные сети для создания сообществ, мобилизующих людей на протесты в реальном мире. Хакеры не только занимаются кибертерроризмом и вскрывают серверы банков в целях наживы, но и ведут борьбу против «мирового правительства» и коррумпированных режимов. Возможностями кибервойны несомненно воспользуется «мировая закулиса», включая великие масонский ложи и олигархические клубы, оказывающих влияние на мировую политику. Вновь возрастет интерес к Всемирной теории заговора (или конспирологической теории), пытающейся объяснить управление мировыми процессами тайной группой людей.
Как показали события 2010 года с сайтом Wikileaks (википедии утечек), опубликовавшего секретные материалы, произвести эффективную всемирную кибератаку можно коллективом в несколько десятков человек при годовом финансировании в $200 тыс. В мировом экспертном сообществе нет однозначной оценки деятельности сайта. Многие аналитики считают «Викиликс» проектом тайной операции ЦРУ с целью дестабилизации обстановки в мире. Для них показалось странным, что «сливы» информации происходят от Национального фонда демократии, Совета по международным отношениям, «Фридом-хауса» и других «непорочных» борцов за демократию, связанных тесными узами с ЦРУ. Выход из-под контроля финансированных США преступных проектов является фирменным знаком работы ЦРУ. Как в свою очередь случилось с антисоветским проектом «Талибан» и с поддержкой части сомалийских повстанцев в борьбе с Советским Союзом. И это притом, что США тратят на разведывательную деятельность $80 млрд., в том числе ЦРУ — $53 млрд.
Неолибералы-глобалисты и сторонники «мирового правительства» характеризуют деятельность сайта WikiLeaks как угрозу западной демократии. Они считают, что ставшая достоянием мировой общественности секретная информация подрывает устои демократии. Вместо этого навязывается власть толпы (охлократии), которая претендует стать властителем мира. Кибератаки сайта рассматривают на Западе и как удар по Европе, абсолютизировавшей права отельного человека и пропагандировавшей мультикультурализм. Все чаще звучат требования взять под государственный контроль Всемирную Сеть и ужесточить цензуру. Но, вероятно Америка уже выпустила джин из бутылки.
Кибератаки позволяют проникать в защищенные системы связи и осуществлять контроль над базами данных. Атакам уже подвергается спутниковая связь, боевое управление войсками, банковские операции, энергетические объекты, включая АЭС. Хакерские атаки особенно опасны для современной инфраструктуры, атомных электростанций и химических заводов. На этой войне исключительно сложно обеспечить кибербезопасность. Так как применятся стратегия «удара из-за угла», когда не знаешь врага «в лицо» и географические координаты его местонахождения, чтобы нанести ответный удар возмездия. В отличие от оружия массового поражения в ядерной войне мегаполисы остаются на месте, но парализуется многомерное коммуникационное пространство государства. Кибервойна обходится значительно дешевле и эффективнее классических военных конфликтов.
Итак, глобальным полем сражения становится киберпространство – виртуальное пространство Всемирной информационной сети, в котором отсутствуют таможенные, налоговые и другие ограничения для транспортировки интеллектуального продукта. Киберпространство становится таким же стратегическим полем боя, как сухопутное, морское и воздушное пространство. Но в отличие от них в кибервойне факторы пространства и времени теряют значение. Цели на этой войне могут быть географически локализованы, а киберармия — эксцентрирована.

Военное командование и киберподразделения для ведения высокотехнологичной войны имеются в армиях Китая, США, и Германии. Всего около 30 стран имеют онлайн-киберармии, включая Израиль, Францию, Россию, Индию, Иран, Пакистан, Южную и Северную Корею. Осуществляется создание сети коллективной киберзащиты Североатлантического военного блока под эгидой США. В 2008 году в Таллинне был открыт Центр киберзащиты НАТО, где проводятся постоянный тренинги для IT-специалистов на примере моделирования мини-кибервойн.
Началась битва за господство в киберпространстве, в первую очередь между Соединёнными Штатами и Китаем. Несмотря на абсолютно лидерство США в области Интернет-технологий, коммунистический Китай раньше с 1999 года начал готовится к сетевым войнам. Китайская армия, технически проигрывая американцам в обычном и ядерном вооружении, стала вкладывать деньги в новейшие технологии. При этом китайцы сделали ставку на наступательную войну в киберпространстве. Осознавая, что на пути к сверхдержаве еще значительное время слабым местом будет оставаться военная мощь по сравнению с США, ключевым элементом своей военной стратегии Китай сделал «ассиметричное сдерживание» за счет создания киберподразделений Народно-Освободительной Армии. Китайская киберстратегия «удар из-за угла» является наиболее прогнозируемым сценарием будущего блицкрига.
Несмотря на засекреченную информацию, по экспертным оценкам, китайская киберармия насчитывает примерно 6 тыс. хакеров. Они способны обеспечить защиту отечественных жизненно важных объектов, и нанести упреждающий удар по противнику. Кроме того, около 20 тыс. хакеров-патриотов входят в китайские спецслужбы, в которых состоят около 2 млн. агентов.
С территории Китая регулярно осуществляются кибератаки на коммуникационные сети США, систематически выкачивая важную военную, политическую и экономическую информацию. В 2003 году была осуществлена серия китайских кибератак, получивших название «титановый дождь». Были взломаны ресурсы корпорации «Локхид Мартин», национальной лаборатории ядерного исследовательского центра «Сандия», ракетно-космического центра (Редстоуновского арсенала) и компьютерные сети НАСА. В частности, сообщалось о хищении документации о многоцелевом истребителе-бомбардировщике пятого поколения F-35, стоимость проекта которого оценивается в $300 млрд.
«Цифровую крепость» Пентагона, насчитывающую около 15 000 компьютерных сетей и более 7 миллионов компьютеров, пробуют «на зуб» более 100 спецслужб и разведывательных организаций различных стран мира. Уже много лет Пентагон находится в повседневной осаде зарубежными хакерами. Его коммуникации, включая внутреннюю систему SPIRNET, подвергаются 360 млн. атак в год, а Глобальная информационная сеть (Global Information Grid) военного ведомства атакуется 3 млн. раз в день5.
В последние годы в СМИ появлялась информация о скандалах, связанных с проникновением в компьютерные сети Пентагона китайских и российских хакеров. В 2007 году китайские хакеры взломали систему электронной почты министра обороны США. За этим последовала очередная удачная кибератака против коммуникационных сетей Пентагона, Госдепартамента США, министерств финансов, энергетики и торговли, которую специалисты называют Перл-Харбором в киберпространстве. Произошла крупномасштабная утечка секретной информации. Атаки хакеров подверглась и штаб-квартира ООН в Нью-Йорке. Несмотря на американские обвинения в адрес зарубежных хакеров, по данным российской «Лаборатории Касперского» в мировом рейтинге стран, с территории которых осуществляется наибольшее количество хакерских атак, лидируют США (27,6%), Россия (22,6%), Китай (12,8%) и Нидерланды (8,3%).
С развитием Интернета вскрылась незащищенность от кибератак, прежде всего, Запада, где в наибольшей степени национальная безопасность зависит от безопасности киберсетей. На Западе во Всемирную Сеть интегрирована вся экономика, энергетика и транспортная инфраструктуре. Поэтому кибератакта может нанести больший ущерб, чем ядерный удар. И на этой войне никто не может гарантировать победу Запада. В результате США и другие западные страны вынуждены в первую очередь значительные ресурсы тратить на их защиту. То есть заведомо оборонительная стратегия доминирует над стратегией нападения на сети противника. США с запозданием начали готовиться к кибервойне6.
В июне 2009 г. в Соединённых Штатах было создано новое ведомство Пентагона — Киберкомандование (U.S. Cyber Command) — ответственное за безопасность военных информационных сетей. Оно подчиненно Стратегическому командованию США. Его деятельность будет тесно взаимосвязана с Агентством национальной безопасности (АНБ), расположенным на территории военной базы Форт Мид (штат Мэриленд). Здесь же Пентагон открыл командный центр по кибербезопасности. В составе АНБ имеется киберспецназ, насчитывающий тысячу хакеров, осуществляющих шпионаж в виртуальном пространстве, способных предотвратить кибератаки на Америку и нанести упреждающий удар по «врагу». Киберкомандование будет осуществлять проведение самостоятельных хакерских атак на информационные сети противника. Новые средства и методы ведения наступательных и оборонительных операций в информационных сетях разрабатываются в рамках секретного проекта Пентагона «Манхэттен».
Новая военная доктрина США предусматривает включение в систему киберобороны важнейших государственных и коммерческих объектов на территории Соединённых Штатов. В комментариях к новой военной доктрине Соединённых Штатов газета Washington Post с точностью предсказала (или знала?), что война начнется осенью-зимой 2010 года. Расходы властей США на защиту от хакеров увеличатся в ближайшие годы до $11 млрд. Аналогичные суммы будут выделены на киберзащиту для важнейших объектов инфраструктуры. В соответствии с новой доктриной Пентагона разработана и стратегическая доктрина американской дипломатии, согласно которой «новый мировой порядок» формироваться за счет укрепления мирового американского лидерства (глобального управления) через внедрение «правильного» гражданского общества. И здесь важная роль отводится информационной войне в киберпространстве.

Киберинтернационал поколения NET. В результате информационной революции появилось поколение NET— дети Интернета или «граждане Интернета» (netizens) — наиболее широко пользующееся доступом к информации во Всемирной Сети. Это поколение создало политический Киберинтернационал, выступающий против официальной лжи государственной власти. Для поколения NET не существует сакральной власти — молодежь власти не боится. Возможно, главная цель поколения NET— преодоление разрыва между рациональным и чувственным восприятием мира.
Первая политическая партия нового поколения появилась в 2006 году в Швеции. Это Партия пиратов (Всемирной Сети), которая к началу 2011 года уже существовала в 33 странах мира. В 2009 году шведская Партия пиратов, благодаря поддержке 7,1 % голосов, получила в Европарламенте 2 места. Созданы и активно действуют незарегистрированные властью Пиратские партии в США и России (www.pirate-party.ru/). Средний возраст членов партии от 20 до 30 лет. То есть это партия детей Интернета, пользователи которого являются её основным электоратом.
Партии пиратов стали соучредителями международной организации PP International, объединившей партии киберпространства. Так как большинство этих партий создано в Европе, Киберинтернационал ставит задачу расширения представительства политиков нового поколения в Европарламенте и государственных законодательных органах. Пиратские партии выступают за прозрачность государственных институтов, реформирование законодательства в области авторских прав и патентов, за укрепление права на частную жизнь во Всемирной Сети. Их основным девизом является не борьба с государственными и корпоративными секретами, а борьба за свободу слова против официальной лжи. Партийные «хактивисты» (хакер + активист) используют кибератаки не в целях личного обогащения, а в целях протеста против тех, кто ограничивает свободу слова в Сети. В результат атаки нескольких десятков или сотен таких «активистов» блокируется работа сетевого ресурса – серверов «врага».
Электорат политических партий Всемирной Сети стремительно увеличивается. Партия Интернета начала побеждать Партию телевизора в Соединённых Штатах, где американец проводит во Всемирной паутине больше времени, чем перед телевизором. За прошедшее десятилетие его среднее время нахождения в Сети увеличилось с 7 до 14 часов. Во многих странах кабельные сети теряют подписчиков, а доля видео в интернет-трафике растет.

На фоне создания Киберинтернационала вызревает новое политическое движение поколения NET в России. Возможно, от него будет зависеть будущее отечества и преодоления кризиса государственности. Российское поколение Net выросло в информационной свободе Всемирной Сети в идеологическом постсоветском вакууме. Это уже не совки, они не знают, что такое патернализм социально ориентированного советского государства. Поколение выросло не в эпоху великих свершений, а в эпоху Великих имитаций, пронизывающих все сферы общественной жизни. В начале этой эпохи государству было наплевать на молодёжь, потому то она «плохо» голосовала в отличие от пенсионеров. Их голоса нельзя купить за кулек гречки или сто грамм водки. Иногда их вспоминали, когда нужна была очередная порция пушечного мяса на Кавказе. Их гнали на войну и предавали. У них нет священного трепета перед государственными институтами, пронизанными коррупцией, лицемерием и жлобством. Они презирают такую власть. Они искренне и активно идут на смену поколения своих матерей и отцов, обманутых продажной властью.
В силу юного возраста у многих из них преобладает дефицит знания. Они иногда бестолковые и жестокие. Смелость, жестокость, информированность соседствует с упрощением существующих социальных и межэтнических проблем. Школой жизни для многих из них стала улица, потому что коррумпированные школы и университеты давно уже не выполняют главной функции — не учат, как быть человеком.
Он гордятся тем, что в отличие от безликого «советского человека» или «россиянина» они русские. В протестных акциях за будущее России все больше участие принимает молодёжь, включая старшеклассников 14-16 лет, т.е. поколение Net (дети «Интернета»), которые не воспринимают ложь с экранов прокремлевских телеканалов. И протестуют, как было на декабрьском митинге у Останкино «Мы патриоты, а не фашисты!». Они протестуют против обвинений Кремля в радикальном национализме. Почему в стране, где всякий уважающий себя бандит и коррумпированный функционер партии власти считает себя патриотом, им в этом праве отказано? Они готовы бороться за установление справедливых порядков на своей земле.
В этой связи исключительно примитивна трактовка Кремлем событий на Манежной площади в Москве. От навешивания на молодёжь ярлыка «фашистов» до запрета продажи пива вокруг стадионов во время футбольных матчей. Рушится созданная Кремлем имитационная национальная политика на фундаменте политкорректности, сервильности и умершего пролетарского интернационализма. Пока у поколения NET нет вождей и организации, но оно реально существует и у него есть преимущество по сравнению с кремлёвской Партией телевизора. Сложилась предреволюционная ситуация, когда «верхи еще могут, а вот низы — уже не хотят» жить по-старому 7.
В эпоху ослабления статусных коммуникаций государства новому поколению, объединённому в Киберинтернационал, предстоит осуществить трансформацию существующих государственных институтов. Пойдет ли она западным революционным путем, требующим разрушить до основания существующие устои, или выберет восточный путь, когда «черное постепенно переходи в белое и наоборот» покажет время.

Горячие фронты на полях мировой кибервойны. В ближайшие годы особенно эффективно кибервойны будут вестись против коррумпированных режимов. Пока писались эти строки — долго ждать не пришлось. В начале 2011 года в Тунисе, казалось бы благополучной арабской страны западной оринеатции, произошел переворот и президент Зин эль-Абидин Бен Али бежал в Саудовскую Аравию. Местная революция, которую по инерции и аналогии с другими цветными революциями окрестили революцией жасминов или финников, стала в полной мере первой сетевой революцией. Она стала возможна благодаря мобилизации международного интернет-сообщества (анонимусов), осуществивших кибератаку на инфмормационное пространство Туниса (правительственные и другие государственный сайты). Активное участие в кибератаке принимала российская партия Пиратов. Первая битва WWWW выиграна - победа стала возможной не только благодоря воле тунисского народа, но и помощи сетевого сообщества (Киберинтернационала). Социальные сети стали мобилизующим фактором в проведение «Дня гнева» в Египте.
Мир стал свидетелем краха евразийской геополитики США в географическом пространстве от Атлантики до Тихого океана. Начинается последний бой против Евразии — кибервойна Запад – Восток в многомерном коммуникационном пространстве Земли. Во Всемирную сеть переносятся апробированные методы информационных войн. По мнению российского профессора Игоря Панарина в публикациях на сайте WikiLeaks отчетливо прослеживается главная цель информационно-психологического воздействия англосаксов (США и Великобритании) — дезинтеграция евразийского пространства.
Возможно, события декабря 2010 года вокруг сайта WikiLeaks были отвлекающей артподготовкой. А основная кибератака будет осуществлена в 2011/12 гг. по России, а не по Китаю, который в последние годы особенно эффективно отражает информационные атаки США. К сожалению, Российская Федерация не всегда эффективно противостоит внешним информационным атакам, оказывается беспомощной и неспособной адекватно ответить на применяемые против неё технологии, ограничивается многословным пустословием.
В Восточной Европе, особенно в России и Украине, отмечаются процессы, противоположные современным мировым тенденциям, здесь происходит искусственное укрепление статуса входящих во власть физических лиц. Два десятилетия «торжества» бездумной демократии были потрачены на «укрепление» статусных коммуникаций «элиты в законе» не на основе профессионализма, а за счет присвоение общенародной собственности, приватизации ученых званий, других многочисленных степеней отличия и наград. Создана система теневых социальных отношений, представляющая угрозу для государственности. Отсутствуют доктрины национальной безопасности государства, обеспечивающие защиту граждан от теневых социальных отношений.
Коррумпированная Россия является самым слабым звеном Евразии. Коррупция наряду с терроризмом, алкоголизмом и наркотиками стала оружием массового уничтожения России. В техногенных катастрофах, пожарах и террористических актах все больший сегмент составляет коррупция. Российская партия власти напоминает «хромую лошадь», не способную создать эффективную вертикаль управления страной и обеспечить безопасность своим гражданам.
Технологии новейшей геополитики позволяют сконцентрировать уже имеющуюся негативную информацию во Всемирной сети для кибератаки против коррумпированного государства и нанести смертельный удар по легитимности власти. Кумулятивный эффект кибератаки многократно усиливается, если вместо площадного информационного «бомбометания» главный удар направляется против местной «элиты в законе». Ощущают ли эту угрозу «последние оплоты российской демократии», включая «выдающихся» функционеров партии власти и «полумёртвую» Государственную Думу Российской Федерации, покажет ближайшее время.
Мир вступает в эпоху мировой кибервойны, на фронтах которой будет формироваться идеология глобального сетевого общества на основе новой Реформации и Просвещения — борьбы за совесть и влечения к чести, против имитации истинной веры и действительности. И первыми в этой борьбе падут коррумпированные государства. Но пойдёт ли мировое развитие по созидательному сценарию, автор утверждать не в праве.

Владимир Дергачев ГЕОПОЛИТИКА МИРОВОЙ КИБЕРВОЙНЫ
Источник: dergachev.ru/analit/010411.html

зарегистрированно участников:
всего: 2852 | инициатив: 99 | экспертов: 340 | онлайн: Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist INSERT DELAYED INTO adv_stats ( external_id , type_id , user_agent , ip , time , request_uri, year, month, day, u_crc, user_id) VALUES ( '4217594168', '7', 'CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)', '54.224.121.93', '1498262958', '/materials/frip/wp-id_1228/', '2017','6','24', '766712298', '')Table 'experts4cs.adv_stats' doesn't exist SELECT * FROM adv_stats WHERE type_id='7' AND time>=1498262838 and user_id=0 group by u_crc0
Разработка сайта, поддержка
"Московская Интернет Компания"
Карта сайта Написать письмо На главную